Натан Сэйлс, исполняющий обязанности замминистра США по вопросам безопасности, демократии и прав человека, посол по особым поручениям по вопросам борьбы против терроризма Госдепартамента США встретился с журналистами, рассказал о цели визита и объяснил позицию США в вопросах безопасности граждан, мирных митингов, осудил действия КНР и рассказал о сотрудничестве с Казахстаном. Кстати, последнее, по словам посла, и есть основная цель визита.

Соединённые Штаты заявляют о готовности помочь Казахстану с реабилитацией и интеграцией репатриированных граждан. Речь идёт о предоставлении современных методик психологического восстановления. В ближайшее время в Алматы состоится семинар Strong cities’s network, где представители различных государств будут делиться опытом по реабилитации и реинтеграции.

– На сегодня самый большой вызов – это тысячи и тысячи иностранных боевиков-террористов, которые были захвачены в Сирии, – говорит Натан Сэйлс. – После падения так называемого халифата более 2000 иностранных боевиков-террористов содержатся сегодня в Сирии в заключении под стражей демократических сил Сирии. Около 70 000 членов-семей данных иностранных боевиков-террористов находятся в лагерях для перемещённых лиц.

Я сегодня нахожусь в Нур-Султане, потому что Казахстан стал глобальным лидером в вопросах репатриации своих граждан из Сирии. Правительство страны предприняло огромные усилия для того, чтобы сотни людей вернуть из зон конфликта, для того чтобы провести судебное преследование, а также для реабилитации и реинтеграции данных лиц, в частности детей.

Казахстан на сегодня представляет ту модель, которой может следовать весь мир. И США готовы помочь всеми возможными доступными путями, для того чтобы эта деятельность Казахстана была более эффективной.

Я хотел бы сказать несколько слов о противодействии насильственному экстремизму, который является инструментом борьбы с терроризмом для профилактики радикализации и вербовки. В противодействии радикализации силам безопасности необходимо соблюдать гражданские свободы. Мы часто видим примеры того, как люди становятся восприимчивыми и уязвимыми, если нарушаются права и свободы человека, если у них нет доступа к прозрачным эффективным механизмам, если нет доступа к образованию и занятости. Для того чтобы вести профилактику терроризма, необходимо работать с такими факторами, которые только способствуют радикализации.


Читайте также: "Было страшно за свою жизнь". Монолог казахстанки, вернувшейся из Сирии


Мы отвергаем возможность применения законодательством противодействия терроризму для репрессий в отношении каких-либо меньшинств, в том числе религиозных. Как мы видим на примере Коммунистической партии КНР в Синьцзян-Уйгурском автономном округе, где идёт давление на местное мусульманское уйгурское население. Как отмечал госсекретарь США Майкл Помпео, США не считают эту деятельность КНР легитимным противодействием терроризму, мы расцениваем это как религиозные репрессии.

– Скажите, как США оценивают работу Казахстана по возвращению граждан из Сирии? И как в самих Штатах проводят подобную работу?

– Казахстан является мировым лидером в этом вопросе. Было принято смелое решение по возвращению сотен граждан. Несколько боевиков и несколько сотен женщин и детей. Мне удалось посетить один из реабилитационных региональных центров в Караганде и своими глазами увидеть работу профессионалов: это и представители духовенства, и детские психологи, и представители Министерства образования и науки, а также других государственных органов.

Весь мир должен обращать внимание на то, что происходит в Казахстане. Потому что уроки, которые проходят здесь, будут полезны всему миру.

Мы очень внимательно наблюдали за этим процессом (операцией "Жусан". – Авт.), но не оставались только в статусе наблюдателя, также оказывали всевозможное содействие. И то, что мы увидели в ходе работы, вселяет энтузиазм. Мы видим, что не только Правительство Казахстана максимально применило все свои ресурсы, но также и частный сектор, и лидеры духовенства, которые могут противостоять ложному учению, медицинские сотрудники и психологи. Мы видим, что это целостный подход, который может взять за основу весь остальной мир.

Что касается США, у нас цифра значительно ниже, у нас меньше граждан отбывало в Сирию и Ирак. Политика такова: если в зоне конфликта захвачены американские граждане, они возвращаются в США и подвергаются судебному преследованию. Так же, как и в Казахстане. Если это дети – а у нас несколько детей американских граждан были репатриированы, – они получают психосоциальную реабилитацию. И мы обращались ко всем странам, что они должны заниматься репатриацией своих граждан самостоятельно, не ждать, что помощь придёт откуда-то извне. Это не просто слова, это реальные дела. Мы показываем пример собственными действиями.


Читайте также: Заявление Токаева: Из Сирии эвакуировали 171 ребёнка


– В связи с последними событиями, как, по вашему мнению, скажется военная кампания Турции на развитии конфликта в Сирии? Есть мнение, что турецкие власти сознательно выталкивают группировки террористов в другие регионы, в частности, в Центральную Азию.

– Президент Трамп чётко выразил позицию, что США против каких-либо односторонних военных действий со стороны Турции на северо-востоке Сирии. И США никаким образом не будут поддерживать подобные операции. Что касается обоснованных опасений Турции по безопасности, здесь положительным выходом будет использование дипломатических переговоров, чтобы создать некую безопасную зону. И здесь позиция США совпадает с позицией наших союзников и партнёров против позиции Турции в данном вопросе – Германией и Францией.

– Когда США выведут свои войска из Сирии, учитывая, что президент Трамп заявлял о выводе?

– В декабре 2018 года Трамп объявил о том, что США не остаются в Сирии навсегда. Но он утвердил в Сирии ограниченный контингент войск США, который будет выполнять определённые важные задачи. Это окончательная победа над исламским государством после разрушения халифата. Мы продолжаем следовать данной политике. И хотя Министерство обороны может принять решение о перемещении сил внутри Сирии для того, чтобы обеспечить их безопасность, мы всё равно пока остаёмся там.


Читайте также: Сирийский конфликт: ждать ли установления мира после астанинских переговоров?


– Как вы боретесь с финансированием терроризма и рекрутингом бойцов для ИГИЛ в своей стране?

– Противодействие финансированию терроризма – это один из мощнейших инструментов, чтобы ослабить нашего противника. Это лишение противника его ресурсов. И один из инструментов, который мы эффективно используем, – это наши санкции. С момента избрания Трампа президентом десятки террористических группировок были обозначены в санкционных списках, это группы ассоциированы с Аль-Каидой, с ИГИЛ, с текущим иранским режимом, включая Хезболлу. Таким образом через подобные инструменты осуществляется финансовое давление на данные группировки. Когда мы лишаем финансовых возможностей террористические группировки, естественно, они не могут применять никаких мер. Противодействуем онлайн пропаганде. Например, так называемое Исламское государство показало себя очень искушённым в социальных сетях, интернете. Поэтому важно работать с компаниями, которым принадлежат эти соцсети, это Facebook и Twitter, чтобы у них были полномочия выявлять такой террористский контент и его удалять.

– В Казахстане не было терактов, несмотря на близость к странам, где существуют радикализированные группы. В чём секрет безопасности Казахстана, на ваш взгляд?

– Никакого секрета противодействию терроризму нет. Все знают, что делать, и формула достаточно простая: применять санкции, чтобы пресечь финансирование, контроль, и блокировать незаконный террористический контент в интернете, обеспечивать безопасность своих границ, обеспечить работу правоохранительных органов, чтобы они вели расследование и судебное преследование террористических преступлений с соблюдением прав человека и с точки зрения верховенства права. Этим занимались США, но они не обладают монополией на этот рецепт. Мы уверены, что все другие страны поступают так же в борьбе с терроризмом.


Читайте также: Полицейских и психологов в РК будут обучать работе с экстремистами в колониях


– Вы говорили о сотрудничестве с Казахстаном. Не могли бы вы рассказать о развитии этого сотрудничества в области обороны и борьбы с терроризмом? Что изменилось в том вопросе после смены власти в РК?

– Казахстан уже какое-то время является сильным партнёром США в борьбе с терроризмом. Мы работаем в рамках противодействия терроризму по усилению безопасности границ. Работаем по обмену информацией на тему перемещения террористов, а также на тему сотрудничества в области правоохранительных органов. И всё это вместе сводится к ценному и плодотворному сотрудничеству в области противодействия терроризму.

Со стороны президента Токаева мы видим чётко выраженную политическую волю к более тесному сотрудничеству с США и мы воспользуемся данной возможностью, чтобы укрепить наше партнёрство.

– Во время несанкционированных митингов полицейские часто применяют силу, для того чтобы разогнать собравшихся. По вашему мнению, где грань между оправданной жестокостью (водомёты, дубинки, газ) и нарушением прав человека?

– Я не юрист, но отвечу на вопрос с точки зрения обычного американского гражданина. Мы в США всегда оберегали фундаментальные свободы: свободу слова, вероисповедания, мирных собраний. Для всех государств важно позволять своим гражданам свободно выражать своё мнение в общественном пространстве, даже если их позиция противоречит официальной политике государства. И именно таким образом строятся фундаментально сильные и устойчивые общества.

– Но ведь и в США митингующих разгоняют силой…

– Бывают определённые обстоятельства. Но в целом мы считаем, что мирные протесты – это необходимая часть в любом обществе. Когда вы позволяете гражданам свободно высказывать своё мнение, это позволяет снять определённое напряжение. То есть когда реализация свобод на мирные собрания становится рутинным явлением, это некий клапан, через который спускается общественное напряжение.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter