"Бьёт – значит, сядет". Как в Казахстане ужесточат наказание для домашних агрессоров

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Президент поручил разобраться с домашними тиранами.

Этого момента особенно ждали активисты в сфере противодействия бытовому насилию. Президент Касым-Жомарт Токаев дал понять, что слышит их просьбы и требования об ужесточении наказания за насилие в семье. Глава государства дал поручение Генеральной прокуратуре изучить и решить эту острую проблему. О реакции экспертного сообщества рассказывается в сюжете "31 канала".

Дину Тансари можно смело назвать личным врагом всех бытовых агрессоров в Казахстане. Она уже много лет говорит о необходимости криминализации бытового насилия и уверяет, что нынешний закон только способствует увеличению числа таких преступлений. Ведь если 2020 году в фонд "НеМолчи" обратились 7600 человек, то в прошлом году их было уже 11 тысяч. В 90% случаев причина обращение – насилие в семье. Только ужесточение наказания может перевоспитать агрессора, считает активистка.

"Человек, который уже совершил побои, неважно, какой степени, – в первый раз должно быть 15 суток, во второй раз должна быть тюрьма не меньше года, – считает Дина Тансари. – И если это постоянно, систематически происходит, то сроки должны быть не меньше пяти лет".

По её словам, даже если супруги развелись, муж может по-прежнему приходить и избивать свою бывшую жену, а закон смотрит на это сквозь пальцы. Защитные предписания в нашей реальности – всего лишь бумага и никого не защищают.

Правозащитники считают: всё, что делалось до этого в сфере борьбы с бытовым насилием, – лишь косметические меры. Ведь лёгким вредом здоровью в законе до сих пор называют сотрясения, переломы, отбитые внутренние органы. Чтобы перевести их хотя бы в категорию средних, пострадавшая должна пролежать в больнице как минимум 21 день.

Юристы во многом разделяют позицию общественников и говорят, что сейчас насилие практически проходит безнаказанно.

"Будет административный штраф, но при этом она будет ходить по судам, будет подавать в суд на своего мужа, будет такая правовая дорога, чтобы его наказали штрафом. По идее, он может её бить, не убивая, платить штраф и в правовых рамках находиться нормально", – описал нынешнюю ситуацию адвокат Евгений Яворский.

Общественники призывают также внести в закон поправки о свидетелях и признать ими детей, которые чаще всего вынуждены видеть насилие. Эти психологические травмы не вылечить, а негативный опыт дети переносят во взрослую жизнь: насилие процветает на работе, в быту и в их собственных семьях.

Законодательство определяет четыре вида семейно-бытового насилия: физическое, психологическое, сексуальное, экономическое. И оно может происходить не только между супругами, живущими в зарегистрированном или гражданском браке, но и между людьми, которые ведут совместный быт. То есть жертвами могут стать и зачастую становятся матери, сёстры, келинки.

По словам руководителя кризисного центра "Жан-Сая" Управления социального благосостояния города Алматы Зульфии Байсаковой, половина преступлений в сфере семейно-бытовых отношений совершается в алкогольном или наркотическом опьянении. Другая половина совершается людьми, которые не умеют управлять своим уровнем агрессии. 

"Суды сейчас просто завалены делами о бытовом насилии, – подчеркнула Зульфия Байсакова. – Дебошир ведь не меняет своего поведения, поэтому полицейский по несколько раз в месяц выезжает на один и тот же адрес".

По статистике, в мире ежедневно 137 женщин умирают от рук членов своей семьи, а каждая третья хотя бы раз в своей жизни подвергалась физическому или сексуальному насилию.

Ежегодно в Казахстане  от бытового насилия погибает около 400 женщин, насилие происходит в каждой шестой казахстанской семье. Во время пандемии количество убийств в результата бытовых конфликтов увеличилось на 25%.


Читайте также:


Новости партнеров