Бывший министр финансов и госдоходов, а ныне бизнесмен Зейнулла Какимжанов выиграл судебный процесс по иску к журналистам аналитического интернет-портала Ratel.kz. Служители Фемиды Медеуского районного суда Алматы признали, что публикации журналистов сайта, главным героем, которых стал экс-чиновник, не соответствуют действительности, и теперь авторы материалов должны понести наказание. Речь, в частности, идёт о публикации, в которой один из владельцев компании "Автодорсервис" Виталий Процентов посетовал на то, что Какимжанов рейдерски захватил его предприятие, а также о материале про некачественно выполненный ремонт взлётно-посадочной полосы уральского аэропорта компанией Какимжанова.

Журналисты с решением суда категорически не согласны, о чём незамедлительно написали у себя же на сайте, а вместе с тем вновь опубликовали документы, послужившие основой для разоблачительных материалов. Наша редакция записала интервью с одним из авторов публикаций о Зейнулле Какимжанове и его семейных компаниях. На вопросы informburo.kz ответил журналист Геннадий Бендицкий.

– Вы проиграли судебный процесс. Что постановил суд – удалить материалы?

– В том числе. И дать опровержение сведений, которые были опубликованы. Помимо этого – финансовая сторона. На каждого из нас – по несколько миллионов тенге.

– Точную сумму вы не хотите называть?

– Я просто сейчас не всё знаю. Сумбур в том, что в одном решении – предписание и в отношении журнала Forbes (Казахстан. - Авт.), и в отношении редактора Воротилова (Александр Воротилов - редактор "Forbes Казахстан". - Авт.), меня, Марата Асипова (главный редактор Ratel.kz. - Авт.), Процентова (Виталий Процентов - бизнесмен. - Авт.), Сапы Мекебаева (журналист Ratel.kz. - Авт.). То есть там комплексное решение. Хотя мне не очень понятно, как, допустим, мы можем отвечать за то, что публиковал Forbes? Какие сведения не соответствуют действительности в их публикациях? Как можно их и нашу информацию смешивать? Мы изначально говорили, что рассматриваться это всё должно порознь. Но почему-то это так получилось.

– Что дальше? Вы будете оспаривать решение суда?

– Мы сейчас собираемся подавать на пересмотр дела, апелляцию и так далее. Мы продолжаем сопротивляться, естественно, потому что мы не согласны с этим решением. Ничего общего с законностью и ничего общего со справедливостью оно не имеет. Фишка-то в том, что и в иске, и в ходе суда, и в решении суда не было установлено, какие факты не соответствуют действительности. Все факты, которые мы публиковали – на них имеются официальные подтверждающие документы. Официальные, ещё раз говорю! Это не наши домыслы или какие-то выводы. Мы не писали, что Зейнулла Какимжанов или его сын или ещё кто-то занимается рейдерством. Мы писали о том, что Процентов говорит: в отношении его предприятия произведён рейдерский захват. Мы говорим, что это говорит Процентов – это его право оценивать так или эдак. А нас обвиняют в том, что мы обвинили. Не Процентов, а именно мы! Действительно, там было похоже на то, что это рейдерский захват. Многие нюансы, многие основания есть для того, чтобы так говорить.

– Вы собираетесь подавать апелляцию. У вас какие-то дополнительные аргументы будут или вы придёте с той же доказательной базой, что и на предыдущий процесс?

– А у нас дополнительно ничего нет и не может быть. Дело в том, что в отношении компаний, которые подконтрольны Зейнулле Какимжанову и членам его семьи, возбуждено три уголовных дела на сегодняшний день. Одно – по факту мошенничества, в другом речь идёт о хищениях государственных средств в особо крупных размерах, и в третьем случае речь идёт о даче взятки.

– Вы верите в то, что хоть одна из судебных инстанций встанет на вашу сторону?

– У нас очень большие сомнения, что хоть одна инстанция может встать на нашу сторону. Коррупция – это же не обязательно только давать взятки, деньги. Это и использование каких-то своих знакомств. Понимаете, да? Когда судьи игнорируют очевидные вещи... Вы почитайте решение суда. Они не говорят, допустим – поскольку, никто из правоохранительных органов и судов не назвал факт рейдерством, – что это не рейдерство. Так суд не говорит. Он берёт абзац, два, три абзаца в публикации, где даже нет слова "рейдерство", где говорится о том, что некачественно произведена реконструкция взлётно-посадочной полосы, дороги, ещё чего-то. Берёт факт и говорит: вот это всё нужно опровергнуть. А как это опровергнешь, если там идёт разбирательство, если там возбуждено уголовное дело, если там привлекаются чиновники за то, что они приняли объект? Есть фотографии, которые подтверждают, что действительно некачественно, есть заключение независимых экспертов – их пригласили из России. Причём пригласили наши же госорганы, потому что усомнились в компетенции отечественных специалистов, которые оказались ангажированными, которые на сегодняшний день сами оказались под следствием. Приехали россияне и рассказали, что там используется не такой слой, как это требуется по технологии. И это не так, и это. В результате мы имеем через год эксплуатации взлётно-посадочной полосы разрушения. Как мы можем это опровергнуть?

– Тогда резонный вопрос: для чего вы подаёте на пересмотр, если не верите в то, что решение может быть в вашу пользу? Вы хотите привлечь внимание общественности?

– Во-первых – да, привлечь внимание. Во-вторых, вы понимаете, вообще речь идёт не о Зейнулле Какимжанове и его компаниях ... Дело в судебной системе. Суд сначала пошёл на поводу Какимжанова с Процентовым, а теперь он точно так же поступает в отношении нас.

– Вы верите в то, что хоть каким-то образом вам удастся отстоять вашу позицию?

– Нет, конечно! Судебную систему нужно менять. Если бы было иначе, люди бы не обливались бензином.

– Нет, я имею в виду то, что у нас, когда не получается решить вопрос через суд, пишут жалобу Президенту. У вас в планах есть такое намерение?

– Наверное, есть. Но дело в том, вы же понимаете, что Президент не может вмешиваться в каждый такой случай. Эти вещи должны работать как-то иначе. Зачем нам тогда суды? Пусть будет только Президент.

– А Какимжанов на вас выходил? Не пытался поговорить?

– Нет! Мы переписывались с ним в Facebook. Мы ему предложили выступить (на сайте Ratel.kz. - Авт.) ещё до того, как он подавал в суд. Причём он к нам ещё несколько раз обращался, говорил: "Я хочу, чтобы вы вот этот мой комментарий поставили", – и мы ставили. Мы предлагали большое интервью. Но ему, видимо, было нечего ответить.

– В случае если суд примет решение не в вашу пользу, будут ли какие-то сложности с выплатой компенсаций?

– Ну, я пока не хочу отвечать на этот вопрос – сложности всегда в таких случаях есть. Но мы будем бодаться до последнего.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter