16 марта 2020 года казахстанская национальная валюта – тенге – встретила новым ослаблением. По итогам торгов на Казахстанской фондовой бирже курс доллара составил 434,59 тенге. Таким образом, с прошлой пятницы, 13 марта, американская валюта подорожала на 28,97 тенге, а за месяц – на 57,81 тенге. В некоторых обменных пунктах за один доллар просили и вовсе вплоть до 450 тенге.

Снижение курса казахстанской валюты происходит на фоне низких цен на нефть, которая опустилась ниже 32 долларов за баррель марки Brent, а также введения в республике чрезвычайного положения. Чем вызван новый виток ослабления нацвалюты и что с ней будет дальше, разбирался informburo.kz.

Что произошло 16 марта?

Курс тенге к иностранным валютам вновь ослаб. Предыдущее резкое снижение произошло ещё на прошлой неделе, о чём мы писали ранее. Тогда причиной стало резкое падение цен на нефть на мировых рынках, которое в свою очередь связано с распространением коронавируса и отказом России и Саудовской Аравии договориться по новому снижению объёмов добычи нефти. Снижение промышленного производства в ряде стран из-за пандемии Covid-19 привело к падению потребления нефти, и это ударило по ценам на углеводороды.


Читайте также: Курс доллара в обменниках за день достиг 398 тенге. Что происходит?

Тогда Нацбанк отреагировал на ухудшение ситуации в мировой экономике резким повышением базовой ставки с 9,25 до 12% и обещанием проводить валютные интервенции для стабилизации рынка валют.

"Национальный банк располагает достаточным объёмом золотовалютных активов, а также необходимыми инструментами, включая регуляторные, для предотвращения спекулятивных операций с обменным курсом тенге", – говорилось в совместном обращении Правительства и Нацбанка от 9 марта.

Действительно, такие валютные интервенции проводились. В пресс-релизе 16 марта центробанк заявил, что делал это "для стабилизации ситуации на валютном рынке в условиях резкого изменения внешних условий торговли и дефицита предложения иностранной валюты". При этом в отдельные периоды Нацбанк был единственным продавцом валюты на рынке.

Сколько средств было потрачено на эти цели из золотовалютных резервов центробанка, неизвестно. Данные могут появиться в апреле по итогам месяца. Например, за февраль на валютные интервенции направили 94,8 млн долларов.

Эта и другие меры, по мнению регулятора, позволили сгладить ситуацию с курсом валют, и с 6 по 13 марта он снизился на 6,1% до 405,62 тенге за единицу американской валюты.

Утром 16 марта центробанк Казахстана заявил, что теперь он "намерен способствовать формированию равновесного курса в соответствии с политикой свободного курсообразования и инфляционного таргетирования". При этом Нацбанк оставил за собой право сглаживать колебания курса, если это потребуется. Некоторые эксперты заявили, что таким образом регулятор оставил рынок и позволил участникам торгов самим определить курс.

Заместитель председателя Нацбанка Алия Молдабекова отмечает, что всю прошлую неделю регулятор анализировал ситуацию на внешних рынках и оценивал, насколько устойчивыми были негативные тенденции. Цена на нефть 16 марта уходила ниже 31 доллара за баррель. При этом пандемия коронавируса, первые случаи заражения и введение чрезвычайного положения в Казахстане, отсутствие договоренностей в рамках "ОПЕК+", значительное снижение прогнозов по росту мировой экономики, ослабление валют развивающихся стран и стран-экспортёров нефти показали, что ситуация только усугубилась.

"Своим вмешательством на прошлой неделе на фоне падения рынков мы не позволили ситуации на валютном рынке выйти из-под контроля. (...) При проведении интервенций мы в первую очередь думали о макроэкономической стабильности, предотвращали неконтролируемый всплеск волатильности и рост объёма спекулятивных сделок", – приводит слова Алии Молдабековой пресс-служба регулятора.

Как следствие, по итогам торгов на Казахстанской фондовой бирже курс доллара составил 434,59 тенге, увеличившись с пятницы на 28,97 тенге.

А почему курс тенге резко ослаб?

Экономист Айдархан Кусаинов отмечает, что складывающаяся сейчас на рынке ситуация является рыночной, и она участниками рынка прогнозировалась.

"Это как цена на нефть: вам может не нравится, что она стоит 30 долларов, но это факт. Так же и курс в 430 тенге за доллар – это нормально, и это свершившийся факт", – отметил Айдархан Кусаинов в разговоре с informburo.kz.

По словам экономиста, ненормальная же ситуация складывалась всю прошлую неделю. Тогда, подчёркивает он, Национальный банк участвовал в торгах и "делал вид, что рыночный курс составляет 400 тенге". После решения регулятора отказаться от участия в биржевых торгах курс превысил 430 тенге за доллар.


Читайте также: Надо критиковать Нацбанк, если он начнёт жечь валюту в больших объёмах

Экономист отмечает, что рыночные игроки понимали, что курс будет складываться в районе 430 тенге за доллар. И если бы регулятор не удерживал его интервенциями, то такого ажиотажа вокруг покупки валюты могло и не быть – после ослабления курса тенге её приобретение было бы лишена смысла.

"Если бы Нацбанк на прошлой неделе не встрял бы (в курсообразование. – Авт.), то всё произошло бы, как Руслан Даленов сказал. При курсе 430 тенге за доллар Нацбанк бы сказал: "Нефть упала, рубль вырос, а тенге отразил мировые тренды", – говорит эксперт.

10 марта, напомним, министр национальной экономики Руслан Даленов заявил, что все страны-производители нефти корректируют свои курсы валют, и за эту коррекцию отвечает рынок. Исключением, по словам главы Миннацэкономики, не стал и Казахстан, и валютный рынок страны отреагировал на падение цен на нефть снижением курса нацвалюты. Айдархан Кусаинов при этом отмечает, что и нынешнее ослабление тенге происходит на фоне сохранения низких цен на нефть.

"Это продолжение истории с нефтью. Курс должен был быть 430. Это рынок, это жизнь, это экономика, это не относится к ЧП (чрезвычайному положению из-за ситуации с коронавирусом. – Авт.). Нацбанк всю неделю пытался идти против здравого смысла", – подчеркнул экономист.

Финансовый консультант Расул Рысмамбетов считает, что на курсообразование повлияли не только низкие цены на нефть, но и введение чрезвычайного положения на территории страны. По его мнению, в течение прошлой недели Нацбанк думал, что интервенциями сглаживает сильные скачки на рынке. В реальности же это было падение.

Ослаблению тенге помогает неопределённость с тем, как изменится спрос на товары и услуги со стороны граждан и бизнеса. Большая их часть, по словам Расула Рысмамбетова, импортируется, потому объёмы ввоза в Казахстан разных товаров влияют и на курс тенге.


Читайте также: Чем грозят населению меры по его спасению

Режим ЧП в стране продлится не меньше месяца, и из-за этого может снизиться совокупный спрос. Потребители будут тратить меньше денег, и это может привести уже к недостижению планов по росту ВВП.

"60-70% потребления – это импорт, который требует валюты. Сейчас торговые сети стоят перед выбором: закупать товары в ожидании того, что спрос восстановится, или же снижать закупки. (…) Поэтому, в общем-то, курс так и отреагировал", – подчёркивает Расул Рысмамбетов.

Другой эксперт – экономист, директор Центра прикладных исследований "Талап" Рахим Ошакбаев считает, что нынешняя ситуация с курсом тенге стала "последствием абсолютно неадекватного монетарного эксперимента над страной, который проводит регулятор с момента перехода на якобы свободно плавающий инфляционный курс и якобы инфляционное таргетирование".

"Сейчас этот кризис, внешний шок, я думаю, во всей красе показал полную несостоятельность монетарной политики. В первую очередь вы видите, что тенге ослаб из-за объективно высоких девальвационных ожиданий и низкого доверия к регулятору, его действиям. Курс тенге показывает значения в обменниках (до 450 тенге за доллар. – Авт.), которые раньше считались даже маргинальными. Девальвация тенге за несколько недель на примерно 18% за несколько дней. Сравните это с практически стабильными валютами в небогатых Грузии, Кыргызстане и так далее", – отметил Рахим Ошакбаев в разговоре с informburo.kz.

Экономист говорит, что повышение базовой ставки может привести к тому, что банки будут размещать свободные деньги в ноты регулятора по высокой процентной ставке, не выходя на валютный рынок. А это может привести к так называемому carry trade, когда иностранные игроки приходят на местный рынок для заработка на разнице в ставках.

"Это может снова разогнать курс. И так по кругу, в результате которого мы с вами беднеем, а спекулянты, банки и прочие Forex-трейдеры обогащаются за счёт нас с вами. Похоже, это и есть если не цель, то результат проводимой денежно-кредитной политики", – подытожил Рахим Ошакбаев.

И что будет дальше?

Как будет изменяться курс тенге дальше, зависит от действий участников рынка – Национальный банк, очевидно, решил не вмешиваться в курсообразование без крайней на то необходимости.

Экономист Айдархан Кусаинов отмечает, что сейчас участникам рынка нужна пауза. Собеседник informburo.kz обратил внимание на ситуацию в соседней России, где курс рубля уже неделю "ходит вслед" за нефтью, и все поняли, что наступила новая реальность.

Высокие обменные курсы в обменных пунктах и банках также связаны с неопределённостью на рынке.

"Поймите, что когда ситуация проясняется, то и маржа (обменников и банков. – Авт.) снижается. В моменты волатильности (резких изменений. – Авт.) она растёт. Когда все поймут, что на рынке нормальная ситуация, ставки могут вернуться", – сказал Айдархан Кусаинов.

Финансовый консультант Расул Рысмамбетов в свою очередь заметил, что появление коронавируса в Казахстане с последующим введением режима ЧП стало "классическим форс-мажором".

"Если в идеале мы за месяц сможем предотвратить распространение коронавируса, то через месяц или полтора режим ЧП снимут, спрос будет восстанавливаться. Тогда, я думаю, укрепление (тенге. – Авт.) возможно", – сказал эксперт.

Однако, напоминает Расул Рысмамбетов, курс тенге может лишь откатиться на какое-то время, но долгосрочная тенденция для нацвалюты – это ослабление. Всё дело в отсутствии диверсифицированной экономики и зависимости от экспорта сырья. Пока они будут сохраняться, "тенге вынужден будет ослабляться всегда".

В Нацбанке же отмечают, что при ухудшении внешних и внутренних факторов обменный курс тенге должен был отреагировать для стабилизации ситуации и адаптации рынка к новым реалиям.

"Сохранение и удержание курса на прежних уровнях неминуемо привело бы к значительному снижению золотовалютных резервов страны, долларизации, кризису ликвидности и к ещё большему ухудшению ситуации в экономике", – подчёркивает заместитель председателя регулятора Алия Молдабекова.

В центробанке отмечают, что сейчас сложно делать прогнозы по развитию событий на мировых финансовых рынках. В то же время негативные сценарии на рынке нефти уже реализовались, и в дальнейшем цены на углеводороды будут складываться в зависимости от договоренностей крупнейших поставщиков и решения проблем с пандемией коронавируса, а также от действий центральных банков других стран.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter