На что потратить деньги фонда "Казахстан халкына". Предложения от НПО

Фото Informburo.kz
Фото Informburo.kz

В благотворительный фонд "Казахстан халкына" перечислено более 130 млрд тенге. Как эти деньги помогут улучшить жизнь казахстанцев?

28 июля благотворительный фонд "Казакстан халкына" разместил на своём сайте анкету для представителей гражданского сектора – им предложили назвать наиболее актуальные сферы деятельности фонда. Иными словами, у общественников поинтересовались, на что следует потратить собранные средства.

Айгуль Дюсенова, президент Ассоциации НПО Актюбинской области, в интервью Informburo.kz сказала, что фонд аккумулирует средства, которые были получены от компаний и людей, поддержавших инициативу главы государства, – значит, эти деньги должны принадлежать гражданам Казахстана. 

"К сожалению, когда мы увидели направления работы фонда, ознакомились с деятельностью, это вызвало множество вопросов, так как во многих случаях идёт дублирование работы государственных органов: министерств здравоохранения, труда и социальной защиты и других. Мы считаем, что ни в коем случае это не должны быть частные случаи: деньги должны быть направлены на профилактику важных проблем, на изучение ситуации с более научным подходом и внедрением инновационных решений проблем, подготовку специалистов, аналитические научные исследования в области, к примеру, заболеваний, которые на сегодняшний день имеют рост", – пояснила Айгуль Дюсенова.

"А уже решениями, помощью нуждающимся, строительством площадок, развитием талантов детей должны заниматься государственные органы и ведомства. Всё-таки для этого есть другие организации, другие фонды, которых на сегодняшний день множество. Тем более фонд не должен заниматься помощью отдельным гражданам, если это, конечно, не касается того сектора, где нет государственной поддержки", – добавила она.

Сенатор Ляззат Калтаева поддерживает инициативу фонда по финансированию высокотехнологичного протезирования, которое даст возможность улучшить качество жизни людей, переживших ампутацию.

"Впрочем, считаю, такая помощь фонда должна быть только началом, чтобы высокотехнологическое протезирование стало нормой социальной поддержки государства на системной основе. Ко мне обращается много людей с различными проблемами. Одна из них – недоступность услуги по экстракорпоральному оплодотворению. К сожалению, обращения людей и статистика показывают рост количества бездетных семей, страдающих от бесплодия. Дорого обходится не только сама процедура ЭКО, но и подготовительные процедуры и обследование, а ведь даже те, кто получил квоту на ЭКО, не в силах понести такие расходы", – с сожалением отметила Ляззат Калтаева.

Президент общественного фонда "Институт равных прав и равных возможностей Казахстана", детский психолог Маргарита Ускембаева рассказала, что приют для жертв бытового насилия Arasha, работавший в течение пяти лет, временно приостановил деятельность в июне этого года из-за отсутствия финансирования. 

"В обществе существуют социально уязвимые группы, которые действительно нуждаются в экстренной социальной помощи. Фонд "Казахстан халкына", я считаю, должен финансировать именно кризисные центры для жертв бытового насилия, потому что на сегодняшний момент это одна из самых острых проблем", – считает Маргарита Ускембаева.

"К нам часто обращаются из глубинки, просят помощи, чтобы сбежать от агрессора, – отметила она. – Существует методология расчёта количества койко-мест: в кризисных центрах оно должно рассчитываться как одно койко-место на 10 тысяч населения. Например, возьмём Алматы – самый крупный город страны с населением до трёх миллионов человек. Следовательно, здесь должно быть кризисных центров на 300 койко-мест или 250 как минимум, а сейчас у нас в городе действует только один государственный кризисный центр на 50 койко-мест". 

Ко второй, наиболее уязвимой группе, как считает детский психолог, относятся молодёжь и дети, склонные к суициду, то есть существует проблема аутодеструктивного поведения. 

"Эту проблему я обнаружила ещё лет 15 назад. Считаю, что здесь требуется системная длительная работа по всем регионам Казахстана, потому что основная проблема – проблема сохранения жизни, обеспечения права на жизнь, а обеспечивается оно через предоставление психологической помощи. В Казахстане есть нескольких таких проектов, очень эффективным я считаю технологию Genesis, которую я сама прошла в прошлом году. Напрямую их помощь получили свыше пяти тысяч человек – взрослые и дети, после одной только консультации дети переходили из группы риска в "зелёную" зону. Для начала можно внедрить эту технологию в зонах риска, и уже потом станет очевидным, как она работает", – предложила эксперт.

"Чуть ли не каждый день мы слышим о разных жутких историях сексуального насилия над детьми, – добавила она. – Педофилия, бытовое насилие, физическое, а психологическое просто зашкаливает. Необходимы специальные программы против насилия в отношении детей, программы по безопасному поведению. В стране есть специалисты, надо просто их поддержать и придать этой работе масштаб на уровне страны. Мы, представители НПО, привыкли осуществлять очень большую работу при небольших бюджетах".


Читайте также: Госрегулирование цен на продукты и фонд "Народу Казахстана": Токаев дал поручения


Руслан Закиев – казахстанский общественный деятель, президент Диабетической ассоциации РК, возглавляя одну их старейших в стране неправительственных организаций, которая более четверти века борется за интересы достаточно большой категории граждан РК, очень хорошо знает о тех проблемах, с которыми ежедневно сталкиваются люди, живущие с диабетом.

"В первую очередь это относится к ситуации с ограниченным доступом к инновационным технологиям в области контроля и лечения данного заболевания. И именно в этом направлении мог бы поработать фонд "Казахстан халкына" – в инициировании и финансировании пилотных проектов по использованию инноваций, которые позволят показать эффективность и экономическую целесообразность", – подчеркнул Руслан Закиев.

"Например, во всём мире уже несколько лет активно используются системы непрерывного мониторинга глюкозы, которые не только качественно улучшили жизнь людей, живущих с диабетом, но и позволили создать новый стандарт оценки качества компенсации заболевания, так называемый TIR (time in ramge – время в целевом диапазоне), – уточнил он. – И уже есть большие международные исследования, которые говорят, что при условии нахождения человека с диабетом в 70% времени в целевом диапазоне развитие тяжёлых осложнений либо откладывается, либо вовсе отменяется. А ведь именно лечение и реабилитация тяжёлых осложнений сахарного диабета является основным финансовым бременем диабета для бюджета страны. Таким образом, фонд мог бы профинансировать проведение пилотного проекта, который продемонстрирует чиновникам, что использование инноваций – это возможность экономить бюджет страны".

Президент Диабетической ассоциации РК отметил, что ещё в 2010 году в РК запущена программа помповой инсулинотерапии для детей, однако спустя 12 лет с момента старта помповая инсулинотерапия, доказавшая свою целесообразность, так до сих пор и не применяется в отношении людей старше 18 лет, живущих с диабетом.

"Фонд мог бы профинансировать пилотный проект по применению помповой инсулинотерапии у взрослых, который наглядным образом покажет, что применение данного подхода у взрослых также экономически целесообразнее традиционной терапии, он снизит количество тяжёлых осложнений за счёт улучшения качества компенсации. У нас есть почти полмиллиона граждан РК, которым нужна эта помощь от общественного социального фонда "Казахстан халкына" в виде финансирования проектов, которые могут принести реальную пользу казахстанцам", – объяснил Руслан Закиев.


Читайте также: Почему в Казахстане вдвое выросло число больных диабетом и ожирением


Ильяс Фаткулин, заместитель председателя Азиатского общества по правам инвалидов "Жан", предложил уделить внимание проблеме социальной реабилитации людей с инвалидностью.

"Поскольку к нам зачастую обращаются люди с инвалидностью с просьбой помочь им в социальной реабилитации (не медицинской, а именно социальной), то я считаю, что необходима именно одна из программ по социализации лиц с инвалидностью. Медицинская реабилитация у нас в стране неплохо поставлена, но что касается социальной – тут практически ничего нет", – акцентировал Ильяс Фаткулин

"Например, если человек теряет зрение в возрасте старше 20 лет, то он уже не может пойти в специальную школу, он не знает куда идти, как или где переучиться, чтобы работать, как в целом передвигаться, как использовать банально бытовые предметы, – пояснил эксперт. – Потому что нет ни одного реабилитационного центра для незрячих, слабовидящих именно старшего возраста – от 18 и выше".

По словам эксперта, в Казахстане практически нет спортивных комплексов, где люди с разными категориями инвалидности могли бы бесплатно заниматься как профессионально, так и непрофессионально. Лишь в Нур-Султане действует спортивный параолимпийский комплекс. А нужны такие комплексы в каждом крупном городе. Это именно те направления, в которых государство практически никак не участвует, и их функции не будут дублироваться, добавил руководитель общества "Жан".

"Можно дать доступ к учебной литературе для незрячих и слабовидящих с помощью аудиокниг, потому что печатать по Брайлю – слишком дорогое удовольствие. Есть специальные программы, предназначенные для незрячих, слабовидящих, благодаря которым мы получаем доступ к сотням тысяч различных аудиокниг, но именно доступных казахстанских учебников по научным материалам очень мало", – добавил Ильяс Фаткулин.


Читайте также: "Обо всём и ни о чём". Балаева высказалась о затянувшейся адаптации Открытого правительства для незрячих


Юрист Гульмира Бурашева из общественного объединения "Комиссия по правам людей с ограниченными возможностями имени Кайрата Иманалиева" считает, что для многих людей с диагнозом spina bifida, а также с травмами позвоночника, ни образование, ни трудоустройство никогда не станут реальностью, если не будет решён вопрос с обеспечением их одноразовыми урологическими катетерами типа "Нелатон". 

Юрист рассказала, что в РК у взрослых людей со spina bifida, а также с травмами позвоночника нет права на получение катетеров одноразового использования бесплатно по индивидуальной программе реабилитации (ИПР): по достижении 18 лет дети-инвалиды автоматически лишаются этого права и вынуждены приобретать катетеры одноразового использования "Нелатон" самостоятельно.

Стоимость самых дешёвых, китайских катетеров начинается от 250 тенге. Катетеров требуется много (до шести штук в сутки), они должны быть правильно подобраны по полу и возрасту и человек должен быть обучен ими пользоваться. Большинство взрослых людей с инвалидностью, живущих со spina bifida, а также иными повреждениями позвоночника не могут позволить себе их купить (даже если они и имеются на рынке), а без них резко возрастает риск инфекций, воспалений.

Поэтому вопрос с закупкой одноразовых урологических катетеров типа "Нелатон" для взрослых с нарушениями функций мочевого пузыря жизненно важен.

"​Считаю крайне важным фонду "Казахстан халкына" помочь с приобретением катетеров для вышеперечисленных категорий населения (их не так много, на самом деле, возможно всего несколько тысяч по всей республике ,точных статистических данных нет на сегодня), выделить средства на строительство профильного реабилитационного центра, на закупку специализированного оборудования – уродинамической системы или системы комплексного уродинамического обследования (КУДИ), а также оплатить обучение по повышению квалификации для урологов, ортопедов и других профильных специалистов", – заключила Гульмира Бурашева.


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

  Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

  Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров