Суд ответил на вопросы пользователей Facebook по делу акбулакского стрелка

В суде определили три наиболее волнующих пользователей вопроса и дали разъяснения по каждому из них.

В пресс-службе Алматинского городского суда ответили на вопросы пользователей социальных сетей, касающихся проблемного кредита, который привёл к выселению семьи акбулакского стрелка.

"У всех возникают три важных вопроса:

  • Почему банку позволили купить объект стоимостью в 184 млн тенге по цене вдвое дешевле – за 96 млн тенге?
  • Почему суд не отменил итоги электронных аукционов, посредством которых коммерческий объект и жилой дом проданы по очень низкой цене?
  • Почему вышестоящие суды не отреагировали на письмо судьи Алатауского райсуда, предложившего чтобы суды запрещали банкам (залогодержателям) выкупать на электронных торгах заложенное имущество?", – сообщили в суде.

Читайте также:


В пресс-службе дали разъяснения по каждому из этих вопросов.

Почему банк смог купить коммерческий объект в два раза дешевле?

Изначально объект был оценён в 184 млн тенге. Но это не рыночная его цена – это субъективная оценка профессионального оценщика. Такая оценка нужна для того, чтобы установить стартовую цену продажи на аукционе. Рыночная же цена объекта определяется на торгах и она зависит от спроса покупателей.

То есть 184 млн тенге – это стартовая цена. И конечная цена на аукционе может оказаться больше или меньше.

Порядок проведения электронного аукциона строго определён законом "Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей" и Правилами реализации арестованного имущества, напомнили в суде.

"Объект судоисполнитель выставляет на электронный аукцион etp.adilet.gov.kz, созданный Министерством юстиции. Это единая, общедоступная электронная торговая площадка, которую каждый месяц посещают около 90 тысяч потенциальных покупателей и продавцов. Объявление о предстоящих торгах публикуется на сайте за 10 дней до аукциона и одновременно размещается на других интернет-ресурсах по продаже имущества", – рассказали в пресс-службе.

Аукцион проходит в два этапа: сначала на повышение цены, если нет потенциальных покупателей, то на понижение.

"Покупателя на коммерческую недвижимость Дужнова и Демирчян с более высокой ценой, чем предложил  банк (96 млн тенге), не нашлось. Это не меньше половины стартовой цены (согласно статье 80 Закона об исполнительном производстве, цена не может быть меньше 50% от стартовой). Ещё раз подчеркнём: должники (два ТОО Дужнова и Демирчян, а также они сами) не обжаловали в суде продажу на аукционе коммерческого объекта. Это значит: они согласились с ценой по итогам торгов", – говорится в сообщении.


Читайте также:


Почему суд не отменил итоги электронных аукционов по продаже коммерческого объекта и жилого дома?

"По продаже коммерческого объекта: суд не вправе сам, без заявления человека отменять результаты торгов. Торги по продаже коммерческого объекта должники, как указано выше, не обжаловали. Поэтому суд их не рассматривал По продаже жилого дома: должники обжаловали торги лишь спустя восемь месяцев после их проведения, хотя закон на это даёт 10 дней. Тем не менее, суд рассмотрел иск и отклонил. Это решение тоже не обжаловано в горсуде", – объяснили в суде.

Юридически это означает, что должники согласны с принятым решением суда. Это с одной стороны. С другой – суд не мог принять иного решения, отметили в пресс-службе.

"Во-первых, есть долг, непогашаемый годами. Во-вторых, не было активных действий со стороны должников для его погашения. Да, на практике бывают дела, когда суд становится на сторону должников. Но это касается тех случаев, когда большая часть долга погашена и видно, что должник принимает все меры для уменьшения долга. Но эти должники ничего не делали. К тому же реализуемый на торгах жилой дом не был для них единственным жильём", – отмечается в сообщении.


Читайте также:


Почему вышестоящие суды не отреагировали на предложение судьи Алатауского райсуда?

Он предложил, чтобы суды запрещали банкам (залогодержателям) выкупать на электронных торгах заложенное имущество.

"Здесь судья не учёл две важные детали. Первая: суды обязаны подчиняться закону, даже если кто-то считает его несправедливым. Вторая: нормативное постановление Верховного суда не может подменять закон", – отметили в суде.

Согласно статье 319 Гражданского кодекса, в торгах имеет право участвовать любой субъект (юрлица, физлица), в том числе и залогодатель, и залогодержатель (банк). Статья 80 закона "Об исполнительном производстве" также не запрещает участие взыскателя.

"Таким образом, пока эти нормы законов действуют, суды не вправе запрещать банкам участвовать в торгах и выкупать залоговое имущество", – отметили в пресс-службе Алматинского городского суда.

Новости партнеров