Как показывает полицейская практика, только треть разыскиваемых лиц становится жертвами преступлений. Большая часть беглецов скрываются от родственников и знакомых по личным обстоятельствам.

Причинами ухода из дома становятся семейные ссоры и скандалы, невыполненные денежно-кредитные обязательства, боязнь понести уголовную ответственность за совершённое преступление и даже желание начать жизнь с чистого листа.

Вспомните, например, историю со студентом таразского политехнического колледжа Виктором Прокопенко. Он пропал 2 марта, а спустя неделю нашёлся живым и невредимым в Алматы. По словам матери, Виктор после колледжа должен был вернуться домой, посидеть с младшими детьми, однако не пришёл. Как признался сам молодой человек, он просто решил начать самостоятельную жизнь, вот и уехал в южную столицу, забыв предупредить об этом родных.

Без вести пропавшую школьницу из Южно-Казахстанской области нашли в Астане. 15-летняя жительница села Шаян Нодира Эркинова вышла из дома 1 марта в 8 часов утра в неизвестном направлении и исчезла. Её отец в тот же день обратился с заявлением в Байдибекский РОВД. Начались широкомасштабные поиски девушки. Обнаружили её через пару дней в Центре адаптации несовершеннолетних Астаны. Полицейским Нодира заявила, что ушла из дома по собственному желанию.

После 8 лет поисков в Астане нашлась и 20-летняя алматинка Катя Коханова. По её словам, она ушла из дома после ссоры с мачехой, не желая больше жить с ней под одной крышей. Двенадцатилетняя девочка каким-то образом перебралась в столицу, где на протяжении многих лет успешно скрывалась от полиции и родни. Нашли Катю случайно, в ходе оперативно-профилактического рейда сотрудники миграционной полиции. Девушка подрабатывала в кафе посудомойкой, и когда её попросили представить документы, растерялась. Заметив её волнение, полицейские прошлись по своей базе и вскоре установили, что она находится в списках разыскиваемых граждан. Катя воссоединилась с семьёй.

Во всех этих трёх случаях активное участие в поисках беглецов принимали военнослужащие Национальной гвардии и добровольцы. Волонтёры постоянно обменивались информацией в соцсетях, обследовали заброшенные строения, подвалы, колодцы и люки теплотрасс, прочёсывали всю округу. Но нашли "потеряшек" в итоге полицейские. Корреспондент informburo.kz заинтересовалась, как поставлена сегодня работа сотрудников отделов криминальной полиции, специализирующихся на розыске пропавших без вести граждан и скрывшихся от правосудия преступников.

Веяние времени

В советские времена существовала чёткая временная установка: родственники могли обращаться с заявлением в милицию только спустя трое суток после внезапного исчезновения домочадца. Раньше этого пресловутого 72-часового срока у них заявление попросту не принимали. Считалось, что взрослый человек мог загулять где-то, вот милиция и давала три дня на самостоятельное возвращение домой "блудного сына". За это время родственники успевали обзвонить все больницы и морги, чтобы убедиться, что к ним не поступал пропавший.

Как только дежурный принимал заявление от граждан, оперативники Уголовного розыска заводили дело на предмет поиска. Оно затем могло было быть переведено в разряд уголовных. Так происходило, когда у сыщиков появлялась информация, что пропавший без вести гражданин мог стать жертвой преступления. Например, его могли ограбить и убить из-за денег или машины, или сильно покалечить в ходе уличной драки.

Что касается поисков пропавших детей и подростков, то на них правило трёхдневного срока не распространялось. Их начинали искать сразу же, всем миром. Особенно, если речь шла о воспитанниках детских домов и интернатов, специальных учебных заведений для трудных подростков. В 80% случаев отроков находили в целости и сохранности. В 15 процентах дети становились жертвами несчастных случаев, и лишь в 5 процентах – жертвами убийц- педофилов или психопатов. Но это было в далёкие времена.


Сейчас разыскивать пропавшего начинают уже через сутки после исчезновения

Фото Олега Спивака
Сейчас разыскивать пропавшего начинают уже через сутки после исчезновения

А что изменилось в наши дни?

"Сейчас нет такого требования, чтобы с момента исчезновения человека прошло три дня, – рассказывает заместитель начальника отдела криминального розыска УКП ДВД Алматы, майор полиции Ермек Дунгешов. – Родственникам даются сутки на ожидание, после этого они могут обратиться с заявлением в районное УВД. Это заявление автоматически зарегистрируют в едином реестре досудебного расследования. По адресу проживания пропавшего человека тут же направится следственно-оперативная группа. Полицейские проведут осмотр жилого помещения и личных вещей пропавшего, снимут отпечатки его пальцев для дальнейшей идентификации, побеседуют с членами семьи и соседями, чтобы понять мотивы его поступка. Затем, в течение двух суток с момента поступления заявления, оперативники районного УВД заводят дело и приступают к поискам пропавшего человека".

Параллельные поиски

После таинственного исчезновения члена семьи многие родственники не сидят сложа руки. Они тоже подключаются к поискам: размещают информацию о розыске родного человека в соцсетях и СМИ, помогают по мере возможности волонтёрам, сами обзванивают всех знакомых и близких, чтобы выяснить – не появлялся ли у них беглец. Здесь главное – не обращаться за помощью к гадалкам и частным детективам, потому что от них, если честно, мало толку. Гарантии они всё равно не дадут, а вот деньги немалые за услуги потребуют.

Отслеживать информацию о ходе поисков родного человека лучше всего на сайтах городского ДВД и МВД, поскольку они постоянно обновляются и модерируются Комитетом криминальной полиции МВД. Жители южной столицы могут также заходить на страничку ВКонтакте "Розыск – Алматы", которую ведут полицейские. Информация содержит в себе фотографию разыскиваемого человека, его анкетные данные, сведения об одежде и особых приметах, дату, время и предположительное место его исчезновения. Здесь же указаны контакты должностных лиц, в чьём производстве находится розыскное дело, и куда граждане могут сообщить имеющуюся у них информацию.

Обрубая корни

По словам майора Дунгешова, из дома чаще всего сбегают подростки. На них приходится 40% от общего числа разыскиваемых. На втором месте – мужчины 18-35 лет. Они составляют 35% от общей массы пропавших. А вот женщины уходят из дома в 25% случаев. Причины, которые побуждают людей бросить семьи и дома, разные.

"Подростки обычно сбегают в результате жестокого обращения с ними родителей или чувствуя себя лишними, ненужными в семье, из-за недостатка любви и внимания отца и матери,- рассказывает Ермек Акботаевич. – Если речь идёт о воспитанниках детских домов, то они убегают после конфликтов с воспитателями и сверстниками. Студенты пускаются в бега, как правило, парами. Их родители зачастую не одобряют их выбор и выступают против их отношений, вот влюблённые и скрываются, чтобы пожить вместе. Что касается ухода из дома глав семейств и их вторых половинок, то в большинстве случаев это связано с семейно-бытовыми проблемами и неудовлетворённостью совместной жизнью".


Чаще всего из дома сбегают подростки

Фото Олега Спивака
Чаще всего из дома сбегают подростки

По словам оперативников, легче всем им разыскивать больных лиц, страдающих алкоголизмом, наркоманией, потерей памяти или психическим расстройством. Рано или поздно такая категория граждан обязательно попадает в приёмник- распределитель, психбольницу, кризисный центр или же им дают временный приют незнакомые сердобольные люди, которые потом звонят в полицию. В любом случае, администрация любого казённого дома выходит на контакт с сотрудниками правоохранительных органов, чтобы установить личность своего нового постояльца. А уж полицейские сразу выяснят, что он находится в розыске.

Попытки беглецов скрыться в другом регионе страны не всегда увенчиваются успехом. Наличные деньги у них заканчиваются быстро, трудоустроиться не получается из-за отсутствия прописки, знакомых, к которым можно было бы обратиться за помощью, в новом городе у них нет, вот некоторым и приходится опускаться.

"Многие беглецы вынуждены просить милостыню на улице, чтобы не умереть с голоду, – рассказывает майор Дунгешов. – А попрошайничество сегодня считается административным правонарушением, поэтому их задерживают и доставляют в районное УВД. Там данные нарушителя высвечиваются по общей полицейской базе, и таким образом мы получаем информацию о месте нахождения разыскиваемого".

Через 10 лет после заведения розыскного дела оно закрывается по истечению срока давности. Оперативники прекращают розыск и направляют об этом уведомление родственникам пропавшего человека.

Полицейские будни

Некоторые родственники пропавших без вести граждан нередко упрекают оперативников в волоките и бездействии. Мол, время идёт, а вы всё никак не может выйти на след разыскиваемого, только имитируете бурную деятельность. На что полицейское руководство им всегда отвечает, что всё находится под контролем. Розыск ведётся всеми силами и средствами, проблема в том, что сам человек не очень-то спешит вернуться в семью, чтобы снова не погружаться в пучину семейно-бытовых проблем.

"Человек никогда не бежит от хорошей жизни, – уверен майор Дунгешов. – Если он уходит из дома, то на это всегда есть причины. И как бы члены его семьи не уверяли нас, что у них в доме царит полный покой, мир и согласие, мы всегда знаем, что бегству способствовала какая-то причина – например, скандал или неприятная ситуация. Например, молодой человек занимает у родственников или знакомых какую-то сумму денег, а вернуть её потом не может. Вот он и начинает скрываться от них. Или поругались муж с женой, глава семьи уходит, громко хлопнув дверью. Возвращаться к жене он больше не хочет, вот на первых порах и ведёт образ жизни свободного мужчины".

Что касается критики в адрес оперов, то необходимо учитывать их нагрузку. Сегодня на одного сотрудника угро приходится в среднем по 30 розыскных дел. Раньше этот показатель был гораздо меньше – не более 20 дел на каждого оперативника. К тому же людей не хватает: к примеру, в районных УВД из 5 сотрудников только двое разыскивают без вести пропавших и устанавливают личность неопознанных трупов. Остальные трое разыскивают сбежавших преступников. В городском ДВД в отделении розыска работает всего три человека. Они оказывают практическую помощь районным операм, дают им указания по контрольным делам, ведут анализ и учёт дел. С работой в целом оперативники справляются. Просто объём работы у них большой, вот и не получается иной раз уложиться в отведённые сроки.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter