В последний день весны произошло событие, которое, на мой взгляд, имеет необходимый потенциал для того, чтобы борьба с загрязнением воздуха в Алматы стала личным делом каждого жителя города. Включая чиновников.

Главная проблема – дефицит достоверной информации

Смог – одна из главных тем, которой я занимаюсь как журналист. С марта этого года опубликовал на Informburo.kz несколько интервью, посвящённых ужасающему состоянию воздушного бассейна южной столицы и поиску путей выхода из катастрофической ситуации. Моими собеседниками были учёная-эколог Айымгуль Керимрай, активист Павел Александров, энергетик Асет Наурызбаев, бизнесмен в газовой сфере Ерлан Нурпеисов.

Практически все спикеры – члены общественной экспертной группы "Чистый воздух Алматы", которая поставила себе задачу подготовить до конца года объёмный доклад по смогу и представить его в городской акимат и правительство. В нём будут проанализированы основные источники загрязнения: промпредприятия и ТЭЦ, автотранспорт, частный жилой сектор, проблемы градоустройства. Предложены конкретные меры по минимизации вредных выбросов по каждому из этих направлений. Показано губительное влияние смога на здоровье всех горожан.

Главная проблема, с которой столкнулись эксперты-активисты, – дефицит достоверной информации.

Во-первых, до настоящего времени основным показателем загрязнения атмосферы принят валовый выброс вредных веществ в тоннах, тогда как у каждого загрязнителя своя токсичность, и во всём мире их оценивают не оптом, а в розницу.

Во-вторых, комплексный мониторинг вредных выбросов от автомобилей и частного сектора в городе вообще не проводится.

В-третьих и в-главных, к медицинской статистике по заболеваниям доступ вообще затруднён, а та, что открыта, – или фрагментарна, или вызывает сомнения, потому что слишком оптимистична. А исследования связи между грязным воздухом и ростом болезней если и были, то по крайней мере энтузиасты из экспертной группы о них не знали. И больше уповали на данные ВОЗ и других международных источников.

Но тут на них свалился неожиданный подарок.

Вопрос ребром: как смог влияет на здоровье?

31 мая в Алматы в Центре физико-химических методов исследования и анализа (ЦФХМА) КазНУ им. Аль-Фараби прошёл, на первый взгляд, рядовой научный семинар. Не совсем обычной, я бы даже сказал, революционной стала его тема – "Качество воздуха Алматы и влияние на здоровье: обзор проведённых научных исследований. Обсуждение пробелов, недостающих данных и исследований".

Учёные сделали шесть докладов по своим исследованиям. Они оказались полны бесценной информации.

Впервые хоть какую-то статистику по респираторным заболеваниям я услышал полгода назад на гражданском процессе в Бостандыкском районном суде по иску гражданского активиста Альнура Ильяшева к городскому акимату о его бездействии в сфере экологической безопасности. Тогда юрист управления здравоохранения под присягой огласил некоторые данные по Алматы, которые он, по его собственному признанию, получил по запросу из Республиканского центра электронного здравоохранения Минздрава РК.

Любопытно сопоставить эти сведения с теми, что получили учёные в результате исследований.

Напомню, что самыми распространёнными респираторными заболеваниями (или болезнями органов дыхания) являются бронхит, пневмония, хроническое обструктивное заболевание лёгких (ХОБЛ), бронхиальная астма. Основные причины этих недугов – инфекции, курение, грязный воздух.

Итак, юрист горздрава процитировал полученную справку. Болезни органов дыхания (по общей заболеваемости) на 100 тысяч населения составили в Алматы:

  • в 2016 году – 36 тысяч 728;
  • в 2017 году – 34 тысячи 720;
  • прогноз на 2018 год – 35 тысяч 890.

То есть 36% алматинцев имеют те или иные хвори дыхательных путей. Каждый третий.

"Идёт спад", – добавил чиновник, которому впору было присвоить звание "Капитан Неочевидность".

Одной из самых интересных на семинаре стала презентация "Хроническая обструктивная болезнь лёгких, бронхиальная астма и аллергический ринит у взрослого населения в Алматы. Результаты исследования CORE". Её автор – Дамиля Нугманова, доктор медицинских наук, профессор, глава Ассоциации семейных врачей Казахстана, член совета директоров Глобальной инициативы по ХОБЛ. Со ссылкой на официальные данные она сообщила, что доля острых и хронических респираторных заболеваний составляет 41,1% всех недугов, которыми страдают казахстанцы (см. слайд 1).

В принципе, эта цифра не противоречит тем, что привёл представитель горздрава.


Слайд 1. Из презентации Дамили Нугмановой

Слайд 1. Из презентации Дамили Нугмановой

Тайный ХОБЛ в 16 раз больше явного

Среди наиболее опасных "дыхательных" болезней врачи называют ХОБЛ. Сегодня в мире зафиксировано 384 миллиона больных. Лёгочная "хроника" – четвёртая причина всех смертей (в 2012-м она вызвала 6% всех летальных исходов, или свыше 3 млн), ожидается, что в следующем году станет уже третьей (к 2030 благодаря ей с жизнью распрощаются 4,5 млн человек).

Послушаем акиматовского юриста от медицины. "По ХОБЛу, – привёл он данные, – на 100 тысяч населения в 2016 году 669 случаев, в 2017 – 657, прогноз на 2018 год – 592". Иначе говоря, по статистике Минздрава, процент заболеваемости колеблется вокруг отметки 0,6%. А всего в Алматы при численности 2 миллиона человек таких больных должно быть примерно 12 тысяч.

Однако по данным, приведённым в презентации профессора Нугмановой, на учёте с ХОБЛ стоят почти втрое меньше – 4467 человек (см. слайд 2). Так сколько же больных в действительности?


Слайд 2. Преваленс (распространённость) ХОБЛ по уровню диспансеризации в Казахстане. Ноябрь 2017 года

Слайд 2. Преваленс (распространённость) ХОБЛ по уровню диспансеризации в Казахстане. Ноябрь 2017 года / Из презентации Дамили Нугмановой

Ответ оказался ещё более непредсказуемым, чем я ожидал.

Дамиля Нугманова и её коллеги провели исследование в трёх странах бывшего СССР – на Украине, в Казахстане и Азербайджане, предмет которого – распространённость трёх респираторных заболеваний и факторы риска, связанные с ними: это табакокурение и использование биологического топлива (дрова, уголь и газ). В Киеве, Алматы и Баку медики обследовали по 930 человек. Курят везде примерно одинаково, топят тем же самым. Но результаты отличаются разительно.

В самом крупном казахстанском мегаполисе из почти тысячи обследованных ХОБЛ выявили у 67 человек (см. слайд 3).


Слайд 3. Результаты исследования CORE

Слайд 3. Результаты исследования CORE / Из презентации Дамили Нугмановой

Это вдвое больше, чем в украинской и азербайджанской столицах, хотя загрязнённость воздуха сопоставимая. Профессор Нугманова считает: избыток загрязнителей в Киеве и Баку поглощает большая вода – соответственно, Днепр и Каспий. А у нас – выход лишь к Капчагайскому "морю", которое, увы, не спасает.

Однако проблема не только в этом. Процент действительно больных ХОБЛом в Алматы, согласно исследованию, – 6,7% населения (а не 0,6%, как докладывал в суде юрист горздрава). Но стоит на учёте с таким диагнозом и получает лечение лишь 0,4% (см. слайд 4). Неучтённых "хобловцев" в 16 раз больше, чем "легализованных"!


Слайд 4. Значение исследования CORE для Казахстана

Слайд 4. Значение исследования CORE для Казахстана / Из презентации Дамили Нугмановой

Астматики, на каждого четвёртого рассчитайсь!

С другими респираторными болезнями ситуация ещё круче. На суде мы услышали: "По аллергическим заболеваниям и бронхиальной астме в Алматы – тоже тенденция к спаду". Но ни одной цифры – сколько откуда и куда падает – названо не было.

Обследование показало: среди алматинцев астматиков в 3,5 раза больше, чем среди киевлян, и вдвое против бакинцев. А в абсолютных цифрах – у нас четверть горожан свистят и хрипят! (См. слайд 5.)


Слайд 5. Результаты исследования CORE по астме

Слайд 5. Результаты исследования CORE по астме / Из презентации Дамили Нугмановой

Хотя диагностировали бронхиальную астму всего лишь у 1,9% обследованных. Это ниже реального уровня заболеваемости в 13 раз! Вот и гадай: то ли жители так наплевательски относятся к своему здоровью, то ли врачи неохотно ставят "нежелательный" диагноз.

Что касается аллергического ринита или "сенной лихорадки", то все алматинцы знают её симптомы: слёзы, сопли, чих, зуд в носу. Это заболевание – в половине случаев предвестник астмы. По данным профессора Нугмановой, "насморку аллергической природы" подвержены 9,7% жителей города.

Если это не эпидемия, то что?

Что же получается? Эпидемиологическим порогом (а он имеет отношение не только к инфекциям) считается заболевание 5% жителей какой-либо территории. А в Алматы каждый третий – респираторный больной. Каждый четвёртый – астматик. И каждый десятый – аллергик. Как это всё прикажете называть?

Конечно, алматинцев беспокоит не только "дыхалка". У каждого второго – повышенное артериальное давление (см. слайд 6).


Слайд 6. Состояние по артериальной гипертензии в Казахстане

Слайд 6. Состояние по артериальной гипертензии в Казахстане / Из презентации Кайрата Давлетова "Статистика заболеваемости и смертности в Алматы. Есть ли связь с качеством воздуха?"

Кроме того, в 2013-2017 гг. вдвое выросли онкологические заболевания (см. слайд 7).


Слайд 7. Тренд заболеваемости раком в Алматы

Слайд 7. Тренд заболеваемости раком в Алматы / Из презентации Кайрата Давлетова

В анамнезе – грязный воздух

Все эти массовые напасти учёные связывают с удручающе грязным воздухом. И приводят доказательства.

В 2018-м среднегодовое содержание мелкодисперсных частиц РМ 2.5 в воздухе Алматы, по данным сайта Airkaz.org Павла Александрова, на который регулярно ссылались участники семинара, составило 58 мкг/м3. ПДК, согласно нормам ВОЗ, – 10 мкг/м3. Превышение почти в 6 раз.

Концентрация частиц РМ 10 в 2015-2017 гг. в южной столице была равна 82 мкг/м3 – в 4,1 раза больше, чем требует ВОЗ (см. слайд 8).


Слайд 8. Уровень концентрации РМ 10 в городах Казахстана

Слайд 8. Уровень концентрации РМ 10 в городах Казахстана / Из презентации Айымгуль Керимрай "Пространственно-временные различия, влияние метеорологических факторов. Какие недостающие данные и исследования?"

По уровню содержания диоксида азота Алматы принадлежит лидерство по стране, город вдвое обгоняет предельные значения Всемирной организации здравоохранения (см. слайд 9).


Слайд 9. Уровень концентрации NO2 в городах Казахстана

Слайд 9. Уровень концентрации NO2 в городах Казахстана / Из презентации Айымгуль Керимрай

По концентрации бензола в атмосфере Алматы не попал на пьедестал позора, но уверенно держится вслед за "призёрами" – Дели (87 мкг/м3), Каиром (67) и Ханоем (65): у нас 53 мкг/м3 (см. слайд 10). Я бывал в первых двух городах – это натуральные душегубки даже для меня, живущего в смоге. Что, впрочем, мало утешает. Для сравнения: в бельгийском Антверпене содержание бензола – 2,5 микрограмма на кубометр воздуха.


Слайд 10. Концентрация бензола в городах мира.

Слайд 10. Концентрация бензола в городах мира. / Из презентации Насибы Байматовой "Мониторинг летучих органических соединений в воздухе г. Алматы"

А по гремучему коктейлю БТЭК (бензол, толуол, этилбензол, ксилены) наша южная столица опережает даже 11-миллионный Хошимин, где, сам видел, половина прохожих и все всадники мотоциклов и скутеров не обходятся без респираторов (слайд 11).


Слайд 11. Концентрация БТЭК в разных городах.

Слайд 11. Концентрация БТЭК в разных городах. / Из презентации Насибы Байматовой

Слышали МОН, да не знают, где он

Труд учёных производит впечатление и вызывает уважение. Но в сравнении он выглядит каплей в море. Посмотрите, сколько исследований воздуха проводится в других городах мира (см. слайд 12). Пекин – 1871. Дели – 522. Москва – 112. Ну хорошо, это всё мегаполисы с населением свыше 10 миллионов. Но в Праге-то живёт "всего" 1 миллион 300 тысяч человек. Не намного больше, чем в казахстанской столице, и сильно меньше, чем в Алматы. И даже там – 126 исследований. Неустанная научная работа в столице Чехии – и лишь 11 учёных трудов в сумме на два крупнейших казахстанских города.


Слайд 12. Количество научных исследований по качеству воздуха Алматы и Астаны в сравнении с другими городами мира.

Слайд 12. Количество научных исследований по качеству воздуха Алматы и Астаны в сравнении с другими городами мира. / Из презентации Айымгуль Керимрай

И это вина не научных сотрудников, а Министерства образования и науки, которое ориентирует исследователей прежде всего на коммерческую отдачу. Кроме того, до сих пор вызывает вопросы работа национальных научных советов. Скажем, Айымгуль Керимрай, сертифицированный эксперт ООН, подала заявку на исследование воздушного бассейна столицы. Она получила почти максимальную оценку независимых экспертов, в том числе зарубежных. А ННС "забодал" её без объяснения причин. Я писал об этом в марте.

Тем временем острая нужда в новых исследованиях сохраняется. Практически каждый спикер семинара называл темы необходимых работ. Наиболее важные выделил Булат Кенесов, профессор, кандидат химических наук, директор ЦФХМА:

  • разработка эффективной системы мониторинга воздуха;
  • ежедневный мониторинг ЛОС (летучие органические соединения) и ПАУ (полициклические ароматические углеводороды) для установления характера проблемы и её тенденций;
  • выявление вклада каждого источника загрязнения воздуха взвешенными частицами, ЛОС и ПАУ.

Кислородная подушка по госзаказу

Впрочем, учёные уже собрали достаточно информации, которая, надеюсь, теперь докажет чиновникам, что смог – такой же убийца, как и радиация. Но в отличие от "лучей смерти" этого киллера можно увидеть. Даже летом. С предгорий и в сухую погоду.

Пора посмотреть правде в глаза и признать, что Алматы давно уже стал зоной тихого экологического бедствия. Чем оборачивается ложь и самообман в государственном масштабе при экологических катастрофах, нам недавно напомнили сериалом "Чернобыль".

Может быть, после всего этого обитатели акимата наконец поймут, что на меры по охране окружающей среды и снижению загрязнения воздуха нужно тратить не 1,2% от городского бюджета (6,6 млрд тенге, или 17 миллионов долларов, в 2018 году), а на порядок больше.

Ещё в 2011-м Всемирный банк совместно с Министерством охраны окружающей среды и водных ресурсов провели исследование (оно было опубликовано двумя годами позже), которое показало: загрязнение алматинского воздуха твёрдыми частицами приводит к расходам в размере 486,2 миллиона долларов в год из-за увеличения затрат в сфере здравоохранения.

Экономим на главном – решении экологических проблем. И тратим на них фактически крохи, в итоге теряя в 30 раз больше.

Если и такие доводы не подействуют на тех, кто сидит на финансовых задвижках, пусть подумают о том единственном, что нас объединяет. Они дышат одним с нами воздухом, а не получают его по госзаказу или в спецраспределителе. Хотя, может, я всего и не знаю.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter