Из-за чрезвычайного положения в стране и карантина в Алматы и Нур-Султане часть коммерческих компаний вынуждена временно прекратить работу. Режим ЧП в Казахстане продлится до 15 апреля, но его могут продлить.

Владельцы небольших фирм в Алматы и Нур-Султане рассказали Informburo.kz, как первый день карантина отразился на выручке, какие расходы они понесут и на что они готовы ради своего бизнеса.

"Количество клиентов сократилось на 80%"

Азамат Ахмеджанов, владелец кофейных точек


Азамат и Роза Ахмеджановы

Азамат и Роза Ахмеджановы / Фото Informburo.kz

Нам разрешили работать, но только кофе на вынос и на доставку. У нас есть места внутри, но мы там не обслуживаем. 19 марта – первый день, и уже видно, как ситуация ухудшилась: количество клиентов сократилось на 80%.

Кроме снижения спроса для нас главное – это аренда. Помещения для трёх кофеен я арендую. И что сложно – арендодатели не хотя снижать стоимость аренды. Мне кажется, надо поднять этот вопрос и отрегулировать законом.

В каждом договоре есть пункт о форс-мажорных обстоятельствах, когда мы можем не платить за аренду. Чрезвычайное положение как раз и относится к форс-мажору. Поэтому формально закон на нашей стороне. Но как сложатся взаимоотношения, если сейчас мы будем давить на этот пункт? Потом нам могут в несколько раз повысить аренду, и мы будем вынуждены съехать.


Читайте также: "Сегодняшний курс в обменниках – не супершоковое событие". Что будет дальше с тенге?


Две кофейни пока работают, но одну в бизнес-центре мы закрыли по просьбе администрации. И они оплату за аренду не берут на время.

Всех семерых сотрудников я пока в отпуск не отправлял и заработные платы не снижал. Но в первый день карантина я вынужден сам наливать кофе. Наш бариста живёт в Талгаре, и в Алматы его уже не впускают.

Не хочется трогать сбережения, чтобы сейчас всеми силами сохранить бизнес. Нам проще закрыться, а потом заново открыться.

"Это мой кризис"

Сергей Пивоваров, продавец парфюмерии

Почти каждое утро в течение 12 лет я отовариваюсь на оптовом складе и продаю духи и косметику в салоны красоты и офисы. 18 марта склад закрыли. Сказали приходить через месяц. Я взял товар сколько возможно, но что с ним делать, не знаю.


Читайте также: Запрет на проведение выборов и митингов. Что ещё предполагает режим ЧП в Казахстане


18 марта половина моих постоянных клиентов закрылась из-за карантина. Те, кто ещё работал, говорили, что их, скорее всего, отправят по домам.

Выхода нет. Если честно, я попадаю. Не знаю, как платить алименты на двоих детей. Мне ещё клиенты должны 200 тысяч тенге за товар. Как они вернут? Скорее всего, в ближайшем будущем не вернут. Это мой кризис.

Однозначно, работать сейчас не буду. В планах: может, занять денег и пережить этот период, домом заняться. Я умею только продавать, другого ничего не умею. До карантина я зарабатывал от 300 до 500 тысяч тенге, а накоплений не делал.

"Придётся продать свою квартиру, чтобы спасти бизнес"

Галия Токарева, директор event-агентства


Галия Токарёва

Галия Токарева / Фото Facebook

Пока все мои сотрудники –13 человек – в офис приходят, потому что нужно доделать прошлые проекты. Деньги пока есть, чтобы выплатить зарплату за март. Посмотрим, что будет после Наурыза. Если ситуация к середине апреля не изменится, то будем принимать радикальные меры.

На самом деле ситуация фатальная, потому что те меры, которые предпринимаются со стороны государственных органов и НПП "Атамекен", неадекватны тому урону, которые несёт МСБ. Разрешили не платить налоги только ИП в общеустановленном режиме, а таким компаниям, как моё ТОО, никаких льгот не дали.

В среднем в месяц я плачу налогов на 800 тысяч тенге. При том что зарплатный фонд вместе с арендой составляет три миллиона тенге в месяц. Это тот минимум, который выплачивается коллективу, чтобы им было на что купить продукты, внести взнос по кредиту, аренду квартиры и так далее.

Мы просили, чтобы нам разрешили временно не платить обязательные налоги, которыми облагаются доходы штатных сотрудников. Мы готовы их заплатить, но позже, когда закончится карантин и будет работа. Но нам этого не дали и, скорее всего, не дадут.

Сейчас мы заканчиваем свои творческие проекты, чтобы операторы, маркетологи не сидели без дела. Я думаю, если карантин продлят после 15 апреля, то закроются как минимум 60% предприятий МСБ.

Придётся сокращать сотрудников. Если не поможет, то для спасения фирмы, возможно, продам квартиру в Нур-Султане. Если даже это не поможет, то закрою компанию и пойду работать журналистом, как я раньше работала. Хотя не хочется бросать своё дело.

"Если в апреле ситуация не изменится, то мы будем вынуждены закрыться"

Нэлли Серикова, владелица детского сада

Трудность в том, что мы работаем по предоплате. Мы оплатили вперёд на три месяца аренду дома, частично – продукты питания и канцтовары. С 19 марта мы уже не работаем, и вряд ли нам вернут деньги.

Другой неприятный момент: часть родителей заплатила за ребёнка до июня. И если мы закрылись, то как оказывать услуги? Получается, предоплату нужно вернуть. А где взять деньги, если мы их уже потратили на текущие расходы? Мы не сможем вернуть родителям предоплату.

Другая часть родителей ещё не заплатила за март, поэтому поступлений не было. Но мы работаем. Правда, из 25 человек персонала половину отправили в отпуск без содержания, половина продолжает работать. Проводим занятия дистанционно, чтобы совсем не потерять клиентов.


Читайте также: Что изменилось в Казахстане из-за режима ЧП


Но долго мы так продержаться не сможем. До конца марта мы окажем услуги дистанционно тем родителям, кто заранее оплатил. И если в апреле ситуация не изменится, то мы вынуждены будем закрыться окончательно. Мне неоткуда взять деньги на заработную плату сотрудникам и аренду.

Я и другие предприниматели в растерянности. Мы не знаем, когда закончится карантин и что делать. Садики не могут полностью перейти на онлайн-обучение, потому что родителям нужно маленьких детей отправлять в садики, чтобы заниматься своей работой.

"Сотрудников отправили в неоплачиваемые отпуска"

Аким Максуталиев, мужской мастер в Barbershop


Аким Максуталиев

Аким Максуталиев / Фото Facebook

Мы уже заметили спад на наши услуги за две недели до карантина в Алматы. Количество клиентов сократилось наполовину. Но такого, чтобы за день не было ни одного клиента, у мастеров не было.

С 19 марта наш салон не работает. Всех сотрудников отправили в неоплачиваемые отпуска. Так как я арендую место в салоне, то меня – тоже. В целом это удар по моему кошельку. Хорошо, что я делал сбережения, поэтому пару месяцев протяну. На нас и на других владельцев небольших barbershop это сильно отразится.

Некоторые парикмахеры думали о том, чтобы выезжать к клиентам на дом. Я тоже, возможно, буду ездить по домам. Жить-то надо на что-то. Но не знаю, сколько будет заказов. Наверняка меньше, чем до карантина.

"Нас может спасти только онлайн-обучение"

Татьяна Лазарева, репетитор курсов английского языка

У нас маленькая фирма по преподаванию английского языка. Я и моя подруга открыли ИП шесть лет назад. Дети на наших курсах занимались в группах по 5-6 человек.

С 19 марта нам пришлось прекратить преподавание. Нам ещё повезло, что мы не арендовали помещение, а переоборудовали комнаты в частном доме подруги.

Конечно, если карантин затянется, то придётся закрываться совсем. Выезжать на дом – вряд ли. Нас может спасти только онлайн-обучение. Но мы пока об этом не думали и с клиентами не разговаривали. Посмотрим, что будет на следующей неделе.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter