Окончание. См. начало:

Жанна Исабаева: Мои фильмы выходят вопреки Министерству культуры

Жанна Исабаева: До YouTube у меня никогда не было контакта со зрителем

Жанна Исабаева: Думаю, мне не дают деньги ещё и потому, что я женщина


Вадим Борейко: – Я подумал, что причина недооценки и игнора ваших фильмов не только в том, что вы снимаете "не то" и "не так", и не в одном лишь мужском сексизме. На мой взгляд, она пошире. У нас в полной мере проявилась поговорка "Нет пророка в своём отечестве". Можно ещё вспомнить апостола Фому, который сомневался: "Что хорошего может выйти из Назарета?"

Мне кажется, "наверху" есть глубокое внутреннее неверие в то, что у нас в стране может появиться что-то путное, талантливое. Хотя настоящий талант, как трава, имеет свойство пробиваться сквозь любой асфальт.

Лицом к лицу талант не увидать

Можно привести массу примеров тому, как в Казахстане не умели разглядеть талант и признавали заслуги человека только после того, как он добивался успеха за рубежом.

Самый показательный – певец Димаш Кудайберген. Стоило ему получить известность в Китае, как его сразу стали тащить в "Нур Отан".

Жанна Исабаева: – Головкин! Он же сам пробился. (Геннадий Головкин становился чемпионом мира среди любителей в 2003 году, брал серебро Олимпиады в 2004-м. Но стал объектом фанатичного поклонения в Казахстане лишь после того, как сделал самостоятельную карьеру в профессиональном боксе в 2010-х. Живёт в Лос-Анджелесе. – Авт.)

В.Б. – Возьмём родное вам кино. Российский фильм "Айка". В главной роли – казахстанская актриса Самал Еслямова. Режиссёр – уроженец Чимкента Сергей Дворцевой, снявший 10 лет назад прекрасный фильм "Тюльпан" о казахском ауле.

Ж.И. – И фильм "Айка" снят на российские деньги!

В.Б. – Только после того как Самал получила в Каннах-2018 приз за лучшую женскую роль, её с Дворцевым стали привечать на Левом берегу в Астане, а "Айку" отправили на "Оскар" от Казахстана. И картина вошла в шорт-лист в номинации "Лучший фильм на иностранном языке". Азиатская киноакадемия признала Самал лучшей актрисой Азии. Это серьёзные достижения.

Или Тимур Бекмамбетов, не только ставший одним из самых успешных (в том числе коммерчески) российских режиссёров, но и добившийся признания в "Голливуде" с фильмом Wanted ("Особо опасен", 2008 г.), что нечасто с кем-то из неамериканцев случается.

Ж.И. – Да, Тимуром у нас гордятся. Но он всё же отстранённо себя ведёт. Его нельзя, как медаль, нацепить на себя и таскать. Он не welcome (не приветствует это. – Авт.).

Где родился, там не пригодился

В.Б. – Но всё же одно дело – не уметь разглядеть таланты, а совсем другое – сознательно не давать им расти. На позапрошлой неделе на Informburo.kz было опубликовано моё большое интервью с казахстанской учёной Айымгуль Керимрай. Она рассказала, как научные проекты, получившие высокую оценку зарубежных экспертов, нужные стране, обществу, экономике, зарубаются по непонятным причинам на национальных научных советах и не получают финансирования.

После публикации мне скинули ссылку на видеозапись заседания комиссии по научной этике. Там учёный спрашивает академика Мурата Журинова: "Меня лишили возможности реализовать мой проект. И куда мне теперь?" И председатель комиссии, возглавляющий Национальную академию наук в течение последних 15 лет, отвечает ему: "Что вы меня пугаете? Уезжайте! Более талантливых найдём. Пусть уезжает!" Я реально был в шоке. Стал узнавать, каковы масштабы утечки научных мозгов за границу: оказалось, такая статистика даже не ведётся.

Словом, поговорка "Где родился – там и пригодился" здесь не работает.

У нас что, так много талантов, чтобы ими разбрасываться? Или такой переизбыток людей в стране, что с десятками тысяч уезжающих на ПМЖ за кордон расстаются безо всякого сожаления, словно это совсем не проблема?

Почему не ценятся мозги

Ж.И. – Мозги ценятся в тех странах, где высшей ценностью является человеческая жизнь. А наша жизнь – копейка, она ничего не стоит. Наше общество находится в состоянии… не могу сказать "варварском", но в недоразвитом. Мозги не ценятся вообще. Посмотрите, кто нами руководит. Не те, кто заслуживает своих должностей, а те, кто соответствует набору психологических и моральных качеств, среди которых главное – лояльность к системе, готовность на всё. Набрали верных, а теперь требуют, как с умных.

С другой стороны, власть одурманивает. Получает человек должность – и с ним через год разговаривать невозможно: настолько он отрывается от реальности. Причём сами – нищеброды, приехали из аулов, где ходили в туалет с дыркой, вылезли из трущоб и помоев.

Я как-то сумбурно отвечаю. Вы хоть понимаете, о чём я говорю?


На съёмках фильма Бопем / Фото из архива Жанны Исабаевой

В.Б. – Я и сам думаю в том же направлении, только другими словами выражаю. В центре общества, которое развивается нормально, находится средний класс, придающий устойчивость всей конструкции. Его представитель – это прежде всего умелый мастер своего дела и ответственный хозяин. В центре нашего общества стоит чиновник, чаще всего утративший прикладные профессиональные навыки (если они у него были) и избегающий ответственности. Такая система отторгает талант как таковой, поскольку он востребует парадоксальное, самостоятельное и независимое мышление, а она подразумевает единомыслие.

Ж.И. – Тут я с вами не согласна. Например, советская система была хороша тем, что даже в условиях идеологической несвободы талантам давали дорогу.

В.Б. – Имею в виду систему, сложившуюся у нас.

Ж.И. – Она получилась хуже, чем была в Советском Союзе. Тогда ценили мозги. Помните, какое раньше уважение было к учёным, к врачам? Сейчас скажут, что Исабаева ностальгирует по Советскому Союзу. Пошли на хер! Что было хорошего, того не отнять.

В.Б. – Завершу тему невостребованности талантов и неверия ни во что своё анекдотичным примером. Люди, близко знавшие Рахата Алиева, рассказывали мне, что он не принимал даже казахстанский анальгин – только российского или европейского производства.

"Трудности меня вдохновляют"

Ж.И. – Я тоже завершу эту тему, но по-своему. С моей стороны, сидеть и ждать, пока кто-то в меня поверит на родине, – самое бесперспективное и унылое занятие, какое я могу себе позволить. Мои фильмы знают там, где надо знать. Я бываю на международных кинофестивалях, получаю награды, я обласкана зарубежной критикой: Hollywood Reporter раз шесть писал лестные рецензии на мои фильмы. У меня есть признание, которое греет мою душу и которое вдохновляет. Я не хочу, чтобы после прочтения этого интервью у кого-то сложилось впечатление, будто я тут сижу, волосы на себе рву и жду, когда же меня на родине признают. Да мне посрать! Мне вообще пох, признает меня какой-то чиновник грёбаный или не признает. Мне пое…ать, честно. Извините за мат.

В.Б. – Ничего страшного. Он был органичен.


Нас съёмках фильма "Отвергнутые"

На съёмках фильма "Отвергнутые" / Фото из архива Жанны Исабаевой

Ж.И. – Потому что – кто такой этот чиновник? В моей системе координат он дырка от бублика, чмо. В Казахстане есть человек пять, которых я уважаю и чьё мнение для меня ценно. Вот если они скажут, что я сняла дерьмо – я плакать буду.

А чиновникам я даже благодарна – за то, что они мне не мешают. Мы в параллельных измерениях существуем.

Мне, конечно, было бы приятно, если бы меня признали на родине. С другой стороны, мне западло быть ими обласканной – чтобы они медальки мне вручали. Вот такое вот противоречие.

В.Б. – Мы же говорим не столько о непризнании вас лично, сколько о том, что талант и система не могут смешаться, как масло и вода.

Ж.И. – Трудности меня вдохновляют. Помню, когда я с очень "жирной" работы уходила на вольные хлеба – снимать кино, мой шеф орал на меня: "Ты никогда не снимешь ни одного фильма, потому что ты женщина! Ты женщина, и поэтому тупая! Ты на коленях сюда приползёшь сюда и будешь целовать мои пятки, чтобы я взял тебя обратно!" Я встала и сказала: "Спасибо вам огромное. Раньше у меня были сомнения, но теперь вы последние развеяли. Теперь я точно знаю, что буду снимать кино!" И мне реально хотелось его расцеловать.

И это всё о ней

Жанна Исабаева, член Азиатской киноакадемии, автор сценариев, режиссёр и продюсер полнометражных художественных фильмов:

"Карой", 2007 год ("Неделя критики" международного кинофестиваля в Венеции, приз "За выдающуюся операторскую работу" МКФ в Ханты-Мансийске, номинация "Лучший режиссёр Азии 2007" кинопремии Asian Pacific Screen Awards – "Азиатский Оскар").

"Ойпырмай, или Дорогие мои дети", 2009 год (специальный приз жюри и приз кинопрессы открытого кинофестиваля СНГ и стран Балтии "Киношок", "Приз за лучшую режиссуру" МКФ "В кругу семьи").

"Теряя невинность в Алма-Ате", 2011 год (МКФ в Варшаве).

"Нагима", 2013 год (Gala Presentation МКФ в Пусане, 2013; программа "Форум" Берлинского МКФ 2014; Гран-при МКФ в Довиле, Франция; диплом NETPAC на Московском МКФ, 2014; Гран-при МКФ Zagora, Марокко; Гран-при МКФ "Panorama Internacional Coisa de Cinema", Сан-Сальвадор, Бразилия; Гран-при Golden Hanoman Awards МКФ NETPAC Asian Film Festival (JAFF).

"Бопем", 2015 год (МКФ в Варшаве).

"Света", 2017 год (главный конкурс Токийского МКФ, номинация "Лучшая актриса Азии 2018" кинопремии Asia Pacific Screen Awards для исполнительницы главной роли Лауры Королёвой).

"Отвергнутые", октябрь 2018 года.

Автор сценария, режиссёр телевизионных сериалов "Цена свободы", "Отдел особого назначения" для казахстанского телеканала КТК. Автор идеи, режиссёр, продюсер исторического документального цикла "Декоративно-прикладное искусство казахов" для АО "Агентство "Хабар".

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter