Высказывание Ахметжана Есимова, тогдашнего акима Алматы, про тягу алматинцев к горным лыжам вызвало в своё время большое количество откликов в Казнете. Сегодня тоже на жителей южной столицы лоббисты горного курорта возлагают особые свои надежды.

Отвечая на вопрос о привлекательности в частности Кок-Жайляу и в целом Алматы именно для иностранцев, г-н Нуров подчеркнул: "Мы позиционируем курорт Кок-Жайляу в первую очередь для алматинцев, во вторую очередь – для казахстанцев, в третью очередь – для иностранцев. Вот сегодня модель Кок-Жайляу: мы должны в первую очередь поставить алматинцев на лыжи".


Кок-Жайляу, в первую очередь, для алматинцев

Кок-Жайляу в первую очередь для алматинцев / Фото snowbd.ru


Наиль Фаридович настаивает, что выбранная для проектирования модель "Кок-Жайляу" – вообще на первом этапе абсолютно социальна. Там в основном "зелёные" трассы, то есть для начинающих, для детей, для пожилых людей. Он напоминает, что в мире всего пять курортов, которые находятся прямо в городе, и приводит в пример австрийский Зальцбург. Там, по его оценкам, 90% жителей стоят на лыжах. Впрочем, Нуров знает про дороговизну оборудования, ему известно, что только 10% жителей Алматы выбирают этот вид спорта.

"Что вы зацепились за это игольное ушко?" – обращается Наиль Нуров к защитникам Кок-Жайляу и напоминает им, что у Казахстана – 9-е место по размеру территории. Огромное значение Кок-Жайляу для жителей города и обвинения в уничтожении части городской субкультуры – это, опять же, неправда и откровенная ложь. Кок-Жайляу никогда не был большой частью субкультуры нашего города – как Медеу, Шымбулак и даже Бутаковка, уверен г-н Нуров. Где же искать истинные ценности алматинцам? Г-н Нуров очень раздосадован тем фактом, что мы не ценим модерновую архитектуру советского периода в южной столице Казахстана. Это те самые истинные ценности, которые мы сегодня в городе имеем и которые мы сегодня не бережём.


Медео

Медеу / Фото informburo.kz

"Мы начали разрушать закрытый клуб"

Нуров говорит, что попытка сделать Кок-Жайляу ценностью нашего города, которую мы сейчас якобы утрачиваем, – это неправда. Кок-Жайляу сегодня и даже в большей степени вчера – это закрытый клуб пользователей, в который входит небольшое сообщество людей. Это действительно уникальная возможность, живя в городе, буквально в течение часа подняться и оказаться в дикой природе.

Я физически подготовленный человек, напоминает Наиль Нуров, мастер спорта международного класса по водному поло. Но мне после подъёма на Кок-Жайляу нужно порядка 20 часов восстанавливаться. Здесь естественный природный барьер, сложность рельефа, сложность маршрута, неблагоустроенность. По дороге на плато нет ни ступенек, ни перил.

Однако путь к монашескому скиту Свято-Серафимо-Феогностовской Аксайской мужской пустыни под Алматы пролегает ровно по таким же крутым склонам Заилийского Алатау. Этот склон круглый год покоряют тысячи паломников со всех краёв света, не требуя от государства полуторамиллиардных инвестиций на обустройство нетронутого уголка природы. С культурными и культовыми целями только по Европе ежегодно путешествуют 40 млн человек, пополняя бюджет хозяев реликвий, артефактов и мощей. Министерство спорта и туризма Беларуси даже посвятило религиозному туризму свою страничку.


Склоны Заилийского Алатау

Склоны Заилийского Алатау / Фото powder.kz

Хочет ли Наиль Фаридович “поправить ошибку природы”? Директор компании напомнил, что это делалось уже не раз. Урочище Медео 1950 года – это шикарная природа и нетронутые леса. Но никто сегодня не упрекает: "Мерзавцы, зачем вы этот каток построили, здесь раньше шикарное было ущелье, тут речка журчала, ели росли". Капчагайское водохранилище – тоже творение рук человека. Правда, погода в Алматы реально изменилась после введения в эксплуатацию водохранилища, вспоминает коренной алматинец Наиль Нуров.


Урочище Медео в середине прошлого века

Урочище Медео в середине прошлого века / Фото friends.kz

Со ссылкой на старожилов Наиль Фаридович сообщает, что до 2012 года ежегодно Кок-Жайляу посещали от трёх до пяти тысяч человек ежегодно. Нет, видеокамер не было, никто не подсчитывал, но сопоставили показания старожилов и пришли к такой цифре. Когда начали говорить о строительстве Кок-Жайляу, информационная блокада упала, люди стали слышать. Этот момент собеседник называет датой освоения Кок-Жайляу: сегодня и мы это уже подсчитали – на Кок-Жайляу поднялись 40 000 человек. Мы уже этот закрытый клуб пользователей Кок-Жайляу начали разрушать, радуется директор. Сейчас благоустроим тропинки, на особо сложных участках поставим ступеньки, и люди не спортивного характера, а просто здоровые смогут потихонечку подниматься. А когда мы пустим гондолу, сотни тысяч, миллионы человек смогут это увидеть, фантазирует Наиль Фаридович. Он обещает, что всё разрушать там не будут, и планирует синтез доступности и экологичности.

Почему бы не остановиться на достигнутом уже успехе и восьмикратном росте посещения Кок-Жайляу? Почему бы взамен закупки европейского гондольного оборудования не сделать казахскую этнодеревню на Кок-Жайляу? Почему строить и создавать нужно непременно задорого?

В ответ на эти вопросы Нуров напоминает почему-то о проклятии ресурсов и о том, что нефть развратила целые государства. Нечто подобное происходит и с нами. А в это же время в Грузии во много раз вырос поток туристов, кыргызов стали приводить в пример Казахстану. Как подсчитал директор Нуров, по соседству с нами и с расчётом на наших туристов кыргызы строят 18 горнолыжных курортов (на самом деле пять. – Авт.). Наиль Фаридович восхищается их экологическими деревнями, юртами с аутентичной обстановкой и одновременно люксовым пятизвёздочным санузлом внутри. Кыргызов жизнь заставляет это делать, объясняет сам себе Наиль Нуров, а почему в Казахстане оспаривают строительство на Кок-Жайляу?


Горнолыжная база "Каракол" в Кыргызстане

Горнолыжная база "Каракол" в Кыргызстане / Фото Лёвы Гуркина

Побороться за $100

"Я уверен: когда мы построим Кок-Жайляу, люди спросят: где ж мы были раньше, почему так затянули? Иметь уголок нетронутой природы в 20 минутах от центра двухмиллионного города – это утопия. Мы – заложники урбанизма. Всё равно город поглотит это. Другое дело: как он это поглотит?" – спрашивает Наиль Фаридович.

Касаясь дикого отношения к природе, Наиль Фаридович напоминает про тропинки и Кок-Жайляу, выбитые в пыль ногами посетителей. Строительная техника обозначит, по его словам, чёткие границы, где человек может и должен ходить, где можно разводить огонь, специальные бивуаки, где можно разместить палатку, где будет вода и электричество, где будет организован вывоз мусора. Наша сверхзадача – поймать синтез освоения и сохранения природы, говорит он.


Наиль Фаридович уверяет, что сохранение природы - важнейшая задача при строительстве курорта

Наиль Фаридович уверяет, что сохранение природы – важнейшая задача при строительстве курорта / Фото [НеБлог]

Подняться на Кок-Жайляу – очень непросто даже для физически подготовленного человека. И вот это небольшое количество людей, которые продолжают туда ходить и получать от этого удовольствие, почувствовали, что теряют свою привилегию. И начался вброс: экологическая катастрофа, мы теряем лёгкие города, воду для города, – но это же полный бред, возмущён г-н Нуров.

"Мы видим небольшой социальный курорт, который будет для нашего города революционным в части формирования туристической индустрии и инфраструктуры".

По подсчётам Наиля Нурова, бортами различных авиакомпаний ежегодно в Алматы прилетает в общей сложности порядка полумиллиона пустых кресел. Мы не можем их заполнить, этих людей надо к нам привезти и сделать наш город интересным для посещения, настаивает Наиль Фаридович. Это огромная проблема для города: что делать в Алматы? Город – шикарный с точки зрения шопинга, с точки зрения кулинарного туризма, и уже появляются места, где можно погулять. Сегодня насыщенная программа, которую готовит туроператор для гостей Алматы, составляет не более трёх дней. Кок-Жайляу даст нам ещё минимум один день с точки зрения туризма и не только зимой: летние программы по привлекательности не будут уступать зимним. Каждый турист в горнолыжке генерирует в день $250, на Кок-Жайляу ёмкость посещений – 5000 в день. Среди них большинство – алматинцы: так что не совсем корректную цифру $250 Наиль Фаридович отметает и берёт $100. "За это уже есть смысл побороться! Вот что такое Кок-Жайляу!" – рассказывает Наиль Нуров.


Курортом Кок-Жайляу, Наиль Фаридович намерен задержать туриста ещё на один день

Курортом Кок-Жайляу Наиль Фаридович намерен задержать туриста ещё на один день / Фото yvision.kz

Абай Ерекенов напоминает о состоявшемся обнищании казахстанцев. Если до кризиса средний класс в РК составлял около четверти населения, после девальвации 2014 года в стране казахстанцев среднего класса было ещё около 17% населения, то на сегодняшний день в посткризисном Казахстане среднего класса уже нет. Наш собеседник апеллирует к выводам признанных экспертов: по сути, в Казахстане есть 1-3% населения с возможностями делать накопления и крупные покупки и 97% населения, живущих в текущем режиме от "получки до получки". При этом их настоящий средний размер доходов (медиана) всего на 50% выше, чем официальный прожиточный минимум. Указанные 1-3% богатого населения Казахстана живут довольно локализовано – левобережье Астаны и элитное жильё, так что во многом просто физически не видят реальной картины по Казахстану.

Почему именно Кок-Жайляу?

Рассматривались ли альтернативы Кок-Жайляу: например, трассы в Ассы, Талгаре, Ак-Булаке? Почему именно на Кок-Жайляу, именно на городской, а не на областной территории сконцентрировано столько бизнес-стратегий? Во время встречи с главой Almaty Mountain Resorts Наилем Нуровым журналист Informburo.kz напомнил собеседнику об иных потенциальных локациях для курорта. Наилю Фаридовичу они известны, но всё перечисленное находится в Алматинской области.


Наиль Нуров - глава Almaty Mountain Resorts

Наиль Нуров – глава Almaty Mountain Resorts / Фото syrganak.kz

"Нет, деньги не жалко отдавать. Нельзя игнорировать наше государственное устройство: мы административно поделены. Кок-Жайляу, Медеу, Бутаковка – это город. Всё, что вы назвали – Каскелен, Тургень, – это Алматинская область. Я встречался с одним из руководителей по туризму Алматинской области. Мне он говорил с улыбкой:" Дайте нам поработать, мы тоже хотим, это наша территория, мы имеем юридическое и моральное право заниматься". Я сказал: "Ну, конечно, но и мы должны быть интегрированы. Я всё-таки государственный человек и должен понимать: по Бюджетному кодексу мы не имеем права вкладывать городские деньги в Алматинскую область и обратно. Есть программа Президента по развитию агломераций, и мы обязательно ею воспользуемся, но сегодня у нас есть Кок-Жайляу. Мы заказываем мастер-план, который предусматривает развитие Алматы и Алматинской агломерации с точки зрения горнолыжного и горного туризма. Его нам будут помогать разрабатывать австрийцы. В идеале планируется связать Шымбулак, Ак-Булак, Бутаковку, Каскелен, Большое Алматинское озеро, Кок-Жайляу. Да, это что-то вроде свободной экономической зоны по туризму. Купил Ski-pass – и катаешься, даже не догадываясь, что попал на территорию другого региона, что перешёл под юрисдикцию другого юридического лица. И потребителю нет дела: в Алматы он или в области, но это завтрашний день. Первая задача у нас разобраться с тем, что находится на территории Алматы. Завтра мы уже однозначно придём к взаимодействию".

Другой сторонник строительства на Кок-Жайляу Арманжан Байтасов согласен развивать и другие направления: Талгар, Ак-Булак, Ассы, Южный Каскелен. Чем больше трасс для горнолыжного туриста, тем лучше – туда поехал, сюда поехал. Горнолыжникам нравится постоянно изучать новые трассы.

После диалога с Арманжаном Байтасовым своё мнение о возможных альтернативах строительству ГЛК "Кок-Жайляу", например, в Алматинской области, в Ассы редакция попросила также высказать казахстанского бизнесмена Зейнуллу Какимжанова. Однако он, по его словам, на данный момент не располагает материалами для комментирования.

Почему строителям курорта не надо рассчитывать на иностранных туристов

Заслуженный деятель туризма РК, известный общественный деятель и эколог Дагмар Шрайбер многие годы посвятила изучению Кок-Жайляу, заповедных территорий в Казахстане и за его пределами. Она напоминает, что в 2007-2008 гг. Луц Хайнрих, главный консультант при создании горнолыжного грузинского курорта в Гудаури, побывал в Алматы. Он анализировал расположение Кок-Жайляу на картах, выезжал непосредственно на место и категорически исключил его как потенциальный горнолыжный курорт (ГЛК). Правда, ему немного понравилось Бутаковское ущелье. Да, действительно, в черте города уже существуют и успешно действуют ГЛК в Инсбруке, в Торонто, в Осло. Но с Алматы их не сравнить. Там облик городов и городская инфраструктура годятся для туризма, а в Алматы – нет, считает г-жа Шрайбер. Для туриста "Город 1000 красок" (лого на билбордах городской администрации Алматы) является "Городом 1000 проблем". Негодный аэропорт, смог, пробки. Сам городской транспорт – явно не для иностранцев (за исключением, может быть, метро). Почти нет гидов, которые говорили бы на иностранном языке, тур-пакетов по городу не найти, инфоцентр для туристов трудно отыскать.


Эколог Дагмар Шрайбер

Эколог Дагмар Шрайбер / Фото yvision.kz

На своём личном опыте вот уже в течение более чем 20 лет Дагмар убеждается в том, что европейцы в своей массе не готовы ездить в Казахстан – по объективным обстоятельствам, которые невозможно изменить. Во-первых, далеко, билеты сюда дорогие: в 90% случаев этот фактор уже делает более привлекательными цели поближе и подешевле (Средиземноморье и Альпы). Оставшиеся 10% – народ очень избирательный: такие путешественники действительно готовы тратить свои деньги, но очень избирательно – предпочитая более комфортабельные или более оригинальные, аутентичные направления. Они даже ездили бы в Казахстан, если бы здесь были такие предпосылки, как, допустим, в Бутане, Ботсване, Коста-Рике. Но, увы, их нет. Климат континентальный, нет настоящих морей, с этим ничего не поделаешь.

"Казахстан – громадная страна с офигенными природными ландшафтами, которые… пустые. Нет животных, почти всех истребили. Те, которые остались, настолько зашуганные, что их не увидишь. Единственное исключение, в какой-то мере: Аксу-Жабаглы, Алтын Эмель. Но и там не фонтан. Состояние ООПТ (особо охраняемые природные территории) настолько плачевное, что иностранцы отворачиваются с ужасом. Европейцы, если они так далеко летают, хотят не только кататься на лыжах. Они хотят получить уникальное общее, комплексное впечатление. А для этого впечатления многого не хватает. Турфирм, которые всё же предлагают уникальный продукт, – единицы. Взгляните на энциклопедический сайт Silk Road Adventures – и поймёте, как много труда надо вложить, чтобы предложить уникальные туры.

Я много езжу по миру и многое повидала. Я сразу могу сказать, что творится в туризме: является ли он делом государственной важности на деле или на словах. Дают людям развивать свой креатив в туризме, поддерживают при этом? Или государство вмешивается там, где не нужно? Стараются ли его развивать устойчиво, органично, с определённой бережливостью относительно природы? Или насильственно, не оглядываясь на социальные и экологические последствия? Системно или хаотично? В те страны, где это происходит насильственно и хаотично, я больше стараюсь не ездить. И почти все так же поступают. Потому что неприятно сталкиваться с такими явлениями. Волей-неволей чувствуешь себя частью этого процесса разрушения. Кому этого хочется во время отпуска? Если бы не мои многочисленные друзья в Казахстане, если бы не эта сногсшибательная природа, которая заслуживает защиты, просто так, как туристка, я бы не поехала сюда", – поделилась Дагмар Шрайбер.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter