Как Нур-Султану теперь относиться к движению Талибан

Лидеры "Талибана" на пресс-конференции в Москве / Фото Reuters
Лидеры "Талибана" на пресс-конференции в Москве / Фото Reuters

События в Афганистане ставят власти РК перед выбором: продолжать безальтернативно поддерживать кабульский режим или пойти на контакт с его главным оппонентом.

Ситуация в Афганистане стремительно меняется. Поступают сообщения о том, что отряды "Талибана" (запрещённого в Казахстане исламистского движения) овладели значительными территориями в сельских районах. Талибы, по их собственным утверждениям, воздерживаются от атак на крупные города во избежание жертв среди гражданского населения.

На первом этапе своих действий они планируют установить контроль над окружными центрами и автомагистралями.  В недавнем докладе ООН сообщалось о том, что с мая повстанцы захватили более 50 округов, окружив при этом многие крупные города и приблизившись к столице Афганистана. Но ситуация быстро меняется. На днях ряд российских и западных СМИ, со ссылкой на высказывание представителя талибов Сухаила Шахина, распространил информацию о том, что движение "Талибан" контролирует 85% территории Афганистана. Но и она не отражает полную картину изменений в указанном контексте.


Читайте также:


Самые актуальные данные по этому вопросу появляются на дисплее (индикаторе) с подвижной или движущейся картой издания Long War Journal базирующегося в Вашингтоне Фонда для защиты демократий (Foundation for Defense of Democracies). На них сейчас ссылаются многие из западных информационных агентств и изданий, освещающих развитие ситуации в Афганистане. Судя по ним (Mapping Taliban Contested and Controlled Districts in Afghanistan), на вечер 13 июля из 398 афганских округов (всего же их насчитывается 407), откуда поступают сведения, 214 были взяты талибами, контроль над ещё 115 оспаривался ими, тогда как лишь 69 удерживались правительственными войсками или находились в неопределённом состоянии.

Такое развитие событий актуализирует вопрос о пересмотре отношения к талибам у постсоветских республик Центральной Азии, в частности у Казахстана. Исламский Эмират Афганистан дипломатически был признан тремя государствами: Объединёнными Арабскими Эмиратами, Пакистаном и Саудовской Аравией. В нашей стране движение "Талибан" по-прежнему находится под запретом как террористическая организация. Насколько известно, Республика Казахстан в отличие от Российской Федерации и Узбекистана официально не контактировала с талибами и не обращались к ним в какой-либо форме. В СМИ такой случай, во всяком случае, не отмечался. А вот "Талибан" к властям и народу Казахстана однажды публично обращался.

Сейчас, думается, важно об этом вспомнить для того, чтобы иметь представление об отношении этого движения к нашей стране. Речь идёт о случае 10-летней давности. Итак, обо всём по порядку. В середине мая 2011 года депутатами мажилиса был одобрен документ под названием "О ратификации соглашения в форме обмена нотами между Казахстаном и НАТО об участии в деятельности международных сил содействия безопасности в Афганистане". Вскоре после этого сайт Rbc.ru распространил такую новость: "Экстремистское движение "Талибан" в специальном послании предупредило Казахстан о "серьёзных последствиях" отправки солдат в Афганистан на помощь НАТО. Об этом сообщает Reuters".

Тогда МИД Казахстана выступил с разъяснением, заявив, что в Афганистан планируется отправить лишь четверых офицеров, которые будут проходить службу в штабе международных сил содействия безопасности (ISAF). С комментарием выступило и Министерство обороны страны, указав на то, что в боевых действиях эти военнослужащие участвовать не будут.

Но в начале июня 2011 года сенат отклонил законопроект, предусматривавший отправку казахстанских военнослужащих в Афганистан. В то время предполагалось, что до конца июня документ ещё может быть рассмотрен на совместном заседании обеих палат. Но законопроект так и остался  не ратифицированным.

В этой связи хотелось бы обратить внимание вот на что. Ещё в свое время индийский эксперт Ауробинда Махапатра первым из публично выступавших наблюдателей, отечественных и зарубежных, выстроил в одну цепь такие разрозненные, казалось бы, факторы: опубликованное в мае 2011 года обращение "Талибана" к властям и народу Казахстана, информацию об организации Jund al Khilafah и её ключевых представителях и начало тогдашней череды террористических актов в Казахстане. Насколько они могут быть взаимно связаны? Браться сейчас говорить что-то определённое на этот счёт едва ли будет уместно. Но и отрицать на корню такую постановку вопроса также вряд ли было бы разумно. В особенности в свете складывающейся сейчас в Афганистане ситуации.

Собирается ли Казахстан принимать афганских беженцев?

В прошлом месяце специальный представитель США по примирению в Афганистане Залмай Халилзад, приезжавший в Нур-Султан, сообщил казахстанским журналистам, что Соединенные Штаты ведут переговоры со странами Центральной Азии, включая Казахстан, о возможности иметь свой потенциал в регионе после вывода войск из Афганистана. Наше оборонное ведомство вслед за этим заявило, что США с запросом о размещении своего воинского контингента на территории республики после его вывода из Афганистана не обращалось. Но это, наверное, не значит, что такого обращения в будущем не последует.


Читайте также: 


Агентство Bloomberg 2 июля писало о том, что США уже обратились не только к Узбекистану и Таджикистану, но и также к Казахстану с просьбой временно разместить на своей территории 9 тысяч афганцев, которые помогали американцам. Причём в этом сообщении наша страна называется первой. Но на этой неделе МИД РК заявило, что США официально не обращались в Казахстан по вопросу принятия афганских беженцев на территории республики. Однако такая просьба может, видимо, ещё последовать. Казахстан и Афганистан разделяют 1,5 тысячи километров. У нас нет общих границ, и мы территориально непосредственным образом не связаны. И при этом Казахстан стал крупнейшим в центральноазиатском регионе донором Афганистана при поддерживаемой там американцами системе власти. Сейчас США, надо полагать, надеются на принятие нашей страной у себя части тех афганцев, которые работали на них в Афганистане. Возникает вопрос: как к этому отнесется "Талибан"? Ответ на него пока неизвестен.

Известно же другое: талибы намерены преследовать, задерживать и судить своим судом тех афганцев, которые помогали американцам. Какой окажется реакция "Талибана", если часть таких людей будет принята Казахстаном? Чтобы иметь об этом и других аналогичных проблемах представление, нашим властям уже надо бы, наверное, устанавливать какую-либо форму контактов с движением "Талибан".

Тут есть, думается, смысл обратить внимание на опыт России. Вот как его охарактеризовало издание National Interest:

"Талибан" признан в России террористической группировкой, но это не помешало Кремлю вступать в контакт с этой группировкой в последние годы. Плоды тех предпринятых ранее усилий всецело проявились на этой неделе, когда делегация "Талибана" посетила Москву, с тем чтобы обсудить вопросы будущего Афганистана. Российский сенатор Владимир Джабаров выразил надежду на нормализацию российско-талибских отношений: "С любой законной властью Афганистана мы будем взаимодействовать. Если талибы будут законной властью, конечно, мы будем налаживать отношения, но при условии, что они не будут враждебны нашей стране".

Кремль не желает в одностороннем порядке пойти на полное дипломатическое признание "Талибана", но, как предполагает Джабаров, политические и военные расчёты, лежащие в основе нынешней позиции России, могут измениться, если воинствующая исламистская группировка выйдет из продолжающейся борьбы с афганским правительством за власть неоспоримым победителем". 

Глава узбекского МИД не считает талибов террористами

А Узбекистан, к примеру, еще в 2019 году, к вящему неудовольствию кабульского режима, принимал в Ташкенте представителей политического офиса движения "Талибан" в Дохе. 10 апреля этого года в Дохе делегация Узбекистана во главе с министром иностранных дел Абдулазизом Камиловым встретилась с главой политического офиса движения "Талибан" в Катаре муллой Бародаром Ахундом. То есть официальный Ташкент уже давно, невзирая на недовольство официального Кабула, старается поддерживать связи одновременно с двумя афганскими сторонами, противостоящими друг другу. Министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов в интервью американскому телеведущему Деннису Уоли в рамках проекта This Is America на вопрос о том, считает ли он движение "Талибан" террористической организацией, ответил: "Мое личное мнение: я так не думаю. Как тогда США имеют дело с "Талибаном" и подписывают соглашение? Ведь у США есть же принцип – вы никогда не вели, не ведёте и не будете вести прямые переговоры с террористами. Это и есть ответ".

Казахстану, думается, было бы ещё проще перейти на режим одновременного поддерживания контактов с указанными двумя афганскими сторонами постольку, поскольку в среде руководства кабульского режима нет никого, перед кем у официального Нур-Султана могли бы быть какие-то моральные обязательства в силу этнической близости. Как, скажем, афганский маршал Абдул-Рашид Дустум – в случае официального Ташкента.

Спокойствие нашего региона в последнее время всё чаще оказывается под вопросом вовсе не из-за того, что кому-то просто нравится дестабилизировать здешнюю обстановку. Главная причина кроется в том, что по территории Центральной Азии проходит геополитический излом. И он вновь и вновь даёт знать о себе. Так было всегда. Но сейчас, похоже, складывается новая реальность. Такая реальность, которая призвана изменить привычные представления.

Ахас Тажутов

Читайте также

Новости партнёров