В каких условиях содержатся заражённые коронавирусом? Как воспринимают положительный результат теста на Сovid-19? Как медики защищают себя от вируса и как изменилась их жизнь, рассказывает Арзигуль Шарипова, заместитель главного врача по сестринскому делу городской клинической инфекционной больницы имени Жекеновой в Алматы.

"Если не мы, то кто?"

– Вы помните свои ощущения, когда принимали первого заражённого коронавирусом?

– Конечно же, помню. В инфекционную больницу его привезли в час ночи. Мы поздоровались, показали, где его бокс, объяснили условия нахождения, изъяли вещи, чтобы обработать их и сразу вернули. Бегали туда-сюда и так всю ночь проработали.

– Вы уже неделю находитесь в непосредственном контакте с заражёнными коронавирусом. Скажите честно, не боитесь подхватить вирус?

– Сначала было страшно. Все жить хотят. Тем более у всех есть семьи, родные, друзья. Я беспокоюсь за своих сотрудников, многих дома ждут дети, родители, супруги.

Всем было страшно, но это в первую очередь наша работа. Я горжусь своим персоналом – ни один не отказался, не показал, что страшно, все до единого остались работать. Девочки стойкие у нас. Не убегать же нам от пациентов. Сейчас наш долг – помочь вылечиться им и победить этот вирус.

– А у вас было право отказаться? В каких-то больницах соглашение подписывал медперсонал...

– У нас инфекционный стационар, о каком соглашении может идти речь? Мы по умолчанию работаем с такими вирусами. И заразившиеся коронавирусом как раз наши пациенты.

Но мы все – граждане Казахстана, и у каждого есть право выбора. Я спросила у своих девочек. Медсёстры и младший персонал сказали, что эти пациенты – наши люди, наши граждане, мы не можем их бросить, мы же для этого и работаем. Если не мы, то кто? Представьте, если все убегут от них, то кто будет лечить?

Медсёстры предпенсионного возраста говорили, что готовы написать расписку, что хотят и готовы работать с пациентами. И вы знаете, все так смело взялись за работу.


Читайте также: Как в Казахстане лечат заражённых коронавирусом, если лекарств от него нет


У нас есть команда, которая обучала медперсонал провизорных центров – там сейчас находятся контактные лица. Во всех четырёх госпиталях мы показывали, как принимать пациентов, порядок снятия и надевания костюмов и так далее. Мы были, когда прилетел самолёт с 12 пассажирами. Никто не показал, что испугался, наоборот, девочки взялись за работу, засучив рукава.

– Как работать с заражёнными коронавирусом вас тоже учили?

– Как только коронавирус стал распространяться в мире, мы сразу начали отрабатывать свои действия. Тем более что в Алматы много туристов, поток людей большой. Мы понимали, что в случае чего пациенты поступят непосредственно к нам.

Мы отработали с персоналом все действия, указанные в постановлениях санврача, методичках, рекомендациях ВОЗ. Таким образом ещё в январе, когда Китай закрыл границы – задолго до первого случая коронавируса в Казахстане, мы были готовы принять пациентов.

"Я не была дома два месяца"

– Сколько медсестёр работают в инфекционной больнице?

– В нашей больнице 119 сестёр и 87 сотрудников младшего персонала: это санитарки, буфетчицы. Самым младшим 25 лет, а самые старшие пенсионного возраста. Есть два медбрата. Коллектив дружный, никто не хочет уходить. Люди даже после выхода на пенсию хотят остаться.

Когда ввели карантин в Алматы и живущие в области не могли заехать в город, они на блокпостах рвались попасть на работу. Настолько каждый из нас понимает ответственность. В результате 87 человек из области с вещами переехали в город: к родственникам, сняли квартиры, чтобы каждый день быть на работе и помогать городу справиться в ситуации ЧП.

Семьи с пониманием отнеслись и отпустили медсестёр, врачей, санитарок. А ведь неизвестно, сколько времени ещё придётся работать в таком режиме.

– Вы сами где живёте и ездите ли домой? Нет ли риска заразить своих близких?

– Я живу за городом – в Иссыке (город в Алматинской области. – Авт.). Дома не была два месяца, родителей не видела. Созваниваюсь с ними только вечером один раз. Днём времени нет: нужно решать проблемы, поступление пациентов, вопросы персонала. Сейчас живу у родственников в городе.


Читайте также: "Сидеть дома и не дёргаться". Какие карантинные меры ввели в Алматы с 19 марта


Раньше мы работали в обычном режиме: с 9 утра до 6 вечера. Но после введения режима ЧП работаем сутками. Я бываю до 12 часов ночи на работе. Нужно помочь медсёстрам принять новых пациентов. Работы много.

– Родственники и друзья, наверное, постоянно у вас интересуются ситуацией вокруг коронавируса, вы ведь в гуще событий...

– Родители и сёстры мне даже не звонят, не спрашивают ничего. Просто потому что знают, что я лишнюю информацию не дам, ничего не расскажу. Поэтому они если и звонят, то говорят: "Держись! Всё будет хорошо!". Я изначально так поставила, что ничего о работе не рассказываю.

"Пациенты разные, а реакция на коронавирус у всех одинаковая"

– Как ведут себя пациенты по отношению к медперсоналу?

– Люди разные бывают. Во-первых, они сами не ожидали, что так случится. Они растеряны. Я их понимаю: у них дома семья, дети. Бывает, что срываются и выплёскивают, конечно же, всё на нас. Мы привыкли. Набираемся побольше терпения и помогаем быстрее пойти на поправку.

– Вас обучали психологической поддержке пациентов? Или Вы только исполняете назначения врачей?

– Наш коллектив изучил коммуникативные навыки в декабре 2019 года. Поэтому мы работаем с пациентами, оказываем психологическую помощь. Беседуем, говорим, что нельзя так, что всё будет хорошо и они обязательно поправятся.

Основная масса пациентов сейчас доброжелательно относится к медикам. Они уже понимают, что нужен карантин, это ради их же безопасности. Хотя в первые дни были эмоции, люди возмущались, негатив был. Тогда было сложно. Пациенты разного возраста, пол разный, но когда они сталкиваются с тем, что у них коронавирус, реакция у всех одинаковая.

Наш коллектив настолько дружный, что не даём унывать друг другу. Не вешаем нос, не печалимся. Если мы угрюмые будем ходить, то и пациенты тоже. Поэтому стараемся подбадривать людей и сами поднимаем настроение окружающим. Вперёд – и работать.

– Пациентам можно брать с собой мобильный телефон?

– Да, конечно, им разрешено брать сотовые телефоны. Мы забираем устройства на обработку, потом сразу же возвращаем. Мы говорим, чтобы они общались с родными, связь с ними не теряли.

Но тут такая вещь.... Я как медик понимаю, что человек не специально заразился, что такое бывает, а некоторые родственники или друзья обвиняют пациентов, говорят им: "Ты к нам не приходи", "Ты нас заразила" и другие неприятные слова.

– Каков распорядок дня пациентов?

– Пациенты находятся в боксах – это палата, внутри которой санузел, душ. Они не выходят на улицу, по отделению не гуляют. В 07.00 подъём, в 08.00 завтрак, потом обход, врач назначения выписывает.


Медработники приёмного отделения инфекционной больницы

Медработники приёмного отделения инфекционной больницы / Фото инфекционной больницы


Медсёстры делают уколы, дают таблетки, препараты. Это всё выдаётся в боксах. Плюс три раза в день уборка и кварцевание. В одном боксе по одному человеку, если семья, то максимум – два человека.

"Мы носим защитные костюмы три часа, а потом утилизируем"

– Как вы защищаетесь от коронавируса?

– Когда мы приходим на работу, снимаем вещи, принимаем душ, телефоны обрабатываются антисептиком, сумочки – дезинфицирующим средством. Мы надеваем хирургические костюмы, они выглядят как пижамы, сверху ещё комбинезон, и только потом приступаем к работе в чистой зоне, то есть в отделениях.

При выходе то же самое: душ, обработка, надеваем свои вещи и выходим. В каждом отделении инфекционной больницы есть душ. На смену заступаем в 8 утра, но так как подготовка тщательная, то медсёстры и персонал приходят раньше – к 7 утра. Процесс настолько налажен, что сотрудники делают всё автоматически.

То есть вы сменили белые халаты на защитные костюмы?

– Они называются противочумные костюмы первого типа. Они всегда в больнице были в наличии, потому что есть отделения, которые работают с особо опасными инфекциями. Но комбинезоны мы носим одноразовые, они непромокаемые, полностью закрывают тело: капюшон, маска защитная, респираторы, очки. Мы носим его три часа, в летний период разрешено два часа и затем утилизируем его. В смену на врача, медсестру и санитарку дают 24 комплекта.

– А как же руки? У вас свои препараты, которыми вы обрабатываете руки или то же самое, что рекомендовал Минздрав казахстанцам?

– У нас везде антисептики и мыло. Вы удивитесь, но рекомендации у нас такие же, как для вас. Руки моем до и после того, как осмотрели пациента, когда зашли к нему в бокс. Это строго.

"Хоть кто-то сказал "спасибо"

– Вы видели пост Касым-Жомарта Токаева в Twitter о необходимости премировать медиков?

– Честно скажу: давно уже не смотрела социальные сети, не читала новости, просто потому что некогда. Но на днях мне показали, что написал наш президент. Было очень приятно. Оказывается, в соцсетях казахстанцы стали благодарить нас, ценить наш труд. Хоть кто-то сказал "спасибо". Девчонки показали, говорят: "Смотрите, нас уже понимают, ценят".


Читайте также: Пандемия коронавируса: что делать, чтобы не заболеть


А знаете, как раньше было? В социальных сетях, в СМИ, на улице люди только и делали, что критиковали врачей, хаяли, столько негатива в нашу сторону было направлено. Мы уже привыкли к такому отношению. Сейчас врачи на передовой работают: поликлиники, стационары, скорая помощь, провизорные центры. Жаль, конечно, что для того чтобы нас начали ценить, нужно было коронавирусу просочиться в Казахстан.

– Вам обещают премию?

– Нам сказали, что выплатят зарплату и сверху ещё двойную зарплату. Но самое главное не это. Самое главное, чего мы хотим, чтобы пациенты выписались и вернулись домой, в свои семьи и вновь занимались своими привычными делами. Лучше пусть у нас не будет тяжёлых пациентов.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter