Об экономическом кризисе и его последствиях на вебинаре для центра прикладных исследований Talap рассказал российский эксперт Андрей Мовчан, известный экономист и финансист, основатель группы компаний по управлению инвестициями Movchan's Group.

"Мы можем увидеть денежную интоксикацию"

Самая большая, серьёзная потеря от пандемии – падение спроса. Уже сейчас он падает в пиках карантина где-то на 20-30%.

Мир перешёл в режим нулевых ставок рефинансирования. Это не касается Казахстана, России и ещё некоторых стран, но это 75% мирового объёма экономики. Кредитные деньги носят заместительный характер. Они входят на рынок вместо тех, которые должны были бы оборачиваться, но не будут по двум причинам. Первая – из-за карантина. Вторая – из-за агорафобии (болезнь открытого пространства. – Авт.), которая будет развиваться из-за изменения привычек.

Деньги выдаются таким образом, чтобы потом их можно было из рынка изъять. Если это будет происходить не очень быстро, то мы можем увидеть так называемую денежную интоксикацию – временное явление, которое сопровождается ростом экономики на кратковременном росте спроса. Будет это где-то через 12-18, может быть, 20 месяцев.

Произошла уникальная ситуация – резкая и насильственная демонетизация спроса. Миллионы людей торговали кофе, работали в ресторанах, отелях, на выставках, в университетах. Сегодня эти люди оказались без денег. Владельцы бизнеса оказались без денег, они не могут их передать дальше. Эти деньги застряли у потребителя, и поскольку они тоже не могут передать их дальше, то обрушивается спрос по всей цепочке.


Читайте также: Андрей Мовчан: Третья мировая война случилась, и совсем не так, как её ожидали генералы


Государство в этот момент говорит: "Давайте мы те деньги, которые выпали из цепочки, заменим новыми". Государство не создаёт гипермонетизации спроса, оно даёт столько, сколько нужно, чтобы прожить. Поэтому всё равно будет демонетизация спроса. Поэтому я говорю про короткую денежную интоксикацию.

Главное, не испугаться и не принять её за начало стагнационного периода (застой в экономике. – Авт.). Это не великая депрессия, и относиться к этому надо значительно проще.

"10-20% бизнеса обанкротится"

По нашим прогнозам, от 10 до 20% бизнеса будет банкротиться или находиться в дистрессе. В некоторых странах это может дойти до 40%. У нас есть две совершенно чёткие дистресс-индустрии:

  • HoReCa – отели, рестораны, кафе;
  • пассажирские перевозки.

В остальных индустриях тоже будут приличные потери из-за физических остановок, изменения спроса и из-за того, что многие компании подошли с не очень здоровыми показателями к этому кризису. Поскольку кредит будет сложнее получить, то они могут кризис не пережить.

Следить за компаниями будут два типа игроков: инвесторы и хищники. Так называемые падальщики будут искать бизнес, который можно будет дёшево купить или забрать. И это будет происходить в банковской сфере.

В России практика приобретения хищническими методами банков отработана хорошо. Глава счётной палаты уже несколько дней назад выступил с предупреждением, что банкам будет плохо.

В Казахстане банковская система более компактная, более контролируемая и опыта нет. Была помощь банкам, когда они были в дистрессе, но думаю, что здесь такого не будет.

"Казахстан может продвинуться вверх по сравнению с Россией"

С точки зрения резервов и ресурсов Казахстан значительно богаче России. Россия будет находиться в большем дистрессе, потому что цена на нефть сильно упала. У нас большая доля доходов бюджета идёт от нефти и газа и большая доля ВВП сосредоточена в нефти и газе. Так что это очередной случай, когда Казахстан может продвинуться вверх по сравнению с Россией в экономической системе.


Читайте также: Режим ЧП будет продлён, МСБ дадут послабления. Полный текст выступления Токаева


У Казахстана ситуация, на мой взгляд, хорошая, и то, что делается здесь, вполне разумно. Я не знаю, как помогают бизнесу, но я вижу, как выглядит бюджет в связи с падением цен на нефть.

Ожидаемое сокращение бюджета на этот год в связи с падением цен на нефть – 500 миллиардов тенге. Это всего 1,1 миллиарда долларов, при том что у вас больше 60 миллиардов долларов в Национальном фонде.

Фонд национального благосостояния России, для сравнения, составляет 123 миллиарда долларов. Это на человека в пять раз меньше, чем в Казахстане. По расчётам экономистов, для сохранения экономики достаточно будет потратить до 10% ВВП. То есть для России это где-то 9 триллионов рублей – это примерно размер ФНБ. Для Казахстана это примерно треть Нацфонда.

"Это не должен быть просто денежный дождь"

Надо давать длинные беспроцентные кредиты на поддержку бизнеса. Понятно, что нужен ещё будет госзаказ.

Я слышал, что каждый десятый казахстанец получил соцпомощь (42 500 тенге. – Авт.). Как мне кажется, это половинчатый подход, потому что если сейчас не сохранить ткань бизнеса, то он не сумеет восстановиться.

Это только кажется, что предприятие можно закрыть на ключ, а через год открыть. Но у вас к этому времени не будет ни преемственности, ни персонала, ни менеджмента, ни денег, чтобы заново всё запускать.


Читайте также: "Ситуация на самом деле фатальная". Как малый бизнес переживает карантин


Это не должен быть просто денежный дождь на владельцев бизнеса, потому что плохие предприятия, которые должны были закрыться всё равно, благодаря искусственному дождю выживут, но потом закроются. В этом нет смысла.

Поэтому подход, который применяют немцы, мне кажется разумным. Это раздача беспроцентных кредитов через инвестиционные банки, которые должны выдавать столько, сколько нужно и кому нужно. В Америке 95% кредитов выдаёт государство, и только 5% выдаёт банк. Банк получает комиссию и хорошо зарабатывает. Такие конструкции мне кажутся оптимальными.

"Америка будет другой"

Ещё одним важным последствием пандемии будет, конечно, политическая структура мира. В США республиканцы, которые до 1 марта твёрдо удерживали позиции и Трамп должен был идти на второй срок практически наверняка, могут потерять власть.

Если президентом будет Джо Байден (американский политик, участвующий в президентской гонке. – Авт.), это будет означать серьёзные изменения в экономике. Демократы настроены на европеизацию экономики: повышение налогов, изменение объёмов социальной поддержки и своих отношений с Китаем.

На фоне эпидемии все страны будут пересматривать подход к медицине. В Америке она до сих пор платная, страховая, там практически нет бесплатного элемента. Поэтому в США можно ждать очень серьёзных изменений в этой сфере. Америка будет другой.

"Мы будем переходить в мир цифрового контроля"

Система контроля и слежения получит невероятное развитие. Ведь самый эффективный способ борьбы с эпидемией – контроль контактов заражённых. Это эффективнее карантина, у которого огромные недостатки. Главный – невозможность ввести полный карантин в крупных центрах. А неполный карантин равносилен его отсутствию.

Поэтому система контроля слежения и идентификации будет развиваться, и страны будут тратить на неё много денег. Мы в каком-то смысле будем переходить в мир цифрового контроля, такую матрицу наоборот, когда мы живём в реальном мире, но электронная система полностью отслеживает, что у нас происходит.

Статистика показывает, что эпидемии такого масштаба приходят раз в 50 лет. Но поскольку любой генерал всегда воюет с предыдущим противником и готовится к предыдущей войне, сейчас все системы будут перестраиваться так, как будто эпидемии будут приходить каждый год.

"В бюджете появится новая статья расходов – медицинская безопасность"

Сильно изменится медицина. Будут создаваться стратегические резервы, новые системы разработки лекарств. Ведь оказывается, что мы не можем быстро производить препараты, потому что составляющих в резервах нет.

Будет всё меняться и в области вакцинирования. Большие деньги, наверняка, будут выделены на работу лабораторий, занимающихся иммунологией.

Если раньше главным бюджетом безопасности считался бюджет военный, то сейчас появится новая статья расходов, на которую будет списываться много денег – это медицинская безопасность. Бизнес, который будет связан с медициной от этого сильно выиграет.

Кроме того будут:

  • пересмотрен спрос на медицинский персонал;
  • активно развиваться телемедицина;
  • унифицированы международные процессы работы над лекарствами;
  • таможенные и логистические барьеры после эпидемии станут ниже.
Это отличный бизнес. Самое время в него входить.

Читайте также: Выиграли те, кто спасал население, а не экономику. Чему учит пандемия "испанки"


"Очень много работы уйдёт в онлайн и не вернётся"

Банальную вещь могу сказать: очень много работы уйдёт и не вернётся из онлайна, например, образование. Сейчас крупнейшие университеты мира пытаются проводить семестры онлайн. Это может понравиться и ректорату, и студентам. Я не удивлюсь, если через год-два они будут открывать специальные отделения онлайн и брать со студентов меньше денег.

Административная система оформления тоже будет уходить в онлайн. Сейчас стало понятно, что на период карантина нельзя ни зарегистрировать брак, ни развестись, ни получить права на автомобиль, ни сменить их, ни получить справку. У тех, кто сумеет поучаствовать в построении системы цифровизации, будет возможность заработать.

"Изменится рынок недвижимости"

Будет меняться ситуация на рынках недвижимости. Спрос на офисы, наверное, будет несколько меньше, но несильно, потому что огромное количество работы нельзя делать без живого контакта.

Изменится спрос на жильё, потому что люди вынесут из карантина два важных момента:

  1. Жильё должно быть большей площади. Теперь люди отлично понимают, как плохо, когда жильё маленькое. Наверняка средний метраж на человека в спросе увеличится.
  2. Люди будут искать жильё, которое даёт лучшие условия для изоляции – это индивидуальные дома со своими участками либо многоквартирные дома с внутренними дворами. Это может сдвинуть спрос в сторону более современных проектов и, наверное, это хорошо для тех, кто инвестирует в рынок жилья. И это плохо с точки зрения массовой застройки.

"Ближайшие полгода будут очень тяжёлыми для рынка нефти"

Я уже говорил, что спрос будет падать в ближайшее время. Биржевые товары всегда падают в цене во время заниженного спроса. Как видите, и сделка ОПЕК состоялась, а нефть всё равно падает в цене.

Мне кажется совершенно логичным, что Правительство Казахстана заложило в бюджет цену в 20 долларов за баррель. Она абсолютно адекватна, для того чтобы делать консервативный бюджет.

Я не думаю, что этот спрос будет быстро восстанавливаться. Скорее всего, мы находимся в начале падения этого спроса, потому что карантины будут дольше, бизнес встанет.


Читайте также: В Казахстане внесли поправки в бюджет 2020 года. На что потратят 13,8 трлн тенге


Сегодня хранилища уже заполнены, а завтра эту нефть некуда будет девать. Ближайшие полгода будут очень тяжёлыми для рынка нефти.

В долгосрочной перспективе, конечно, нефть не может стоить 25-27 долларов за баррель Вrent – это слишком низкая цена, и это выводит с рынка очень много производителей. Я не знаю, будет ли нефть стоить дороже через год, но я более или менее уверен, что она будет стоить дороже в конечном итоге, причём сильно дороже. Я думаю, что диапазон 30-40 долларов за барель – 100-процентный диапазон, 40-50 – очень вероятный, 50-60 – тоже вполне вероятный.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter