Бравое отношение к природе, сложившееся в СССР на гребне побед, внешних и внутренних, в 1950-е годы породило великое множество проектов и прожектов. Больших и малых. Часть из них была воплощена и превратилась в большие проблемы для природы. Но ещё большая часть, к счастью, так и осталась на бумаге.

Об одном из самых обсуждаемых и амбициозных проектов, призванном ни много ни мало изменить и преобразовать всю природу Западного Казахстана, сегодня уже почти никто не вспоминает. Восполним пробел.

Природа Западного Казахстана, несмотря на то, что эта часть страны находится в Европе, отличается самыми, быть может, суровыми условиями природной среды. Песчаные просторы, высушенные зноем летних ветров и вымороженные стужей зимних вихрей, эти земли "за Уралом" (это если смотреть с Востока) отличаются хронической безводностью и подчёркнутой аридностью.

Летом наблюдаемая температура забирается здесь за +45, а в зимние морозы опускается ниже -40. Количество атмосферных осадков минимально, и даже подземные артезианские воды столь сильно минерализованы, что очень мало подходят не то что для питья, но даже и для полива.

Легко понять зуд советских преобразователей: такой огромный кусок "бросовой земли" в центре страны. И это совсем рядом с Поволжьем, которое постепенно превращалось в житницу СССР.


Фото Андрея Михайлова

Вот тут и появился ожидаемо-неожиданный проект Сталинградского канала, благодаря которому пустынный Западный Казахстан должен был превратиться в цветущую землю, покрытую полями, лугами и даже лесами. Вот с каким характерным пиететом писалось про связанные с проектом перспективы в источнике того времени:

"Работы по проведению Сталинградского канала в Казахстане позволят коренным образом изменить природные условия Прикаспийской низменности. Решением Совета Министров СССР Сталинградский гидроузел должен быть построен и введён в действие в 1956 году. Вся мировая история не знает таких высоких темпов и грандиозных масштабов. Осуществить их может только наша социалистическая страна. Ни одно капиталистическое государство не способно выполнить таких огромных работ".

И хотя авторы явно забегали несколько вперёд паровоза ИС, перспективы действительно захватывали.


Фото Андрея Михайлова

Основой чудо-канала должно было стать Сталинградское водохранилище, наполненное волжской водой после окончания строительства плотины Сталинградского гидроузла. Отсюда и предполагалось перезапустить значительную часть матушки-Волги на обводнение 10 миллионов гектаров земли в Волго-Уральском междуречье в Казахстане. Под живительные волжские струи попадали Урдинский, Джангалинский, Фурмановский и Тайпакский районы Западно-Казахстанской области и Денгизский, Новобогатинский, Испульский, Баксайский, Макатский районы Гурьевской – до самого Гурьева.

Самотёчный канал представлял бы собой по существу рукав Волги. Он должен был войти на территорию республики близ станции Сайхин, а далее, в обход озера Арал-сор, устремить течение на северо-восток – до райцентра Калмыково. Здесь, на берегах Урала, должно было произойти историческое слияние двух величайших потоков, питающих Каспий.

Предполагалось, что от основного канала во все стороны устремятся большие и малые ответвления – распределительные магистрали. А в районе Камыш-Самарских озёр должно было разлиться огромное рукотворное море вместимостью в 15 миллиардов кубометров воды и площадью в 4000 квадратных километров.

А теперь – самое интересное. Ради чего затевался весь этот сыр-бор, и что стало бы с Западным Казахстаном в результате его успешной реализации? Край изменился бы до неузнаваемости!

"Обводнение и орошение земель Северо-Западного Казахстана с помощью Сталинградского канала обеспечит здесь расширение площади естественных сенокосных и сеяных трав почти в 30 раз, корнеплодов – в 40 раз, что повысит поголовье скота, а его продуктивность – в 7 раз".

Так утверждало авторитетное академическое издание "Очерки по физической географии Казахстана", выпущенное в Алма-Ате в 1952 году.

"Большое развитие получит рыбное хозяйство – рыбопромысловая база Западного Казахстана расширится в 10 раз…"


Фото Андрея Михайлова

Но и это ещё не всё. После окончания строительства изменится природа всего региона, улучшится климат, видоизменятся ландшафты. Из края пустынь Западный Казахстан превратится в край сосновых боров и дубрав. На 100 тысячах гектаров урдинских песков зашумят хвоей непроходимые боры, а на 50 тысячах гектаров вдоль наполненных водой Узеней зашелестят дубовые леса промышленного значения! Таким образом, вместо пустынь через 10-15 лет у Казахстана должен был появиться собственный лесоповал, своя Сибирь, лесорубы которой ("лесорубы Западного Казахстана" – как звучит!) смогли бы давать стране 100 тысяч кубометров древесины и дров.

Чем всё закончилось? Известно чем. Очередным завораживающим слушателей прожектом. "Васюкинским вариантом".

Умер Сталин. Имя его тут же начало массово исчезать из географических названий. Волжская ГЭС, которую строили сначала 10 000 комсомольцев и 20 000 заключённых, а заканчивали простые строители, стала самой нижней в каскаде гидроузлов, навсегда обезобразившем и сгубившем Волгу. Бетонная плотина надёжно отгородила каспийскую рыбу от основных нерестилищ. Особенно пострадали наиболее знаковые и значимые представители бассейновой ихтиофауны – осётр и белуга.


Фото Андрея Михайлова

Первую электроэнергию ГЭС дала лишь к концу 1950-х. А в начале 1960-х пару лет она считалась даже крупнейшей в мире (пока гидростроители не взялись за сибирские реки).

А Западный Казахстан? Так и не превратился в зелёный элизиум и не зашелестел дубравами.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter