В этом проекте я часто останавливаюсь на том, чего нет. Нет в сегодняшнем Казахстане. Однако вполне могло появиться при ином стечении обстоятельств. Появиться и поменяться могло многое как в жизни людей, так и в природе страны. Речь – о великих проектах преобразования, счастливо завершившихся на стадии разработок и разговоров (см., например, "Как Волга чуть не потекла через Казахстан", "Как вслед за Аралом мы чуть было не лишились Балхаша").

Сегодня хочу рассказать об очередном забытом проекте переустройства природы республики, витавшем в воздухе в начале 30-х годов прошлого века. В отличие от многих других, в случае реализации этих планов Казахстан стал бы не только форейтором в деле охраны дикой природы, но и обрёл бы значение передовой охотничьей державы мирового значения.


Иллюстрации из изданий 19-го – 20-го веков

Охота у казахов хотя и не числилась основой экономики, как у народов Сибири и Крайнего Севера, и была более развлечением, нежели промыслом, имела, однако, своё место в жизни многих простых номадов и считалась хорошим подспорьем для улучшения благосостояния любителей. Так было даже в те времена, когда охотники использовали в качестве "оружия" ловчих птиц. Умелый беркутчи, например, добывал в сезон 30-60 лисиц. А охота с более мелкими хищниками (соколами и ястребами) была по результативности вполне сопоставима с ружейным промыслом. За один выход удачливый охотник мог добыть 15-20 уток, 50-60 перепелов и 20-30 фазанов.

Благо недостатка во всём этом пернатом добре не наблюдалось на территории Казахстана многими веками. Всё кардинально изменилось с появлением в крае ружей – шомпольных "тулок", капсульных двустволок и нарезных винтовок.


Иллюстрации из изданий 19-го – 20-го веков

Во второй половине 19-го века, когда Сырдарья считалась ещё полноводной рекой, густые тугайные леса и тростниковые джунгли по её берегам были подлинным раем для всевозможной живности, включая бесчисленных кабанов и многочисленных ещё тигров. Восторженные исследователи называли всю эту живность фауной, но для остального люда она была не более чем дичью. А потому, вооружившись огнестрельным оружием, охотники начали методичное и массовое истребление природных сырдарьинских обитателей. И очень скоро многие представители местной живности стали стремительно исчезать из природы. Особенно досталось кабанам, фазанам и тиграм. (О трагической судьбе последних см. "До появления человека в Казахстане верховодили тигры" и "Казахстанские тигры. Большая охота – до полного истребления").

И такое положение дел наблюдалось по всему Казахстану. Вот что писал в своём капитальном труде "Птицы Средней Киргизской степи (Тургайская область и восточная часть Уральской)", изданном в Москве в 1908 году, известный зоолог, академик Пётр Петрович Сушкин:

"Вероятно, благодаря прямому преследованию стало спорадичным распространение лебедя-кликуна; может быть, таким же образом оттеснёны от Оренбурга кабан и сайга. Прямое истребление птиц, особенно в виде истребления гнёзд, практикуется по всей Киргизской степи в самых широких и безобразных размерах. На берегах некоторых озёр, например около Биль-Копа, Капалы-Куля, я находил настоящие отложения битой яичной скорлупы… Таким образом, с рубкой лесов по Уралу и Илеку стал редким здесь тетерев и вытеснена, наконец, и выбита белая куропатка. Таким же образом, на остальном протяжении степи, действует истребление камышей".


Иллюстрации из изданий 19-го – 20-го веков

Озабоченность специалистов оскудением биоразнообразия в Великой Степи и вызвала к жизни необыкновенно смелый проект по созданию в Казахстане огромного природного резервата, в котором продуманная охрана сочеталась бы с научно обоснованной охотой. Автор его – Франц Францевич Шилленгер, один из пионеров охраны природы и заповедного дела в Советском Союзе (родился в семье немецкого лесничего, перебрался жить в Россию, пережил революцию и примирился с ней). Появлению законченного проекта предшествовала экспедиция в Казахстан, организованная инициатором в 1930 году.

Сквозная мысль Шилленгера и других поборников охраны природы СССР – создание сети всесоюзных государственных заповедников, должных отражать собой интересы всего Союза. К таковым в начале 1930-х годов относился Кызыл-Агачский заповедник в Азербайджане и Гасан-Кулинский заповедник в Туркмении. Оба этих прикаспийских резервата призваны были охранять перелётную и зимующую дичь и рыбные нерестилища. Третьим заповедником в системе государственных должен был стать Арало-Тургайский.

Арало-Тургайско-Тобольская депрессия тянется от Аральского моря к Западно-Сибирской низменности. Как считали в те годы, она представляла собой древний пролив, некогда связывавший внутренние водоёмы Евразии с Ледовитым океаном. Вот потому-то в географии тех лет бытовало другое название Тургайской ложбины – Арало-Тургайский пролив.


Иллюстрации из изданий 19-го – 20-го веков

Почему именно это место вызвало интерес Шилленгера? На это он отвечает сам:

"Арало-Тургайский пролив служит величайшим пролётным путём водоплавающей и болотной дичи на территории СССР. Это та птичья дорога, которая с незапамятных времён ведёт с тундр нашего обширного севера, где гнездится большинство этой птицы, к Аральскому морю и дальше к Каспию в Кызыл-Агачский и Гасан-Кулинский заливы – на главные её места зимовок и обратно… Арало-Тургайский пролив представляет ещё громадный интерес и тем, что он одновременно служит небывало интенсивным местом гнездования водоплавающей, болотной и другой пернатой дичи. Следовательно, мы имеем здесь дело не только с величайшим внутриматериковым пролётным путём нашего Союза, но в то же время и со значительным внутриматериковым местом гнездования охотничье-промысловой дичи".

Исходя из всего этого, Шилленгер и предложил создать в Арало-Тургайском проливе огромный заповедник из нескольких строго охраняемых участков, объявив остальную территорию охранной зоной с возможностью создания тут показательного культурного охотхозяйства.

Предполагалось, что гигантский резерват включит в себя восемь заповедников, приуроченных к реликтовым озёрам:

1. "Озеро Тениз, расположенное близ Тобола, почти у северной границы Казахской ССР".

2. "…Озеро Куш-Мурун или Убаган. Берега этого озера очень разнообразны".

3. "…Состоит из трёх озёр – Ак-Суат, Сары-Муин, Джаркуль и Наурзумского и Карагайского бора, примыкающего к этим озёрам".

4. "Озеро Сары-Копа. Береговая полоса здесь охватывает некоторые части смежной степи (…) тут характерны: дрофа, джек, стрепет, корсак, сурок, суслик, хорь".

5. "Озеро Яр-Камыш состоит из целой группы расположенных друг около друга озёр…"

6. "Озеро Чалкар-Тениз с частью прилегающих пустынных и барханных песков Кара-Кум, Айдар-Кум и Куян-Чагыл".

7. "Седьмой участок должен быть расположен на северной оконечности Аральского моря – заливам Сары-Чегонак и Перовского с дельтой реки Сыр-Дарья".

8. "На южном берегу Аральского моря в дельте реки Амударья".


Иллюстрации из изданий 19-го – 20-го веков

Как вам широта этих планов? Уверен, что у каждого истинного любителя природы дух захватывает!

Но это ещё не всё. Это – только заповедник.

"Охранным районом Арало-Тургайского заповедника объявляется, по возможности, вся Арало-Тургайская депрессия, а также острова Аральского моря… И если восемь участков заповедника укладываются в общем в один миллион гектаров, то охранный район должен будет получить не менее двух миллионов гектаров, а может быть, и больше, смотря по наличию непригодных для сельского хозяйства земель… По всему этому охранному району организуется образцовое культурное охотничье и рыболовное хозяйство – показательный охотрыбсовхоз.

Главное управление этим огромным хозяйством, состоящим из заповедника и охотрыбсовхоза, предполагалось разместить близ железнодорожной станции "Аральское море". Там намечалось создать Центральную биологическую станцию Арало-Тургайской депрессии (с филиалами в Тургае и Кустанае), музей, канцелярию, а также построить холодильники и консервный завод для переработки продукции совхоза.

И вот ещё одно свидетельство широты мысли автора проекта – он заглядывал так далеко в будущее, что вполне бы пришёлся ко двору со своими мыслями в современном Казахстане с его навязчивой мечтой стать мировой туристической державой:

"Не менее выгодно для хозяйства разрешать иностранным туристам, охотникам-спортсменам за известную таксу отстрел тех или иных зверей и птиц или вообще определённый срок охоты. Это даёт солидную прибыль, притом непосредственно валютой, и практикуется почти во всех странах мира. У нашего интуриста существует уже похвальная тенденция стать на подобный же путь".


Иллюстрации из изданий 19-го – 20-го веков

Состоявшееся ещё в январе 1931 года расширенное совещание президиума республиканской организации с грозным названием "Казкомпристарис" (казахстанский комитет, ведавший в те годы охраной природы и старины) признало, что проект организации сети заповедников по Арало-Тургайскому проливу находится в соответствии с хозяйственными интересами Казахстана и имеет безусловно всесоюзное значение.

Потом были ещё всякие заседания.

А потом, нежданно-ожидаемо, это дело приобрело нехороший окрас, и про него перестали вспоминать. В 1938-м Франца Францевича Шилленгера арестовали по подозрению в шпионаже и заключили в исправительно-трудовые лагеря сроком на восемь лет. Там он и скончался в 1943 году. А вместе с ним – и захватывающая дух идея по созданию гигантского резервата.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter