Казахстанцы заявили о финансовой пирамиде, которая маскируется под партию Nur Otan

Фонд называет свою деятельность социальной программой, которую якобы поддерживает государство, и обещает ипотеку под 3,7%.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Әлеуметтік бағдарлама (@otbasy_men_jastardy_qoldauqory)

Что случилось. В полицию Нур-Султана с коллективным заявлением обратились жители столицы, которые считают, что стали жертвами деятельности финансовой пирамиды. Как пояснили пострадавшие, корпоративный фонд Otbasy men jastardy qoldau qory якобы выдавал клиентам займы, но свои обязательства по договору не выполнил.

Что известно о фонде. Фонд Otbasy men jastardy qoldau qory (в переводе с казахского "Фонд поддержки семей и молодых") выдаёт займы в размере 50% от стоимости жилья или авто. Учредитель фонда – компания Investment Consulting Agency.

Условия займа:

  • процентная ставка – 3,7%;
  • срок займа – до 10 лет;
  • первоначальный взнос – 50% от стоимости жилья или авто.

Чтобы стать вкладчиком фонда, нужно внести вступительный взнос – 6% от суммы сделки (полной стоимости жилья или авто). На эти членские взносы компания и существует: платит налоги, зарплаты сотрудникам, арендует офисы.

При выдаче займа не имеет значения кредитная история клиента, его возраст и пенсионные отчисления.

В течение 30 рабочих дней после вступления в фонд клиенту должны предоставить договор купли-продажи и перечислить продавцу всю сумму. После этого вкладчик погашает задолженность перед фондом по составленному графику.

Компания представлена во всех регионах Казахстана.

В чём обвиняют руководство фонда. Люди вступали в фонд и вкладывали миллионы. Сейчас часть вкладчиков заявляет, что не получили квартир и машин, вдобавок не могут вернуть свои деньги. Некоторые ждут больше полугода.

Под коллективным заявлением в департамент полиции Нур-Султана подписалось восемь человек. Они утверждают, что оставшихся без денег намного больше.

Одна из них – пенсионерка из Кызылорды Рахаш Байбусинова, которая внесла в фонд 18 млн тенге, чтобы купить квартиру в Нур-Султане. Это было 23 марта 2020 года. Ни через месяц, ни через полгода женщина так ничего и не получила. Обращения в филиал фонда в Кызылорде не дали результатов, поэтому она приехала в столицу, где с июня снимает квартиру.


Рахаш Байбусинова (справа)

Рахаш Байбусинова (справа) / Фото Informburo.kz


"Чтобы внести 18 млн тенге, мне пришлось взять кредит, который я сейчас плачу помимо аренды квартиры. Сотрудники фонда меня игнорируют, а раньше говорили: "Не переживайте, это социальная программа, нам помогает акимат и Ассоциация "Қазақстан әйелдері", – рассказывает Рахаш Байбусинова.

Потерпевшие упоминают имя женщины по имени Гульбану Сапей – одну из руководителей Investment Consulting Agency и инициатора создания фонда Otbasy men jastardy qoldau qory. В компании одним из учредителей числится её сын Бейбарыссултан Сапей. Президент фонда – Омар Ташенов.


Руководство компании Investment Consulting Agency

Руководство компании Investment Consulting Agency / Скриншот с сайта ica.company


Мать троих детей Айгерим Аешева продала квартиру в Караганде, чтобы купить жильё в Нур-Султане. В фонд женщина внесла более семи млн тенге.

"Весной началась первая волна коронавируса. Мне говорили, что оформят сделку после того, как она пройдёт. Потом перенесли сделку на 20 июня, позже – на август. До сих пор ждём. Мне пришлось переехать в съёмную квартиру с тремя детьми. Мне уже не важна сделка, я хочу получить назад свои деньги", – говорит Айгерим Аешева.


Айгерим Аешева

Айгерим Аешева / Фото Informburo.kz


"Консультанты говорили, что это социальная программа, которую поддерживает правительство. Я поверила. Также консультанты говорили, что деньги с наших лицевых счетов никто трогать не будет, и мы сможем снять их в любое время. Но сейчас этих денег нет", – добавляет Айгерим Аешева.

Вкладчиков ввела в заблуждение фраза "социальная программа". Хотя такие могут реализовывать как правительство, так и частные компании, некоммерческие организации, благотворительные фонды. Социальный значит общественный, а не государственный.

Как фонд принимал деньги от вкладчиков.

Айгерим Абраева решила стать вкладчиком после того, как её подруга смогла купить земельный участок на заём фонда. Семья решила начать с покупки автомобиля за 2 млн тенге.

"Мы были очарованы Гульбану Сапей. Она говорила, что каждый казахстанец должен иметь крышу над головой, каждая женщина должна иметь машину. Мы вложили в фонд 880 тысяч тенге. Нам сказали перевести их на карту Kaspi Gold одного из учредителей – Бейбарыссултана Сапей, сына Гульбану Сапей", – рассказывает Айгерим Абраева.


Айгерим Абраева показала квитанцию

Айгерим Абраева показала квитанцию / Скриншот Айгерим Абраевой


Семья уже готовилась продавать свою квартиру, но остановилась из-за сорвавшейся сделки с машиной. В положенный срок никто не смог внятно объяснить, почему автомобиль так и не приобрели, а деньги не могут вернуть.

"Нам говорили, что из-за пандемии были закрыты банки, счета, а полицейские нам сказали, что Гульбану Сапей уже привлекали за мошенничество, но до суда дело не дошло", – добавляет Айгерим Абраева.

Нам удалось выяснить, что Гульбану Сапей в 2017 году действительно привлекали к ответственности за мошенничество, но дело закрыли из-за примирения сторон.

При чём тут Nur Otan.

Пенсионерка из Нур-Султана Гаухар Темиртасова воспользовалась другой программой фонда. Она вложила шесть тысяч долларов на депозит фонда. Ей обещали, что через два года и восемь месяцев сумма на счету увеличится почти вдвое.

По условиям договора вкладчица имела право забрать свои деньги в любой момент. В августе ей понадобились три тысячи долларов, но ей вернули всего одну тысячу.

"После этого я решила вернуть все свои деньги, но уже не могу. Мне они нужны на лечение. Видимо, придётся возвращать их с помощью полиции", – говорит пенсионерка.


Гаухар Темиртасова

Гаухар Темиртасова / Фото Informburo.kz


Ещё один обманутый вкладчик – Алан Бейсен рассказывает, какие схемы предлагали сотрудники фонда. У семьи был дом в Акколе (город в 100 км от Нур-Султана), который принадлежал матери Алана. Оценщики оценили его в 8 млн тенге. Мужчине предложили внести в фонд 4 млн тенге и выкупить дом матери. После того как мать получит 8 млн, вложить их в фонд и купить квартиру в Нур-Султане за 16 млн тенге. Семья так и сделала.

"Сейчас я расплачиваюсь с фондом за недостающие 4 млн для покупки дома. Но маме так и не отдали 8 млн тенге, которые мы должны были после внести для покупки квартиры в Нур-Султане. Нас просто ввели в заблуждение", – считает Алан Бейсен.

Матери Алана 83 года. Сейчас она вместе с сыном живёт в хостеле в столице.

"Я узнал об этом фонде в декабре 2019 года. Меня заманило то, что организация была от партии Nur Otan. Презентацию программ проводили строго в здании партии. Я думал, что Nur Otan кого попало пускать не будет", – говорит Алан Бейсен.

Многие клиенты действительно думали, что соцпрограмму поддерживает Nur Otan, так как встречи проводили, в том числе, в офисах партии. Фотографии с презентации публиковали в социальных сетях.

Позиция фонда. Informburo.kz направил официальный запрос в фонд, после чего Гульбану Сапей сама связалась с нами. Обвинения в мошенничестве она отрицает.

"Я не говорю, что нет нашей вины. Где-то, может, в маркетинге мы какую-то ошибку сделали, может, не рассчитали риски. Но кто знал, что будет пандемия? Полтора месяца было всё закрыто, мы не могли совершать сделки. Перед карантином мы уехали обучать людей в Шымкент и Кызылорду и застряли там", – объясняет Гульбану Сапей.

Она утверждает, что с клиентами заключили медиативные соглашения до 4 октября. После этого фонд обязан начать заключать сделки или возвращать деньги. Айгерим Абраевой, которая вложила 880 тысяч тенге на покупку авто, вернули средства.

Сама Гульбану Сапей сейчас находится в Украине в поисках инвестиций. Инвестора, как утверждает она, уже нашли, но называть его не хочет.

"Сейчас мы не можем завезти инвестиции в Казахстан, потому что наши счета заблокированы. Хотели купить скот и в таком виде через Россию завезти в Казахстан, но Россия выставила санкции по перевозке скота. Сейчас планируем в виде другого товара завезти, продать в Казахстане и вложить эти деньги. Я не дам погибнуть этому проекту", – заверяет Гульбану Сапей.

Читайте также: Как спасти свои деньги от аферистов? Истории пострадавших и советы экспертов

Проект, по её мнению, пытаются развалить те, кто купил недвижимость, но не хочет возвращать займы.

"Кучка людей хочет развалить мою компанию, чтобы не платить те деньги, которые мы выдали. Среди них есть те, кто меня шантажирует и угрожает. Вообще же проект был рассчитан на пенсионеров, матерей-одиночек, социально уязвимые слои населения. Если мы его сохраним, нам бы удалось решать проблемы социально уязвимых слоёв населения, не затрагивая государственные активы", – уверена Гульбану Сапей.

По её информации, из 300 вкладчиков 219 человек купили квартиры и машины.

Nur Otan не связан с фондом.

Гульбану Сапей отрицает, что фонд поддерживает Nur Otan и правительство.

"Абсолютное враньё. Я всегда говорила, что мы у государства ни копейки не берём и ничего не просим. Nur Otan нам не помогал, мы всё сами создали", – подчёркивает Гульбану Сапей.

В Nur Otan тоже открестились от фонда. В ответе на запрос Informburo.kz в центральном аппарате сообщили, что партия имеет право осуществлять предпринимательскую деятельность, в том числе сдавать помещения в аренду.

ТОО "Investment Consulting Agency" четыре раза предоставляли конференц-залы в аренду:

  • в Шымкентском городском филиале в ноябре 2019 года;
  • в Павлодарском областном филиале в декабре 2019 года;
  • в Карагандинском областном филиале в декабре 2019-го и в марте 2020 года.

"Партия никоим образом не связана с деятельностью фонда Otbasy men jastardy qoldau qory и ТОО "Investment Consulting Agency", не оказывала и не оказывает какую-либо поддержку этим юридическим лицам. Вместе с тем 15 сентября 2020 года имело место коллективное обращение от граждан в партию на противоправные действия со стороны перечисленных юридических лиц, которое направлено для рассмотрения в органы внутренних дел", – сообщили в Nur Otan.

В департаменте полиции подробности по коллективному заявлению вкладчиков фонда раскрывать не стали. Нам ответили лишь, что начали досудебное расследование по факту мошенничества.

Почему это важно знать. Гульбану Сапей утверждает, что фонд работает по принципу фандрайзинга (от англ. fundraising) – сбор пожертвований для реализации социально значимых задач. Получается, что фонд имеет право принимать деньги, но законна ли его деятельность по кредитованию граждан, ведь фонд – не финансовая организация?

С таким вопросом мы обратились к юристу Бактыгали Кауменову, который считает необоснованным утверждение о том, что Оtbasy men jastardy qoldau qory работает по принципу фандрайзинга. Ведь кроме приёма пожертвований фонд требует от своих клиентов внесения 50% от стоимости недвижимости или автотранспорта и обещает предоставить имущество только через определённый период времени, также есть процентная ставка вознаграждения – 3,7% и срок займа – 10 лет.

"Исходя из условий фонда, эта деятельность не может относиться к фандрайзингу, так как цель компании – не привлечение пожертвований для социально значимых задач. Клиенты фонда не могут быть жертвователями, так как не собираются безвозмездно передавать свои деньги фонду. При этом имеются признаки коммерческой деятельности, а именно – получение от клиентов вознаграждения за предоставленные заёмные средства", – объясняет Бактыгали Кауменов.

Читайте также: Финансовые пирамиды в Казахстане. 180 уголовных дел за последние три года

Предоставление займов в Казахстане регулируется законом.

Статья 715 Гражданского кодекса гласит:

"индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам запрещается предоставление денег в виде займа гражданам, и такие договоры являются ничтожными".

Но у этого запрета есть исключения: он не распространяется на банковские займы, микрокредиты и "в некоторых иных случаях". Связываясь с подобной организацией и вкладывая деньги, человек должен убедиться, что она имеет лицензию на право ведения заёмных операций.

"Эта деятельность больше напоминает финансовую пирамиду: перераспределение денег, полученных от клиентов в виде первоначальных взносов по займу к клиентам, ранее заключившим договоры и претендующих на получение квартиры или автомашины по условиям займа. Такая деятельность подпадает под запрет согласно Уголовному кодексу РК и подлежит проверке органами следствия. Гражданам, которые хотят участвовать в таких организациях, советую быть осторожными, так как фактически вы вносите крупные суммы в организацию, которая в ответ не гарантирует сохранность или возврат ваших денег и порой не несёт какой либо гражданско-правовой ответственности", – предупреждает Бактыгали Кауменов.

Вернуть деньги, по его мнению, будет сложно или практически невозможно, потому что такие компании обычно не имеют имущества или денег, достаточных для возврата. Неизвестна их гражданско-правовая форма, чтобы понимать, кто в случае чего будет нести ответственность – учредитель или юрлицо. Непонятно, где компания зарегистрирована, может быть за рубежом, тогда ждать, что её привлекут к ответственности, – гиблое дело.

К сожалению, пока в Казахстане нет законов, которые бы регулировали деятельность таких фондов.

Поделиться:

Читайте также