4 апреля Медеуский районный суд Алматы вынес решение о взыскании с Forbes.kz, Ratel.kz и журналистов этих изданий 50,2 млн тенге в пользу бывшего министра Зейнуллы Какимжанова и его сына Ильхалида. Кроме того, суд обязал Forbes.kz опровергнуть сведения, изложенные в 9 статьях и полностью удалить с сайта и аккаунтов издания в социальных сетях 10 материалов (один из них не значится в тексте решения суда среди порочащих честь и достоинство Какимжановых). Защита чести и достоинства истцов, по мнению суда, также требует признания того, что 13 статей, опубликованных интернет-порталом Ratel.kz, не соответствуют действительности, а потому также должны быть опровергнуты и удалены.

Бьют по карману

Медиа-сообщество Казахстана сегодня достаточно активно обсуждает и приговор, и нюансы дела, которые по определённым причинам остались для широкой общественности за дверьми зала судебных заседаний. 11 января судья Медеуского районного суда Жумамуратов сначала запретил ответчикам освещать процесс, включая обращения в СМИ и комментирование в социальных сетях. А 1 февраля служитель Фемиды и вовсе вынес решение о проведении судебных слушаний в закрытом режиме.


Тамара Калеева

Тамара Калеева / Фото с сайта inform.kz

Вероятно, именно поэтому сегодня всё больше обсуждений проходит вокруг приговора и суммы компенсационных выплат. По словам Тамары Калеевой, президента международного фонда защиты свободы слова "Әдiл сөз", бесследно для страны этот приговор и сами судебные баталии не пройдут:

"Я вообще считаю, что это дело прецедентное. Как говорят в высоких правовых кругах, это стратегический должен быть процесс. Дело не в самом Медеуском суде, а в том, что впервые у нас были решением судьи засекречены все нюансы дела. Вопреки принципу и нормам гласности судебного процесса. Совершенно неверно, на мой взгляд, были истолкованы понятия "тайны личной жизни", "семейной тайны". Всё это пошло в ущерб общественным интересам, в ущерб обществу. Судья, в том, что касается гласности судебного процесса, превысил все разумные и обоснованные законом и сутью дела нормы, – уверена глава фонда "Әдiл сөз". – Что касается самого процесса, не была принята независимая экспертиза спорных текстов. Это тоже большой минус. То, что были произвольно трактованы, отвергнуты многие документы, – тоже вызывает обеспокоенность. Я считаю, что апелляционный суд и судебная система должны обратить на этот процесс особое внимание. Если это решение не отменят, то у нас засекретят далее в судебной практике всё, что необходимо знать обществу. У нас станут невозможными борьба с коррупцией, общественная оценка персоналий, их действий и каких бы то ни было деяний".


Арман Шураев

Арман Шураев / Фото с сайта vlast.kz

Экс-директора телеканала КТК, активного пользователя Facebook, Армана Шураева больше всего поразила итоговая сумма взысканий:

"Честно говоря, я не особо в курсе самого дела, в тонкости не вдавался, но меня как журналиста и медиа-менеджера напрягает больше всего, конечно же, желание "закошмарить" средства массовой информации. Причём не просто пристыдить или указать место, а вот такими непонятными суммами огромными в виде штрафов задавить. Я понимаю, что средство массовой информации может подходить тенденциозно, может быть неправым. Но загружать его такими огромными суммами, чтобы встал вопрос о дальнейшем существовании СМИ, я считаю, неправильно, – говорит Арман Шураев. – Я не обладаю всей картиной и не могу сейчас становиться на чью-то сторону однозначно. Но я говорю, что меня как журналиста напрягает именно этот вопрос, что размер вот этих штрафов на самом деле неадекватен. Точно так же, как и другие виды штрафов. И, похоже, мы всё больше скатываемся в полицейское государство, в котором душится любая свобода слова, любое инакомыслие".

Корпоративный дух

Многих представителей отечественной прессы смутил и тот факт, что определённая часть коллег до сих пор не высказала свою позицию, хотя во многих развитых странах солидный иск против серьёзных изданий вызвал бы не просто обсуждение внутри журналистского цеха, но и потянул за собой целый ряд статей на тему "как же так получилось".


Досым Сатпаев

Досым Сатпаев / Фото с сайта kapital.kz

По словам политолога Досыма Сатпаева, ждать монолитности от журналистской братии в Казахстане не стоит: времена другие и система координат существенно изменилась.

"Я думаю, что здесь ещё и проблема внутрикорпоративного характера, потому что, как показывает практика и прецеденты последних лет, когда наносились удары по отдельным СМИ, я не видел мощной корпоративной солидарности у прессы страны в плане отдельных средств массовой информации и отдельных журналистов, – утверждает директор "Группы оценки рисков". – В основном те или иные СМИ, которые находились под огнём мощного давления и критики со стороны власти, – вокруг них объединялись либо читатели, либо коллеги по работе, но какого-то мощного голоса всего медийного сообщества мы не слышали. И в случае с иском против изданий Ratel.kz и Forbes.kz происходит то же самое. Мы все понимаем, что многомиллионные иски – это не столько попытка защитить свои честь и достоинство, сколько попытка закрыть рты этим журналистам, и как я написал в Facebook, это мощный финансовый удар по самим СМИ. Чтобы эти издания либо полностью ушли со сцены, либо долго залечивали свои раны".

Несмотря на то что в судебном противостоянии Какимжановых и популярных изданий на данный момент поставлена не точка, а всего лишь многоточие, сам факт вынесения первого судебного решения о взыскании более 50 миллионов тенге в пользу бизнесменов вызывает у экс-директора телеканала КТК Армана Шураева лишь чувство сожаления:

"Меня это уже не пугает. Потому что пугаться мы начали давно, а сейчас уже смирились все с этим, понимаете? Кто вам сказал, что у нас журналистский цех остался – цеха нет уже давно. У нас остались государственные и квазигосударственные СМИ, которые сидят на игле государственного заказа, которые знают свой потолок. Студенты на первом курсе журфака знают свой потолок: что можно и что нельзя говорить. Поэтому никакой поддержки со стороны цеха и не будет. Вот и всё", – с горечью заключает Шураев.

Порочная практика

Журналист Денис Кривошеев также столкнулся с подобным судебным вердиктом. В 2016 году в том же Медеуском районном суде Алматы было принято решение не в пользу общественного антикоррупционного омбудсмена по делу о защите чести и достоинства главы ТОО "Алматыжарнама" Султанбека Сыздыкова.


Денис Кривошеев

Денис Кривошеев / Фото informburo.kz

Экс-руководитель дирекции Азиатских игр посчитал, что в статье Кривошеева, опубликованной в газете "Трибуна", есть сведения, которые задевают его честь и достоинство. Антикоррупционное ведомство ранее обвинило Сыздыкова в растрате вверенного чужого имущества в размере 23 млн тенге. Эта статья считается коррупционной. Но позже следствие переквалифицировало статью на другую, уже некоррупционную – "Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием". А затем Сыздыков возместил ущерб, и уголовное дело прекратили в связи с примирением сторон. В итоге "за распространение информации, не соответствующей действительности", суд взыскал с журналиста Дениса Кривошеева 5 млн тенге.

"На тот момент я ссылался на заявление антикоррупционного ведомства, где прямым текстом говорилось о том, что чиновник обвиняется в коррупции. Суд не принял во внимание ни слова этого чиновника, ни другие цитаты и другие официальные заявления, ни распространённые пресс-релизы. Он признал: утверждение о том, что Султанбек Сыздыков назван коррупционером, – ложное, оскорбляющее. Сам факт перечисления этих документов уже относится, получается, к оскорблению. Напоминание о том, что такие документы существовали, – тоже оскорбление. Там, в моём деле было так. И тогда я говорил о том, что эта ситуация может привести к прецеденту, когда журналисты не смогут доказать свою невиновность, ссылаясь на любой документ, который инициирует государство. И то, что мы сегодня видим в деле Какимжановых против Ratel.kz и Forbes.kz, говорит о том, что суд не принял во внимание ссылку ни на один документ официальных органов: ни на судебное решение другого суда, ни на заключение антикоррупционного ведомства, ни на возбуждённые уголовные дела, ни на формулировки по этим делам. То есть он заставляет извиняться за официальные документы государственных органов и определяет это как оскорбление или ложь".

Противостояние абсурду

То, что иск в суд от экс-министра государственных доходов и экс-главы Минфина Зейнуллы Какимжанова будет иметь серьёзные последствия, вероятно, догадывались и сами журналисты. Мнение одного из ответчиков по иску, журналиста Геннадия Бендицкого, informburo.kz уже публиковал.


Арманжан Байтасов

Арманжан Байтасов / Фото с сайта forbes.kz

Официальная позиция изданий понятна. К примеру, издатель Forbes Арманжан Байтасов в интервью высказался довольно категорично: вынесенное решение суда есть не что иное, как нарушение конституционных прав, и оно направлено против свободы слова:

"Мне трудно понять, зачем Какимжанову судиться и что он хочет доказать в суде. Факты, озвученные нами, проверены, уголовные дела, о которых мы пишем, нами не выдуманы; проблемы со своими акционерами и партнёрами, которые есть у Какимжанова, – тоже не наши домыслы, а реальный факт; качество взлётно-посадочной полосы в Уральске вызывает сомнения не только у нас; арестованные сотрудники его компаний – тоже правда. Что мы должны опровергать? Может быть, нам тогда из суда выдадут какой-то точный текст, который мы опубликуем? Но только такой, чтобы потом на нас в суд уже не подали другие люди, другие организации".

По мнению журналиста Дениса Кривошеева, дело "Какимжановы против Ratel.kz и Forbes.kz" – хорошая иллюстрация того, что судебную систему в Казахстане необходимо кардинально реформировать.

"Если бы писатель-фантаст Джордж Оруэлл был жив и мог бы написать роман-антиутопию о Казахстане, то роман "1984", а точнее его вторая часть, была бы про наши суды. Про то, как принимаются решения в наших судах, когда к исследованию принимаются явные подделки. Там такой творится беспредел в судах, что это наносит действительно непоправимый ущерб имиджу государства, – уверен антикоррупционный омбудсмен. – И когда мы говорим, что как вид борьбы с этим предлагается создать независимый суд с прецедентным правом в международном финансовом центре "Астана" для защиты инвесторов, то мы фактически расписываемся в невозможности что-то поправить в действующей судебной системе. Сами себе не доверяем, потому что понимаем, что наши суды не смогут защищать интересы инвесторов или хотя бы быть независимыми в исследовании доказательств. Поэтому мы вынуждены создавать отдельный суд на отдельно взятой территории в городе Астана".

Политолог Досым Сатпаев считает, что в последние годы из-за желания казахстанских чиновников ослабить местные СМИ, превратить их в прислугу, в некий инструмент влияния, привели к тому, что мы сейчас видим мощный ущерб нашей информационной безопасности.

"Если какое-то СМИ или журналист начинают выходить за так называемые красные флажки и пытается совать свой нос в чужие дела, то моментально это вызывает раздражение определённого круга лиц. Хотя совать свой нос в чужие дела – это прямая обязанность журналистов. Это вызывает раздражение и некий "сбой по фазе", – уверен Сатпаев. – Журналистика для этих людей, как собака: когда они её гладят и когда она гавкает на кого надо – это хорошо, но когда она начинает их самих кусать, то её пытаются усыпить. Я считаю, что даже если вина того или иного СМИ или журналиста доказана в суде, то максимум что могут потребовать – это публичные извинения и опровержения тех или иных материалов. Но ни в коем случае не какие-то многомиллионные иски. Я исхожу из того, как должно быть. В других странах подобное давно существует".

Горький привкус правды

Большую часть коллег по журналистскому цеху, даже тех, кто не симпатизирует коллегам из двух изданий, всё равно так или иначе волнует итоговое решение. Кто-то даже ставит вопрос ребром: если Forbes.kz и Ratel.kz проиграют на всех остальных стадиях судебных разбирательств, то о каких-то полноценных журналистских расследованиях в Казахстане можно будет забыть. Если раньше судебный ресурс использовали преимущественно чиновники, то сегодня активно судятся со СМИ ещё и бизнесмены.


Зейнулла Кикимжанов

Зейнулла Какимжанов / Фото с личной страницы в Facebook

Глава международного фонда защиты свободы слова "Әдiл сөз" Тамара Калеева уверена: как бы ни завершился в итоге процесс против журналистов, реноме страны за границей уже испорчено. За посягательство на свободу слова и прессы страна обязательно попадёт в какие-нибудь "чёрные списки".

"Да, удар, серьёзный и существенный. Я надеюсь, что апелляционный суд исправит ситуацию. У нас уже столько в этом деле было "науки", только что-то всё это не идёт нам впрок. В первую очередь, это не идёт впрок властным органам, журналисты мотают на ус, становятся всё тише. Смотрите, много ли у нас осталось изданий, которые себе позволяют публиковать по собственной инициативе критические материалы – единицы считанные, и много ли у нас их осталось? Издание Ratel.kz было одним из самых последних. Я надеюсь на то, что и было, и есть", – уверена правозащитница.

А вот Денис Кривошеев предлагает уже сегодня начинать собирать деньги на выплату иска для изданий и журналистов, называя 50 миллионов, отмеченных в исковом заявлении, "платой за правду".

"Я думаю, что нам следует собраться всем вместе и начать собирать деньги для наших коллег. Потому что мне помогло общество собрать эти 5 миллионов тенге по иску против меня в 2016 году. Я эти деньги собрал и вернул человеку, которому напомнил о его прошлом. Нам нужно собрать 50 миллионов, тем самым показать, что общество поддерживает журналистов, и что оно готово заплатить за то, чтобы люди говорили правду, – резюмирует антикоррупционный омбудсмен. – Я понимаю, что другого выхода нет, и нам нужно начать помогать. Иначе они (издания. – Авт.) закроются, журналистам закроют выезд из страны, они попадут под санкции, их будут донимать судебные исполнители и превращать их жизнь в ад. Если будет апелляция, и издания выиграют, то собранные деньги можно будет направить на благотворительность или вернуть. Нужно собирать деньги, я по своему опыту могу сказать".

Чем завершится апелляция издателей и журналистов на решение Медеуского районного суда, сейчас не могут предсказать и самые авторитетные юристы республики. Противостояние крупного бизнесмена и сразу нескольких мэтров жанра журналистского расследования должно только за свой статус попасть в учебники по современной казахстанской журналистике.

Желание сделать процесс закрытым сыграло злую шутку. Теперь скандальные материалы, которые должны быть удалены, читают что называется запоем десятки тысяч казахстанцев. Даже если бы иска Какимжановых не было, его обязательно надо было придумать – для дальнейшего роста рейтингов и популярности коллег из Ratel.kz и Forbes.kz.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter