В самом начале этой недели президент Касым-Жомарт Токаев собрал руководителей госорганов на антикоррупционное совещание.

Норме – 19 лет

Наибольшее возбуждение пользователей social media вызвали такие его слова:

"Если мы серьёзно хотим искоренить коррупцию, то, по моему убеждению, руководители госорганов должны подавать в отставку в случае коррупционных преступлений своих подчинённых. Принять или не принять отставку – это прерогатива главы государства, но заявление об отставке – обязательная мера. Таково моё видение антикоррупционного курса власти на среднесрочный период" (конец цитаты).

Собственно, возбуждаться не было никакой нужды: норма ответственности первых руководителей за коррупционные косяки подчинённых новостью не является, она появилась 19 лет назад. 10 марта 2000 года был подписан Указ Президента РК №357 "Об утверждении Положения о порядке прохождения государственной службы". В главе 3 "Прекращение государственной службы политическими государственными служащими" в седьмом пункте читаем:

"Политические государственные служащие, являющиеся руководителями государственных органов, акимами, подают в отставку в случае совершения коррупционных преступлений подчиненными государственными служащими, занимающими руководящие должности, назначенными ими, в отношении которых имеется вступивший в законную силу обвинительный приговор суда" (конец цитаты).

Если сравнить текст указа и заявление Токаева, заметим небольшое различие: в последнем случае упомянуто вступление в силу приговора суда, а в первом – возможность отставку не принять. Впрочем, наверняка и то и другое имелось в виду как само собой разумеющееся.

Щепетильный министр: чуть что – в отставку

Меня заинтересовало: а были со времени выхода указа прецеденты, когда большой начальник отвечал креслом за нечистоплотность подчинённых?

По крайней мере один случай я запомнил, и поиск в Google подтвердил, что у меня не аберрация памяти.

В самом конце 2013 года по подозрению в получении взятки в 100 тысяч долларов за содействие на тендерах был задержан вице-министр сельского хозяйства Муслим Умирьяев. Почти сразу его шеф, глава Минсельхоза Асылжан Мамытбеков заявил "о готовности уйти в отставку, если вина будет доказана". Менее чем через год, в октябре 2014-го, суд приговорил Умирьяева за взятку к 10 годам. Но и тогда Асылжан Мамытбеков продолжал говорить о том, что не верит в вину своего зама, и о готовности подать в отставку, хотя работу свою любит.

Что до Умирьяева, то спустя два года суд переквалифицировал ему статью на более мягкую, окончательно назначил четыре года и выпустил на пробацию. А в 2017 году бывшего вице-министра освободили по амнистии.

Однако Мамытбеков к тому времени МСХ уже не возглавлял. 5 мая 2016 года по итогам "земельных" митингов состоялось знаменитое расширенное заседание Правительства с участием Президента, где был уволен вице-министр национальной экономики Кайрат Ускенбаев, его непосредственный руководитель Ерболат Досаев заявил об отставке, а министру сельского хозяйства объявили выговор. На следующий день Асылжан Сарыбаевич подал прошение, и его удовлетворили. Как видим, с коррупцией подчинённого отставка связана не была.

Вот, пожалуй, и все случаи, когда всплывала норма указа. Даже, можно сказать, пол-случая, потому что карьера Мамытбекова из-за Умирьяева не пострадала. Да и то мы не знаем, чем руководствовался министр, заявляя о готовности к отставке: указом или собственными представлениями об ответственности за подчинённого.

Он не мог поступить иначе

Был ещё один, как сейчас говорят, "кейс" такого же уровня.

В сентябре 2008 года в добровольную отставку ушёл председатель Налогового комитета Минфина РК Нурлан Рахметов, после того как на взятке попался замначальника налогового департамента Алматы Нургалиев, а Нурлан Кусаинович его лично назначал.

Отрешая самого себя от должности, высокопоставленный налоговик сослался на корпоративный кодекс, принятый в Министерстве финансов: "И первым это обязательство (уйти в отставку, если кто-то из персонала коррупционировал. – Авт.) публично взял на себя я". По его словам, за два с половиной года 11 налоговых руководителей разного уровня, от районных до областных, по этому же поводу ответили должностью за подчинённых. А в отношении своего шага Рахметов сказал: "Я не мог поступить иначе, мои коллеги меня бы не поняли".

Больше подобных коллизий я не вспомнил. Кто назовёт ещё примеры, тому – лайк.

Невостребованный указ

Итак, что мы видим?

Во-первых, статистика свободных волеизъявлений пойти прочь с занимаемого поста из-за косяков подчинённых – так себе. Всего 1,5 случая с начала века, если считать казус главы Налогового комитета и за половинку – неудавшуюся попытку министра сельского хозяйства. Тем временем, по сведениям Касым-Жомарта Токаева, "ежегодно в стране регистрируется более двух тысяч коррупционных преступлений; привлекаются к ответственности в среднем свыше тысячи человек". Да и десятки коррупционных скандалов, гремевших в 2000-е, все были на слуху.

Во-вторых, любопытно, что г-н Рахметов, как и г-н Мамытбеков, демонстрируя души прекрасные порывы, не указывали при этом указ Президента от 2000 года, имевший, на минуточку, силу закона. Первый чиновник ссылался на корпоративный кодекс, а второй, очевидно, подразумевал под мотивацией поступка высокие морально-этические принципы. Как говаривал один мой знакомый майор, когда не хотел идти в часть: "Честь офицера не позволяет мне появляться на службе в нетрезвом состоянии".

Всё свидетельствовало в пользу того, что о норме, изложенной в указе, попросту забыли. И она не то что не являлась руководством к действию, а элементарно не работала. Не знаю, из-за своей ли невостребованности либо по другой причине, но 29 декабря 2015 года эта норма вместе с указом были признаны утратившими силу.

Австрийский скандал

В эти дни в Австрии разгорается скандал. Ушёл в отставку вице-канцлер Хайнц-Кристиан Штрахе, лидер правой Партии свободы.

Вот что пишет Gazeta.ru: "Причиной стало видео, на котором показана встреча политика, прошедшая 24 июля 2017 года на Ибице с "русской миллионершей" Алёной Макаровой (она представилась племянницей олигарха Игоря Макарова, каковой факт тот опроверг. – Авт.). Фрагменты ролика обнародовал ряд австрийских СМИ... Штрахе якобы обсуждал с россиянкой получение помощи на выборах 15 октября 2017 года, а также оказание ей помощи в покупке доли одного из австрийских СМИ. По итогам того голосования Штрахе стал вице-канцлером Австрии" (конец цитаты).

Глава правительства, канцлер Себастьян Курц прошение об отставке федеральному президенту Александру ван дер Беллену пока не подавал.

Как не подавал судебный иск к СМИ о защите чести и достоинства херр Штрахе. На Западе принято по-другому: появился на тебя громкий компромат – даже если обвинения не доказаны, добровольно уйди с поста, чтобы не бросать тень на правительство, партию, любимых руководителей или своё окружение, а уж потом судись.

Конский компромат

Раз Касым-Жомарт Кемелевич решительно настроился на борьбу с коррупцией и реанимировал полузабытую норму, тут бы её и применить. Тем более что за примером далеко ходить не надо. Есть совсем свежий повод. Как мне поначалу показалось, вполне годный.

20 мая СМИ сообщили, что министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев по согласованию с Администрацией президента снял с поста начальника Департамента полиции Атырауской области Аяна Дуйсембаева.

Причиной стал жеребец, которого получившему новенькие погоны генерал-майору, как писали в прессе, подарил не названный бизнесмен. Одаренный полицейский не преминул поселфиться, да ещё на видео. Это его и сгубило.

Но я нигде не читал, чтобы Ерлан Заманбекович вместе с представлением об освобождении Дуйсембаева подал в АП и прошение о собственной отставке.

Ой! Проклятая невнимательность! Я не вчитался в заметку. Оказывается, генерал потерял кресло не за коррупцию, а за "нарушение служебной этики". Прошу меня простить великодушно.

Кто ж не знает, что между этими понятиями – пропасть, а преступление нельзя путать с проступком!

21 мая вице-министр внутренних дел Алексей Калайчиди, занимавшийся расследованием инцидента с Дуйсембаевым, подтвердил: "Это не коррупция". Он уточнил также, что генерала не уволили, а освободили от должности: он находится в распоряжении МВД, пока ему не подыщут подходящую нижестоящую должность.

Да и вообще, как выяснилось, конь оказался как бы и не подарком вовсе, а "знаком внимания", начальник полиции вроде взобрался на него лишь для того, чтобы попозировать – ну, это как с обезьянкой фотаются в Таиланде. И потом вернул мерина владельцу.

А вся вина Аяна Дуйсембаева заключается вот в чём: "использование служебных авто не по назначению, оставление места дислокации в период усиления, отвлечение других руководителей от службы".

Это, конечно, всем грехам грехи. Ни один из казахстанских бастыков, включая полицейских, ни в чём подобном замечен не был. Иначе все они были бы лишены должностей и переведены в кадровый резерв.

К чему я это пишу? Да просто сомневаюсь, что Касым-Жомарта Кемелевича завалят заявлениями "по собственному" сановники, чьи подчинённые, не ровён час, проштрафятся. И он может не отвлекаться от текущих дел, включая предвыборные.

P.S. Вы заметили, что я ни разу не употребил слово "репутация"?..

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter