"Самрук-Казына" закупает товары и услуги на триллионы тенге. Дойдут ли эти деньги до казахстанского МСБ?

Как проходит трансформация фонда "Самрук-Казына" и что не так с его системой закупок.

Президент страны Касым-Жомарт Токаев в своём Послании предложил перевести закупки государственных и квазигосударственных организаций на единую платформу. Это означает объединение двух платформ – сайта госзакупок и сайта закупок "Самрук-Казына" – goszakup.gov.kz и zakup.sk.kz. 

При этом только две недели назад в фонде "Самрук-Казына" сообщили, что они постоянно совершенствуют свой веб-портал по закупкам, и, к примеру, с 1 апреля сделали его в машиночитаемом виде. 

Но почему тогда назрело такое решение? Зачем нам надо объединять две платформы, и какие проблемы это решит? 

Законов много, но они не работают

Фонд-бюро расследования коррупции при мониторинге сайта закупок "Самрук-Казына" обнаружил, что "Казахтелеком", который входит в состав фонда, закупил в прошлом году элитные аксессуары на сумму 7,2 млн тенге. Тогда они приобрели ручки за 190 тысяч тенге и портмоне – за 146 тысяч. 

Чуть позже в компании объяснили, что это обычная практика для презентации и дарения подарков партнёрам, клиентам и иностранным гостям. 

Директор фонда "Цифровое общество" Нургали Рахманов объяснил Informburo.kz, что по закону квазигоссектору никто не запрещает закупать такие дорогие подарки, здесь речь должна идти уже об этике ведения бизнеса. 

Например, во многих глобальных корпорациях, которые листингуются на американских фондовых биржах и тем самым привлекают деньги граждан США, запрещены подобные вещи, отметил эксперт. 

"Вообще система закупок "Самрук-Казыны" представляет из себя отдельное явление. Она регулируется кодексом корпоративного управления фонда, законом об управлении госимуществом, законом о закупках отдельных субъектов квазигосударственного сектора и внутрикорпоративным порядком закупок", – рассказал Нургали Рахманов.

По его словам, все эти документы должны предотвращать коррупционные риски, но на деле они оказались малоэффективными, что доказывает последний внешний государственный анализ коррупционных рисков КТЖ.

В
начале октября антикоррупционная служба выявила множество рисков в работе КТЖ. За последние пять лет в отношении должностных лиц нацкомпании, которая входит в НК "Самрук-Казына", были открыты 136 уголовных дел. Большинство преступлений приходится на взяточничество и хищения. 

Офис "Казахстан темир жолы" / Фото Informburo.kz 

Нургали Рахманов отметил, что сейчас госзакупки проверяет Комитет внутреннего госаудита Министерства финансов, а закупки фонда "Самрук-Казына" – департамент методологии, контроля и мониторинга закупок, который находится внутри самого фонда.

"Также закупки "Самрук-Казыны" на наличие коррупционных рисков может проверять Антикор. Но до 2020 года председателем совета директоров фонда был премьер-министр, а сейчас в совет директоров входит член правительства и представитель Администрации президента. Сложно ли их проверить?" – задался вопросом Нургали Рахманов.

Триллионы для казахстанских поставщиков

Сейчас Министерство финансов разрабатывает новую концепцию госзакупок, и в фонде "Цифровое общество" считают, что она должна включать в себя закупки не только государственных организаций, но и закупки квазигоссектора и закупки недропользователей. 

Это как раз таки согласуется со словами президента об объединении платформ "Самрук-Казына" и госзакупок.

Вдобавок, фонд "Цифровое общество" предлагает включить туда и платформу для закупок недропользователей. 

На сегодня каждый из этих трёх секторов, по различным оценкам, ежегодно проводит закупки примерно на 5 трлн тенге, а в сумме – на 15 трлн тенге. 

Если бы все эти закупки были бы открытыми и гарантировали честную справедливую конкуренцию для потенциальных поставщиков, Казахстан мог бы за несколько лет создать мощный жизнеспособный малый и средний бизнес, считает эксперт. 

Фото Informburo.kz

При этом Нургали Рахманов подметил: важно, чтобы в новом законе была внедрена метрика "Устойчивые госзакупки" ООН, которую Казахстан принял в 2021 году. По этой метрике учитываются не только ценовые параметры, а качество продукта, его жизненный цикл, социальные нужды общества и влияние закупок на окружающую среду.

"Хотя нынешний закон о госзакупках и имеет свои недостатки, он более проработан, нежели документы, по которым работает "Самрук-Казына". И также портал госзакупок с точки зрения функциональности и прозрачности намного превосходит аналогичный портал фонда "Самрук-Казына", – уверен эксперт.

Что не так с закупками фонда "Самрук-Казына"

В конце сентября стало известно, что фонд "Самрук-Казына" обяжут согласовывать закупки с Агентством по защите и развитию конкуренции. 

Также теперь поставщики будут иметь право на обжалование независимо от способа закупок, будут исключены закупки в рамках внутрихолдинговой кооперации фонда и сокращены основания для закупок из одного источника. 

Нургали Рахманов сказал, что по факту подобные меры и вправду должны снижать коррупционные риски, но на деле они не работают. Вот несколько примеров: 

Во-первых, "Самрук-Казына" разрешил в этом году "Казахтелекому" закупать для компании Kcell оборудование на многие десятки миллионов долларов без конкурса, неконкурентным способом – из одного источника. 

Своё решение они объяснили тем, что если они проведут открытый конкурс, компании-конкуренты смогут узнать конфиденциальную информацию. 

"Конечно, конфиденциальность конкурентной информации – это важно. Но давайте приведём контрпример – немецкая квазигосударственная компания Deutche Telecom же совершает открытые закупки, и это не мешает ей конкурировать с другими мобильными операторами связи на рынке Германии", – пояснил Нургали Рахманов.

Во-вторых, в фонде сильно ослабили механизм обжалования. В прошлом году у участников закупок "Самрук-Казына" был допуск к тендерной информации – кто участвовал в конкурсе и с какой ценой. Если заявка отклонялась, то участник мог, пока идёт тендер, обжаловать это решение. 

"Сейчас у участников нет возможности посмотреть эти данные. Они узнают ценовые предложения и кто участвовал после окончания конкурса по итогам протоколов. А если вам пришёл уже протокол, то у вас есть только два дня на то, чтобы подать жалобу. То есть механизм обжалования есть, но снижение его эффективности очевидно", – объяснил Нургали Рахманов.

Он добавил, что, конечно, есть компании, которые подают жалобу специально, чтобы затормозить тендер. Но для этого международные эксперты рекомендуют управленческое решение – требование к жалобщику выставить депозит. Если в ходе разбирательства выяснится, что поставщик не имел основания подавать жалобу, то жалобщик теряет свой депозит. 

В-третьих, в фонде "Самрук-Казына" обещают сократить закупки из одного источника, однако этим летом они внесли поправки в порядок проведения своих госзакупок.

Теперь технические менеджеры имеют право отклонять заявки поставщиков, если они не подходят под их требования.

В итоге в конкурсе может остаться только один поставщик, с которым нацкомпания имеет право заключить договор, пояснил эксперт. 

"На деле менеджеры могут заранее выставить к продукту такие технические требования, которым соответствует оборудование, поставляемое только одной компанией. Это тоже является неконкурентным способом закупок, по сути эквивалентным способу закупки из одного источника", – дополнил Нургали Рахманов.

Получается, что при применении нового порядка проведения закупок в "Самрук-Казыне" организаторы конкурса могут нарушить закон об управлении госимуществом, Предпринимательский кодекс и Уголовный кодекс, считает эксперт.  


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

 Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров