Статистика Covid-19
в Казахстане:
Заразились:
179 720
Выздоровели:
161 758
Умерли:
2 495 (26.01.2021)
Коронавирусная
пневмония:
Заразились:
47 445
Выздоровели:
35 220
Умерли:
558 (26.01.2021)

Елжан Биртанов: Всё больше среди заражённых будет беременных, людей с травмами и инфарктом

Министр здравоохранения Елжан Биртанов дал эксклюзивное интервью "31 каналу".

Министр здравоохранения Елжан Биртанов в программе "Коронавирус: не істеу керек" на "31 канале" рассказал, когда ожидается пик эпидемии в Казахстане, как он будет развиваться, получат ли медики в регионах надбавки, а также представил новые правила, по которым будут работать больницы.

"Мы перешли ко второй стадии – выявлению скрытых очагов инфекции"

– Елжан Амантаевич, сегодня в Казахстане подтверждён 1331 факт заражения коронавирусом (по данным на 16 апреля). Долгое время в лидерах по количеству инфицированных был Нур-Султан, но недавно первое место занял Алматы, где уже 393 пациентов с Covid-19. Расскажите, на каком этапе произошел сбой, что случилось?

– Никакого сбоя нет. Темпы развития инфекции в Алматы и других регионах на самом деле ожидаемые, прогнозируемые. Это инфекционное заболевание передаётся от человека к человеку при контакте. Поэтому первая задача – снизить количество бытовых контактов. Карантин хорошо на это повлиял. Уровень передачи инфекции в Алматы мы снизили до низких цифр – менее 1%. Даже были дни, когда единичные случаи регистрировали.

Мы перешли ко второй стадии – выявлению скрытых очагов инфекции в коллективах, которые не ушли на карантин. Это медработники, полиция, организации, в которых непрерывный производственный цикл, ну и группы, которые находятся на изоляции. Это следственные изоляторы, дома престарелых и так далее.

По ним активная работа в Алматы началась неделю назад. В Нур-Султане эта работа тоже проводится. В своё время такая же работа начнётся и в других регионах. Поэтому сегодняшний пик – ожидаемый. Чтобы выявить как можно больше заражённых, мы проводим тестирование.

Конечно, всех сильно пугает, а нас огорчает тот факт, что основная категория этих выявлений пришлась на медицинские организации. Это, с одной стороны, ожидаемо. Как бы нам ни хотелось, это невозможно предотвратить. Во всех странах есть тот или иной процент заражённых среди медиков, но тем не менее для нас это ЧС. Мы разбираемся с ней, расследуем. Главное, тщательно разобраться, понять причины и сделать так, чтобы такого больше не повторялось. Соответствующие выводы мы уже сделали. Уже изменены определённые подходы.

Для каждого этапа эпидемии есть своя тактика. То есть в январе у нас была одна тактика, в феврале – другая, всё зависит от развития эпидемии в стране и мире. На данном этапе мы переходим к следующей стадии.

В Алматы и Нур-Султане мы вовлекаем другие больницы, не только инфекционные, чтобы работать с потенциально заражёнными пациентами. Вопрос не в том, что один больной пришёл в больницу и смог всех заразить, а потом в больнице эта инфекция передалась. Это факт.

Другой вопрос, что сейчас будет всё больше и больше больных: беременных, людей с травмой, инфарктом, инсультом, которые параллельно ещё могут быть заражены. И этих больных невозможно лечить в инфекционных больницах, поскольку они предназначены для лечения только лишь инфекции.

Поэтому мы сейчас в каждом регионе переформатируем многопрофильные больницы на работу в формате инфекционной больницы. Это означает в первую очередь готовность медработников к защите себя и, самое главное, к защите пациентов.

"Заражённые приходят в больницы"

– Вы сказали, что это ЧС. 15 апреля стало известно о том, что в Алматы заражены 182 медработника одной больницы. Главный санитарный врач города Айзат Молдагасимова сказала, что медики пренебрегали мерами защиты, в ответ врачи решили подать в суд. Каково ваше мнение по этой ситуации, где могла произойти ошибка? Есть ли результаты начатого расследования?

– Проверка началась. Чтобы разобраться в ситуации, направлен зампредседателя Комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг Нурхан Садвакасов. Он приступил к работе. Конечно, это непростая ситуация, необходимо тщательное изучение, если понадобится – и с привлечением других госорганов. Но это не первый случай инфекции в больнице. У нас уже были подобные ситуации в Нур-Султане, в нескольких больницах Атырау, Павлодара.

Вместе с тем это понятная ситуация для эпидемиологов. Назовём её вспышкой внутри больницы. Конечно, причина только одна: заражённый пациент или сотрудник занёс в больницу вирус, где всё мгновенно распространилось. Но нужно честно признаться, что к такой ситуации наши больницы готовились загодя.

В каждом случае, будь то инфекция или пандемия, могут быть такие сложности. Но ответственность руководителей каждой организации – это безопасность пациентов. Работа санитарных врачей – изучить проблему, найти истинные причины, довести до сведения населения и ввести необходимые меры. Задача санитарной службы – найти источник не для того, чтобы определить кто виноват, а чтобы понять поведение инфекции. Это новая инфекция.

Читайте также: "Нас кинули под танки". История массового заражения врачей в алматинской больнице

По поводу мер безопасности в Алматы – это забота и ответственность каждого медицинского работника. Введён специальный алгоритм, согласно нему обучили работников инфекционных больниц, проводили инструктаж. Я считаю, что необходимо ввести дополнительные меры.

Это не инфаркт, это инфекция. Заражённые приходят в больницы. Когда они туда приходят, они контактируют с врачами, медсёстрами. Если в этом медучреждении не введены меры безопасности, то, конечно, высока вероятность, что инфекция будет распространяться среди медиков. Это мы сейчас видим и контролируем.

"Будут заражены до 3,5 тысяч человек"

Вы прогнозировали ранее, что на пике инфицирования число заразившихся может составить 3,5 тысячи человек. Изменился ли прогноз на сегодняшний день и когда ожидать пика и снижения?

– Да, мы прогнозировали, что пик эпидемии придётся на середину апреля. Такие пики проходили во всех странах, поэтому мы строим (прогноз. – Ред.) из общих эпидемиологических механизмов. Они практически идентичны во всех странах. Мы сейчас проходим этот пик, и во многом тактики стран такие, что именно на высоте пика активизируется тестирование населения. Затем – за счёт того, что основная масса скрытых очагов выявлена, всё идёт на спад. В целом за период март-апрель-май мы прогнозировали от 3 до 3,5 тысячи пациентов. Пока мы в этом горизонте.

Но есть казахстанская специфика – расстояния между населёнными пунктами играют роль, то есть у нас нет единого пика. Пик в крупных городах более или менее совпал, поскольку завоз инфекции пришёлся на два крупных города практически одновременно, но затем инфекция попала, условно, в Костанай. Теперь каждый регион должен пройти свой пик, и когда мы эти все пики сведём вместе, то у нас получится такое волнообразное течение.

Исходя из того, что наибольшее количество больных мы, как и ожидали, наблюдаем в двух крупных городах, можно сказать, что это основной страновой пик.

"Все медучреждения страны будут работать по принципу инфекционных больниц"

– Как можно объяснить, что среди заболевших врачей в Алматы есть травматологи, хирурги, гинекологи? Они вроде не участвуют в лечении заражённых?

– Болезнь не выбирает специалистов. Если поступила беременная женщина, то риск заражения будет у акушера-гинеколога. ЦГКБ – это многопрофильная больница, где для лечения больных привлекаются специалисты разных профилей. Я сам начинал карьеру в этой больнице, работал медбратом, прекрасно знаю, как работает больница. Работа там поставлена на поток, и конечно, даже если один больной попадёт, то высок риск, что инфекция быстро распространится. Это очень высокозаразная инфекция.

Разумеется, то, что произошло, – это в определённой степени закономерно. Мы видим нестандартные, неожиданные повороты: люди, которые показывают полностью характерную клинику пневмонии с Covid-19, но при этом у них отрицательные анализы. У людей, которые вроде выздоровели, затем появляются симптомы. Люди бессимптомные на 14-й день заболевают. Поэтому это не так просто, как кажется, ещё раз говорю, это не грипп и не простая болезнь, с которой любой врач мог справиться.

Исходя из этого, нам необходимо постоянно изучать и обмениваться опытом со своими коллегами, что мы и делаем. Я потому ещё раз хочу нашим медикам сказать: ребята, изучайте литературу, мы ежедневно высылаем вам на почту, во все чаты ежедневные дайджесты, публикации и все протоколы.

Буквально сегодня утвердили новый протокол, уже шестая редакция, там все научно доказанные технологии есть. По любым вопросам вы можете звонить и советоваться. Есть чаты, закреплённые главные специалисты, каждого больного практически ведём мы здесь. В Нур-Султане я сам разговариваю с заведующими отделениями, они мне докладывают. То есть сейчас все вовлечены, не нужно думать, что вас это не коснётся. Готовьтесь к тому, чтобы встретить этих больных.

Мы прошли ту стадию, когда были единичные болезни, заболеваемость у нас была низкая, и мы справлялись в рамках инфекционных больниц и провизорных стационаров. Мы видим, что инфекция трудноуправляемая. Пока у нас не высокие показатели заражения: порядка 5-6 человек на 100 тысяч человек. В некоторых странах она уже перевалила за 200 человек на 100 тысяч населения, то есть в разы больше.

Даже самые развитые страны с передовыми санитарными службами не избежали заражения. Нужно быть готовым к тому, что любой врач может столкнуться с пациентом с коронавирусной инфекцией. Настороженность должна быть у всех, соответствующее решение мы сегодня приняли.


Интервью Елжана Биртанова 31 каналу


Все медучреждения страны: поликлиники, районные больницы, скорая помощь, плановые стационары, неплановые стационары будут работать по принципу инфекционных больниц. Всех больных вы будете принимать, обязаны принимать через шлюз, через изолятор как заражённого больного. После диагностики и исключения инфекции будете приступать к лечению. Если экстренная ситуация, операция, значит, его надо оперировать при полном обеспечении собственной безопасности и безопасности пациента. Это не просто, это требует тренировки, начинайте это делать сейчас.

"Алматы – густонаселённый город, понятно, что количество заражённых будет высоким"

– Экс-главврач больницы в Алматы, где вспышка коронавируса, в социальной сети написал, что по приказу управления общественного здоровья отделение пульмонологии принимало вирусных больных. "Мы могли бы не принимать этих пациентов, но эта была мина замедленного действия, нас об этом не предупредили", – цитата Алмаза Джувашева. Это подтвердили и врачи больницы. Была ли возможность открыть провизорный центр в другом месте?

– Это предложение мы сами дали управлению общественного здоровья Алматы: о том, что больницу необходимо использовать в качестве провизорного центра. И надо было скорее начать эту работу. Растянулось это. За забором инфекционная болезнь. Я сказал, в инфекционной больнице у вируса нет возможности. Однако из-за того, что Алматы – густонаселённый город, там высокая плотность населения, уже понятно было, что количество заражённых будет высоким.

В сложившейся ситуации об открытии провизорных стационаров я говорил и сейчас считаю, что это правильное решение, но для этого нужно как следует подготовиться. Что такое провизорные стационары? В наши стандартах прямо прописано: это больницы, стопроцентно работающие для инфекционных стационаров. Это необходимо чётко выполнять.

"Я буду биться за каждого медработника"

– К журналистам обращаются врачи из разных регионов с разными проблемами. Например, фельдшеры скорой помощи Тараза и Нур-Султана говорят, что на вызовы им приходится выезжать в защитных костюмах, которые ранее уже были использованы. Врачи скорой помощи Караганды жалуются, что им не начисляют надбавок. Как вы можете прокомментировать эту ситуацию, что вы можете им ответить?

– Мы открыли электронную почту, да и в целом все наши каналы связи работают. По всем этим случаям разбираются специально созданные комиссии. Для этого мы приказ приняли. Дали телефоны, контакты этих комиссий. Там представители общественности – это люди, которым медики доверяют и верят, представители профсоюза. Комиссия создана, чтобы этот процесс был прозрачным.

У меня 240 тысяч медработников, я их очень ценю и уважаю. Была бы моя воля, я бы выдал каждому премию, но сегодня ситуация такая – в марте около 20 тысяч медработников были непосредственно вовлечены в борьбу с коронавирусом, в марте, не сегодня. В апреле их гораздо больше. Речь шла о начислении за март, за первую неделю марта, когда у нас не было больных, за вторую неделю марта, когда у нас появились больные. Постепенно количество вовлечённых медиков увеличивается.

Читайте также: История Толкынай Ордабаевой из Мерке. Как сельский врач поставила на уши Facebook и Минздрав

Мы эти доплаты по поручению президента даём, не по специальности и не по должности, а по риску взаимодействия с этими больными. Врачам скорой помощи мы говорим: ребята, вот сейчас заболеваемость выросла и мы требуем, чтобы все бригады были в спецодежде. Я прямо скажу, что в апреле количество получателей по скорой помощи вырастет до 100%, я в этом уверен.

Списки формируют и подают главврачи, а комиссия принимает решение. Если есть проблема, что это необъективно, давайте будем разбираться. Но думаю, что это вполне решаемый вопрос, я не вижу здесь какой-то политической или стратегической проблемы для системы здравоохранения.

Я прошу СМИ, общественность регионов: пожалуйста, подключайтесь, участвуйте в работе этих комиссий. Мы в приказе чётко сказали, в комиссии есть НПО, дали списки. Просьба всё-таки поучаствовать, чтобы никто не остался незаслуженно обиженным. Я буду биться за каждого медработника. Если он реально участвовал и боролся с эпидемией, он получит всё, что ему положено, всё, что было поручено главой государства.

"Чтобы медики отказывались от своей работы, такого нет"

– Были ли у нас случаи, когда врачи отказались выполнять свои профессиональные обязанности или намеренно заражались Сovid-19, чтобы получить выплату от государства в 2 млн тенге?

– Таких случаев мы не регистрировали, и я уверен, что таких случаев у нас нет. Чтобы люди отказывались от своей профессиональной работы или намеренно заражались, я думаю, что это всё домыслы.

У нас были случаи, когда водители не хотели везти больных на общественном транспорте, который мы используем для эвакуации граждан. Единичные такие случаи. Бывает, люди отказываются от прохождения обследования.

Вчера на карантинном объекте обследовали контактных, и водители, которые работают на этом объекте, отказывались, говоря, что чувствуют себя здоровыми. Такие нюансы случаются ежедневно, круглосуточно. Но чтобы медики отказывались от своей работы, такого нет.

Читайте также: Где и как строят госпиталь для заражённых коронавирусом в Нур-Султане. Репортаж

Наоборот, у нас очень много медиков сейчас просят их пустить туда, чтобы они могли помогать. Многие готовы делать это бесплатно. Поэтому когда у нас новые объекты будут вводиться в строй, у нас не будет проблем с набором кадров, все хотят идти и помогать. И большинство, уверяю вас, делают это не из-за доплаты, а из-за того, что просто хотят профессионально отработать в этой ситуации.

"От тотального контроля никакой пользы не будет"

– Почему запрещено снимать медучреждения журналистам? Это разве не препятствует полноте предоставляемой информации. Врачи рассказали, что за интервью журналистам их оштрафуют на 100 тысяч тенге.

– По-моему, сейчас нет времени на такую открытость. Сейчас эпидемия, в первую очередь для нас важна безопасность пациентов. Например, детских врачей сняли на видео, кричали на них, а потом он идёт на операцию с давлением, трясущими руками, а что у него в голове, никто не знает. Это неправильно.

Читайте также: "Всем страшно, но это наша работа". Интервью с медсестрой инфекционной больницы Алматы

Если у журналиста есть вопросы по медицине, то госорганы ответят. А то, что отправляют в социальные сети, не рассматривается по закону, у нас нет возможности и времени проверять всё это.

Каждый медработник ответственен за своего пациента. Ни родные, ни адвокаты за пациента не отвечают. От тотального контроля никакой пользы не будет. Во время эпидемии мы устанавливаем камеры видеонаблюдения по стандарту, в каждую инфекционную больницу. Цель – видеть, как врачи оказывают помощь пациентам, как сохраняется контроль в санитарном режиме. Это наш внутренний, медицинский процесс.