Пока Всемирная организация здравоохранения при поддержке некоторых европейских лидеров выступает за справедливое распределение доз вакцины от коронавируса, некоторые страны вкладывают миллиарды долларов, пытаясь купить эксклюзивное право на перспективные разработки для своих граждан.

Что будет, когда (и если) вакцина от нового коронавируса будет изобретена?

Каждый за себя

В 2009 году Мари-Поль Кини, руководившая тогда инициативой Всемирной организации здравоохранения по исследованию вакцин, предупреждала, что самое трудное в этом процессе – создать справедливые условия для распределения препарата: "Правительства могут быть не склонны делиться вакциной". Она оказалась права.

В том же 2009 году несколько стран разработали вакцины от штамма пандемичного H1N1, известного как свиной грипп. Среди этих стран была и Австралия. Правда, компании, производившие вакцину, получили указание от властей страны сначала удовлетворить внутренний спрос, а уже потом поставлять вакцину за рубеж.

Сейчас почти все страны задаются вопросами: как занять место в очереди на вакцину? Как её будут распространять? Кто это будет решать? Всё это сейчас беспокоит и ВОЗ. В организации говорят, что вопросы приоритета обсуждаются на регулярных встречах с представителями стран-членов. Звучат предложения, что первыми вакцину должны получить медики и самые уязвимые группы населения – люди старшего возраста. Уже после этого по мере появления новых доз вакцины она станет доступна большему числу людей. Но это лишь план ВОЗ.

"Вероятнее всего, страна, которая первой разработает вакцину, сначала введёт запрет на её экспорт, пока вакцину не получит основная часть её населения, – считает Амеш Адалья, специалист по пандемиям и инфекционным заболеваниям из Университета Джонса Хопкинса в США. – Конечно, есть различные международные организации, например, CEPI (Коалиция за инновации в сфере готовности к эпидемиям), которые работают над тем, чтобы этого не случилось. Но я уверен, что очень высок шанс того, что вакцина сначала будет распространяться на внутреннем рынке страны, которая её разработает".

Лидеры некоторых стран уже заявили, что принцип "каждый за себя" не может действовать во времена пандемии. По словам президента Франции Эммануэля Макрона, доступ к вакцине должен быть у всей планеты. Его поддержал премьер Канады Джастин Трюдо, который сказал, что мы должны заботиться и о себе, и об остальном мире.


Читайте также: Влияние БЦЖ на коронавирус и почему некоторые болеют бессимптомно. Разговор с биологами


CEPI финансирует проекты в сфере вакцинологии и помогает наращивать производственные ресурсы отрасли (сама организация финансируется несколькими крупными фондами, включая фонд Билла и Мелинды Гейтс, а также консорциумом наций, в который входят, в частности, Британия, страны ЕС, Япония и другие). Коалиция сейчас поддерживает разработку девяти разных вакцин. Несмотря на то что пока ни одна разработка не прошла клинические испытания, налаживает цепочку поставок в сотрудничестве с ВОЗ.

"ВОЗ работает с компаниями-спонсорами, а также с CEPI, чтобы ускорить испытания вакцин и расширить их производство, чтобы все страны имели возможность получить необходимые дозы, как только вакцина станет доступна. Во всём мире сейчас инвестируют средства для поддержки перспективных вакцин. Если к концу 2020 года будет найдена работающая формула, мы рассчитываем, что к концу 2021 года у стран будет достаточное количество доз, чтобы приоритетные группы населения, желающие вакцинироваться, смогли это сделать", – сказали во Всемирной организации здравоохранения.

Почему так долго?

Пока некоторые страны, в основном европейские, говорят о сотрудничестве в разработке вакцины и участвуют в инициированной ВОЗ кампании по сбору денег на борьбу с коронавирусом, некоторые всё же решают идти своим путём. В одиночку пока действуют, например, США и Россия.

Российский государственный научный центр вирусологии и биотехнологии "Вектор" работает над созданием своей вакцины от коронавируса – это вакцина на основе вируса везикулярного стоматита. ВОЗ включил разработку в перечень перспективных вакцин-кандидатов. Разработчики российской вакцины активно участвуют в информационном обмене, который организует ВОЗ, и называют это полезным опытом.


Читайте также: 10 мифов о вакцинации: прививки и бесплодие, аутизм, ДЦП


Петербургская компания Biocard – партнёр "Вектора" – организует весь процесс коммерциализации: начиная от доклинических испытаний, заканчивая производством и дистрибуцией будущей вакцины. По словам гендиректора Biocard Дмитрия Морозова, к середине июля специалисты рассчитывают закончить доклинические испытания вакцины против SARS-CoV-2, после чего разработчики должны получить разрешение на клинические испытания, которые, при оптимистичном прогнозе, должны начаться в конце августа – начале сентября. Таким образом, к концу года может быть понятно, эффективна ли эта вакцина.

Нынешние мощности позволят компании поставлять около 5-6 млн доз вакцины в месяц. Изначально эти вакцины будут распространяться на российском рынке.

"Мы надеемся, что государство будет эту вакцинацию финансировать. Исходя из плана, мы будем поставлять вакцину. У нас уже сейчас есть заявки от международных партнёров на поставку вакцин. По мере увеличения объёмов производства и удовлетворения российского рынка, конечно, мы будем открыты, для того чтобы поставлять дозы за рубеж", – сказал Дмитрий Морозов.

5-6 млн доз в месяц, вероятно, достаточно, чтобы начать вакцинацию в России, но этого явно не хватит, чтобы привить весь мир. Предполагаемый объём производства рассчитан только на плановые вакцины, а не на экстренные, которые необходимы при пандемии.

Если цель – остановить пандемию, то необходима массовая вакцинация. Если иммунитет от коронавируса приобретёт достаточное количество людей, вирус не сможет так быстро передаваться, риски заболеть значительно снизятся, а люди смогут скорее вернуться к привычной жизни.

Но сейчас во всём мире нет таких мощностей, чтобы привить всё население планеты. Ежегодно в мире, как писал журнал Economist, производят около 5 млрд доз всех существующих вакцин, из них 1,5 млрд – это вакцины от сезонного гриппа. Если перепрофилировать все существующие мощности под производство одной вакцины от коронавируса (что само по себе невозможно, поскольку компании продолжают производить вакцины от сезонного гриппа, кори, краснухи и других заболеваний), на вакцинацию 7,8 млрд людей на планете уйдёт более полутора лет.

Эксперты говорят, что для создания коллективного иммунитета достаточно сделать прививку 80% населения. Правда, существует вероятность, что людям может потребоваться не одна, а, например, две дозы. Тогда речь может идти о 12-15 млрд доз вакцины.


Читайте также: Побеждённые болезни вернулись. Что для этого сделали антипрививочники и почему проблема не только в них?


Тем временем ВОЗ и CEPI уже представили план по покупке 2 млрд доз для вакцинации наиболее уязвимых групп населения по всему миру. Предполагается, что таким образом к концу 2021 года вакцинироваться смогут медработники, люди старше 65 лет, а также те, кто страдает заболеваниями, которые способствуют развитию более тяжёлой формы Covid-19: например, диабетом.

Для воплощения этого амбициозного плана в жизнь, по расчётам ВОЗ, потребуется примерно 18,1 млрд долларов. Это не очень большая сумма, столько же, например, получат от Германии и Франции всего две попавшие в беду авиакомпании – Lufthansa и Air France. А всего крупнейшие страны мира пообещали выделить более 10 трлн долларов на восстановление мировой экономики, которая недосчитается из-за пандемии более 12 трлн долларов в ближайшие два года.

Где взять мощности?

Российская Biocard признаётся, что для массового выпуска вакцины необходимы дополнительные мощности. Компания уже задумывается о расширении производства и возможном сотрудничестве с другими компаниями, чтобы облегчить и ускорить процесс. Но речь пока всё равно идёт только о внутреннем рынке. Кроме того, другие страны всё ещё рассчитывают, что их вакцины будут готовы раньше.

CEPI утверждает, что нашла мощности для производства 4 млрд доз в год.

"Большинство не верит, что можно производить четыре миллиарда в год. А я верю", – сказал представитель коалиции Джеймс Робинсон.

Инфраструктура производственных мощностей зависит от типа вакцины. Успешной могут стать:

  • вирусная вакцина – содержащая обезвреженный вирус, не способный к заражению;
  • векторная вакцина, когда участок генома SARS-CoV-2 встроен в оболочку другого вируса;
  • вакцины на основе ДНК и РНК, белковые и так далее.

Заранее настроить мощности, не зная, каким будет рецепт успешной вакцины, невозможно.


Читайте также: Надо ли сдавать ПЦР-тест и почему пациентов с ОРВИ относят к носителям Covid-19?


Мир уже столкнулся с похожей проблемой при производстве тестов на определение коронавируса: из-за нехватки реагентов (химических веществ, необходимых для проведения теста) у многих стран не получилось быстро развернуть масштабное тестирование. В случае с вакциной может тоже не хватать стандартных для этого процесса компонентов: стеклянных пузырьков, биореакторов (в которых выращиваются биологические культуры) или адъювантов (добавляются в вакцины для усиления иммунного ответа).

США делают ставку на частные фармацевтические компании, помогая им с клиническими испытаниями, сертификацией и разворачиванием производства.

В стране выгодные госконтракты получили пять производителей вакцин. Это компании фармацевтической промышленности:

  • AstraZeneca;
  • Johnson & Johnson;
  • Merck;
  • Sanofi;
  • Moderna.

Власти не пояснили, как именно они выбирали перспективных разработчиков вакцин, но Дональд Трамп обещает действовать "со сверхсветовой скоростью" (по-английски этот план называется Operation Warp Speed).

Отдельные страны уже сейчас пытаются заключить предварительные соглашения о прямых закупках вакцины у различных производителей. Некоторые заранее платят за вакцины. Например, Германия, Франция, Италия и Нидерланды объединились и заключили договор с британско-шведским концерном AstraZeneca на поставку не менее 300 млн доз вакцины. Столько же доз зарезервировали США. Компания AstraZeneca, в свою очередь, сотрудничает с Оксфордским университетом, который и ведёт разработку новой вакцины. Правда, Британия уже заявила о своём праве на вакцину, утверждая, что именно британцы первыми получат доступ к препарату.

Проблема в том, что сейчас сложно предсказать, какая разработка окажется эффективной, а какая – провалится. Поэтому страна, вложившая деньги в неудачную вакцину, может в последний момент оказаться ни с чем. В первые дни, когда на рынке появится эффективная вакцина, спрос на неё будет огромным, а число доз – ограниченным.

"Это рискованно. Кроме того, это этически неправильный подход, потому что он может оставить весь мир без необходимых доз", – считает научный сотрудник ВОЗ Сумья Сваминатан.

Аналитики консалтинговой компании EY уверены, что 97% разработок вакцины от коронавируса не дойдут до рынка, потому что провалят клинические испытания.

"Национализм в погоне за вакциной"

Инициатива ВОЗ нацелена на то, чтобы сделать эффективную вакцину достоянием всего мира, ограничив патентное право. Но с этим могут не согласиться и сами фармацевтические компании. Глава Pfizer назвал призывы ВОЗ чушью, а руководитель AstraZeneca заявил, что вместе с патентным правом исчезнет главный стимул к инновациям.

Эксперт Амеш Адалья из Университета Джонса Хопкинса уверен, что инициатива ВОЗ нереализуема: "Скорее всего, формула успешной вакцины не будет известна публично, она станет интеллектуальной собственностью компании-производителя. В теории компании могут разрешить производителям из других стран тоже наладить выпуск по лицензии, но формула публичной не станет".

Это понимают многие страны. В частности, правительство Германии в июне потратило 300 млн евро, чтобы через государственный банк развития приобрести долю в немецкой биотехнологической компании CureVac, которая работает над перспективной разработкой вакцины.

Это произошло вскоре после того, как в СМИ появились слухи, что США предлагали выкупить компанию, чтобы обеспечить страну эксклюзивным правом на вакцину. Официально эта информация не подтверждалась, но немецкие журналисты предоставляли многочисленные свидетельства в поддержку этой версии.


Читайте также: "После второго карантина может быть рост числа заражённых". Что думают о локдауне казахстанцы


Руководство США, продолжая действовать в одиночку, назначило главой операции "Сверхсветовая скорость" генерала армии Густава Перну, в прошлом отвечавшего за операционную и стратегическую логистику на американских военных базах по всему миру. Конгресс выделил на его работу 10 млрд долларов, чтобы все американцы как можно скорее получили прививку от коронавируса.

Амеш Адалья из Университета Джонса Хопкинса считает, что оптимистичный сценарий, кто бы первым ни разработал эффективный препарат, выглядит так: после создания вакцины пройдёт примерно два года, прежде чем прививку получат все, кто не имеет противопоказаний.

Американский профессор, эксперт по медицинской этике Джонатан Морено не сомневается, что богатые страны первыми получат доступ к вакцине. В идеальном мире, говорит он, ВОЗ получила бы полномочия разработать план вакцинации по всему миру, но в ближайшее время этого не произойдёт: "То, что происходит, – это в некотором роде национализм в погоне за вакциной".

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter