Продолжение. См. начало:


За счёт чего можно снизить потребление угля в Алматы на треть

Вадим Борейко: Когда говорят о переводе ТЭЦ-2 на газ и отказе от угля, почти всегда забывают о таком афтершоке как судьба Экибастуза, который расположен близ разреза "Богатырь".

То, что предлагаете вы: сжигать уголь на месте добычи и транспортировать электроэнергию по ЛЭП в Алматы, – если и не полностью убережёт моногород от депрессивного будущего, то хотя бы отодвинет его. То есть, по вашему предложению, Алматы от экибастузского угля не отказывается, просто не жжёт его у себя.

Асет Наурызбаев: Экибастуз живёт на трёх угольных разрезах и двух станциях, плюс третья в Аксу, – вокруг них вся экономика города и крутится. Когда понадобится больше электроэнергии, они могут построить новые энергоблоки: всё готово для этого. Я работал на Экибастузской ГРЭС-2: возле неё пруд-охладитель – 47 квадратных километров, огромное озеро. Там можно построить ещё две-три станции.

В.Б.: В 2017 году ТЭЦ-2 потребила 2 млн 300 тысяч тонн экибастузского угля. Золоотвал составил 40% или 900 тысяч тонн. Кроме неё есть ТЭЦ-3, которая расположена в Илийском районе, в 3 км от границы с Алматы, но работает на город и тоже топится углём. На сколько примерно процентов наш мегаполис сократит потребление твёрдого топлива, если электроэнергия будет не вырабатываться на станциях, а передаваться по ЛЭП из Экибастуза?

А.Н.: 30% мощности ТЭЦ-2 идёт на выработку электроэнергии, 70% – на тепло и потери. То есть потребление угля мы можем снизить на треть, если откажемся от генерации электроэнергии в Алматы.

В.Б.: А уровень загрязнения воздуха – почти на 10%, если учесть, что доля ТЭЦ-2 в смоге – 27%.

"Мы боремся за здоровье, угольное лобби – за свои деньги"

В.Б.: Но вы так говорите, как будто в стране нет угольного лобби. 27 ноября 2017 года на межпарламентской конференции депутат мажилиса Альберт Рау заявил: "У нас более 70% – это тепловые электростанции, угольные. У нас дешёвый уголь – на 300 лет нам его хватит. Поэтому здесь мы резких движений не будем делать".

А.Н.: Это будет всегда – кто за что борется. Мы боремся за здоровье, они – за свои деньги. Это борьба, что поделаешь!

В.Б.: Но с какими шансами? Особенно если учесть, что вопросы экологии находятся в ведении Министерства энергетики, предприятия которого являются главными загрязнителями окружающей среды. Нормальный расклад?

А.Н.: Я вообще думаю: если хотите что-то загубить – создайте министерство. Говорят, должно быть отдельное министерство экологии.

В.Б.: Да оно и было – Министерство окружающей среды и водных ресурсов.

А.Н.: Ну и что? Оно войдёт в Правительство, которое будет командовать. Мы же не избежим – ну, не лобби, а корпоративной солидарности. Не надо ни на какие министерства ориентироваться. Если мы с вами всё посчитаем, скажем: вот данные ВОЗ, Всемирного банка, анализ кейсов в других странах мира, – это будет более обоснованно, чем если мы станем обращаться к данным наших министерств. Сыграть свою роль может только независимая оценка. У нас в стране есть прекрасные эксперты.

В.Б.: Значит, вы полагаете, что "Вся сила в правде, брат", и этим лозунгом надеетесь перешибить и лобби, и корпоративные интересы?

А.Н.: А нам некуда деваться. Мы не можем ждать милости от природы…

В.Б.: …после всего, что с ней сделали.

А.Н.: Мы же видим, что акимат не работает. Но не можем "предъявить" ему за бездействие, пока не подготовили все документы для нашей программы "Чистый воздух Алматы".

Куда ведёт "дорожная карта"

В.Б.: И какова же "дорожная карта" – план работы экспертной группы?

А.Н.: У нас консолидированное мнение, что не надо фокусироваться на какой-то точечной задаче: все четыре направления по снижению уровня загрязнения воздуха важны. Это автотранспорт, ТЭЦ, ИЖС (частный сектор, который топит чем попало) и градоустройство в целом: зелёный пояс Алматы, запрет на застройку горных прилавков, парков и скверов, энергосбережение зданий и т.д.

Пятое направление, которым мы занимаемся, – медицинские последствия от высокого уровня загрязнения воздуха в Алматы. Это наш базовый KPI, через который мы будем доказывать всем, что алматинцы живут из-за смога на полгода меньше, и считать потери бюджета от ранней смертности и потери трудоспособности. А улучшение ситуации со смогом будем видеть через улучшение медицинских показателей.

Шестой вектор – общественная поддержка группы "Чистый воздух Алматы". Мы собрали реальных экспертов, каждый из которых понимает в своей отрасли и будет участвовать в разработке программы. Будем привлекать ООН, ВОЗ, Всемирный банк, консалтинговые компании. Хотим брать самые достоверные и проверенные данные.


Работает экспертная общественная группа "Чистый воздух Алматы"

Работает экспертная общественная группа "Чистый воздух Алматы" / Фото Дмитрия Каратеева

Первая часть работы – создание атласа возможностей и наблюдений: что происходит с охраной окружающей среды в мире и что можно сделать у нас.

И вторая часть, грубо говоря, резолютивная: рекомендуем сделать то-то и то-то.

Например, я не взялся бы сейчас убеждать общественность сделать выбор в пользу одного из трёх вариантов (реконструкции ТЭЦ-2. – Авт.). Мы требуем от акимата провести работу по сравнению различных вариантов развития энергетики в городе: это работа счётная, она требует большого количества специалистов и стоит денег.

Или, скажем, по автотранспорту. Мы приведём мировой опыт: тут внедряли квоты на въезд, там – квоты на выбросы, на ископаемое топливо, здесь – льготы для электротранспорта и т.д., и т.п.

Всё это изложим в виде шагов, которые нужно будет пройти акимату. И начнём прокачивать с общественностью: считаете ли справедливым, что все будут платить за киловатт больше на 6 тенге? Или тариф оставить прежним? Тогда где взять деньги на борьбу со смогом?

В.Б.: В каком формате вы собираетесь обсуждать с населением эту программу и просвещать его? Почему бы вам не провести общественные слушания ваших атласов, когда они будут готовы?

А.Н.: Когда мы что-то более или менее предметно сформулируем, конечно, начнём это популяризировать. Все эти идеи будут презентованы при максимально большой аудитории.

В.Б.: Тогда, может, стоит сделать по правилам общественных слушаний: дать объявление за 20 рабочих дней; выложить проект программы на сайте, чтобы было время с ним ознакомиться; самим собрать такую же орду в 600 человек, какую согнал акимат на обсуждение проекта курорта "Кок-Жайляу"…

Я сейчас скажу недемократичную, может быть, мысль, но на общественных слушаниях по "Кок-Жайляу" я увидел бесполезность обсуждения экологических проектов в подобном формате. У меня есть причины говорить так.

Во-первых, я получил доказательства, что сторонники курорта в проект не заглядывали. За исключением его авторов. Как выяснилось позже, с ним детально не были знакомы не только спикеры, агитировавшие за курорт, но и управление туризма, руководство управляющей компании, администрация Иле-Алатауского нацпарка.

Во-вторых, это фактически был митинг в закрытом помещении. А на митинге ничего по существу не обсудишь: там берут не аргументами, а голосом.

Всё-таки, на мой взгляд, подобные проблемы, требующие экспертного подхода, нужно обсуждать с властью продвинутым общественникам, специалистам, которых уполномочили горожане.

А.Н.: Я думаю, делить общественников на "продвинутых" и "не продвинутых" не надо. Лучше провести серию собраний. Это эффективнее, чем одни слушания, которые чреваты тем, что часто превращаются в бардак, так как там собираются и те, кто разбирается, и крикуны.

Оптимально обсуждать последовательно и конкретно по направлениям. И эта работа огромная, её нужно доносить по частям: человек за один раз её не "съест". Даже я, хотя вижу проблематику профессионально, потратил кучу времени, чтобы во всём разобраться.

Ещё мы планируем с вузами работать. Для студентов это самое оно. Они могут оказать большую помощь в сборе данных и подготовке программы. Поскольку один из самых сложных участков – ИЖС (газификация частного сектора), появилась идея провести там социологическое исследование в сотнях домохозяйств. Запустить туда студентов, дать им методологически правильные опросники и узнать срез мнений жителей по самым чувствительным вопросам: какие проблемы, кроме очевидных? Денег не хватает? Вы хотите газом топить? Как определить, кто достоин дотаций, а кто нет?


Асет Наурызбаев

Асет Наурызбаев / Фото Дмитрия Каратеева

На сегодняшнем этапе наша цель – нетворкинг, то есть вовлечение всех, кто что-то понимает в сферах, по которым работает экспертная группа. И прежде чем представлять программу в акимат, обсудим с ними все предложения по снижению смога, среди которых уже немало спорных.

Про время и деньги

В.Б.: И последние два вопроса – про время и деньги. Сколько вы себе отмерили на подготовку программы?

А.Н.: От трёх до шести месяцев. Это будут не лозунги, а документы с конкретными предложениями, цифрами, расчётами. Подадим их в акимат: вот вам решения проблемы смога, отнеситесь к ним максимально серьёзно. Если вы их не принимаете…

В.Б.: В суд будете подавать?

А.Н.: Это крайний вариант.

В.Б.: Они могут прямо не отказать, а "замотать" программу.

А.Н.: Пускай заматывают. Мы живём в открытом мире соцсетей: всё станет известно.

В.Б.: То есть вы будете требовать конкретной реакции акимата. Не забалтывания и пряток в кустах, а прямого ответа.

А.Н.: Причём по персоналиям: уважаемый аким, почему вы хотите, чтобы мы жили на полгода меньше? Если нет, то скажите: документ хороший или плохой. Если плохой – почему плохой, когда в нём данные ВОЗ, ООН, Всемирного банка, сравнительный анализ историй преодоления смога в Лос-Анджелесе, Риме, Пекине.

В.Б.: Ясно. Теперь о деньгах: какие-то всё-таки понадобятся.

А.Н.: Конечно, идеально было бы проскочить без денег. Понятно, что эксперты будут работать бесплатно. Но есть расчёты – точная объёмная работа, которую без денег сделать не получится.

В.Б.: Будете нанимать экспертов?

А.Н.: Думаю, что это город должен нанимать. Выбрать лучший план развития энергетики – это задача города. Пусть у себя поставят строку в бюджете и закупят эту услугу.

В.Б.: Вы на акимат рассчитываете? Там не любят советов снизу, куда им тратить деньги.

А.Н.: В первую очередь город должен быть заказчиком, для которого мы подготовим ТЗ (техническое задание. – Авт.): как правильно заказать услуги.

В.Б.: Но мы уже видели, как акимат заказывал экологические исследования и что из этого вышло.

А.Н.: Для этого и предусмотрено шестое направление работы нашей группы – общественный контроль. Конечно, будем требовать нашего участия в тендерной комиссии.

В.Б.: Может, чем полагаться на деньги акимата, разумнее завести краудфандинг? Тогда экспертиза будет сто пудов независимая.

А.Н.: Возможно. Мы же в начале пути.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter