Почему современные дома лучше советских во много раз

Фото Informburo.kz
Фото Informburo.kz

Архитектор Айдар Ергали рассказывает о том, как строили раньше и как строят сейчас.

Никоим образом не хочу задеть городских активистов. Сам факт их существования – благо, и во многих случаях нарушения властями правил застройки они – единственная действенная сила, способная повлиять на беспредел.
 
Но иногда люди несут полную чушь. Часто слышу, например, о том, что новые здания слабые, и они в отличие от советских не выдержат землетрясения.
 
Спорить не собираюсь, людям свойственно принимать только то, что они желают услышать, но это, как я уже сказал, полная чушь.
 

Читайте также:


В советское время монолитное строительство считалось нерентабельным и использовалось крайне редко, разве что для каких-то уникальных зданий. Вся основная масса зданий была построена из сборных конструкций. Это когда здание собирается из готовых частей заводского изготовления. Благо домостроительная индустрия была развита, комбинатов было много, и ассортимент у них был большой. Потом они все обанкротились и закрылись, а те, что как-то остались, выпускают полный примитив, не сравнимый со старым ассортиментом. Что, конечно, жаль, потому что в принципе сборное строительство – отличная идея, один из немногих способов существенно удешевить строительство. Во всяком случае для малоэтажного строительства – самое то.

Но не в смысле сейсмоустойчивости зданий. Не вдаваясь в подробности, скажу, что в этом смысле
 
любое монолитное строительство, то есть когда конструкция здания является цельным камнем, в принципе несравнимо прочнее любой сборной конструкции.
 
Даже если и отлили монолит не совсем аккуратно. Это встречается, особенно на социальных, то есть дешевых домах, так как там не всегда работают команды бетонщиков с высоким уровнем опыта и квалификации. Но встречается редко, поскольку любой соображающий генподрядчик знает, что кривые стены и каркас обойдутся ему слишком дорого за счёт перерасхода в отделке.
 
Подавляющее большинство современного строительства в Алматы, во всяком случае жилищного – монолитный железобетон. И делают его очень круто. По сравнению с монолитчиками советских времён (их было очень мало) современные – просто виртуозы.
 
Потому что огромная практика, использование современных технологий и профессиональных опалубочных систем – великая вещь, способная превратить любую обезьяну если не в человека, то в первоклассного бетонщика точно!
 
Далее. Современные здания и проектируются не так, как в советское время. Опустим даже технический прогресс, который в современном проектировании отличается от советского как "Жигули" отличается от "Теслы". Но и расчётные коэффициенты, с помощью которых конструкторы рассчитывают прочность здания с учётом сейсмических воздействий, по сегодняшним нормативам совсем другие. Они в среднем отличаются от коэффициентов советских времён в два раза.
 
То есть здания сегодня невероятно прочные. В общем-то это даже не то чтобы всегда хорошо. Лучше бы вместо механического повышения коэффициентов они (КазНИИССА) развивали активную сейсмоизоляцию, как во всём мире. (Я об этом напишу как-нибудь, это интересная тема.) То, как мы строим здания в Алматы, приводит к мощному перерасходу материалов, который часто шокирует зарубежных специалистов, а также является одним из факторов высокой цены на недвижимость в Алматы. В высотных зданиях, например, где при расчёте применяется ещё и коэффициент высотности, это сильно усложняет процесс монтажа арматуры, потому что она мощнейшая и тяжеленная. И процент армирования, скажем, в колоннах, такой высокий, то есть её так много, что при заливке туда очень трудно просунуть даже вибратор, даже самый маленький. Это в строительной среде всегда порождает вдохновенную изящную словесность в адрес проектировщиков, но тут уж ничего не поделаешь – закон есть закон, придётся мучиться и выполнять.
 
(*вибратор – это такой инструмент для равномерной укладки бетона, а не то, что вы подумали).
 
А если, скажем, здание попало в десятибалльную зону, особенно если это школа или больница (у них вообще дикие коэффициенты), то уверяю вас, в нём, согласно нынешним нормам, можно смело пересидеть ядерную войну или прямое попадание ракеты!
 
Попробуйте, если не получится – напишете, я извинюсь.
 
Об арматуре. Сегодня самая ходовая арматура – А500. Она в Алматы применяется везде, где здание выше трёх этажей. В советское время о такой арматуре даже и мечтать не могли. То есть под конец "совка" она уже была, кажется, но типа экспериментальной, а основной и самой крепкой была АIII, которая примерно раза в полтора слабее А500. Жаль только, мы её, кажется, не производим. Я вот не понимаю, почему мы её не производим? На черта нам нужна эта хвалёная металлургия, если самую ходовую арматуру надо везти из России и, не поверите, даже из Ирана, где тоже такой завод есть? Это, кстати, тоже один из факторов удорожания строительства и зависимости строительного рынка от импорта.
 
Вот такая арматура в конструкциях вашего здания, если оно новое. А если вам кто-то будет зачесывать о хрупкой китайской арматуре (она, кстати, в природе есть, сам видел когда-то), то предложите ему попробовать найти её сегодня на рынке и пихнуть эту не ГОСТовскую арматуру без сертификатов на какую-нибудь серьёзную стройку. Потом расскажете, вместе поржём.
 
Бетон. Он, в принципе, такой же, как и в советское время. Самый распространённый – B25. То же самое, что советский М350. Но прогресс и в этом деле ушёл далеко. Сейчас по необходимости могут применять бетон, о прочности которого советские инженеры могли только мечтать. И качество бетона контролируется очень хорошо, можете поверить. При заливке конструкций заливаются маленькие кубики, которые увозят в лабораторию, где давят с разными временными промежутками, чтобы удостовериться в соответствии проектной прочности, и оформляют это всё соответствующим образом. Игнорировать такие процедуры могут разве что в частном строительстве (я домам в частном секторе не доверяю в принципе), а в нормальной строительной компании с этим всё очень строго.
 
И как бы там наша страна ни погрязла в коррупции, в сфере проектирования и строительства всё достаточно строго, потому что это уголовно наказуемое занятие, и все это отлично понимают. Потому что физику не обманешь, и, например, неправильно залитое перекрытие обязательно обрушится, и люди мало того что потеряют на этом десятки тысяч долларов, попадут под санкции заказчика, а ещё и могут загреметь надолго в тюрьму.
Кстати, это так и в отношении проектирования. У нас на сегодняшний день сложилась очень крутая школа проектирования. Всё-таки, Казахстан пережил нехилый такой строительный бум, а это для развития инженеринга дорогого стоит. Кроме того, за этим следит система государственной экспертизы. Это такая организация-цербер, кошмар всех проектировщиков. Там, конечно, тоже не всё идеально, и я сам часто вижу какие-то нарушения норм в реализованных проектах. Но лично я из своей практики, а она, поверьте, немаленькая, точно знаю, что серьёзное нарушения через экспертизу протащить практически невозможно, какими бы всемогущими ни были твои заказчики (у меня таких было много). А в случае бюджетного объекта, школы например, невозможно в принципе.
 
Но вернёмся к монолитному бетону – основе современного строительства.
Есть, конечно, у монолитных зданий и недостатки. Ещё какие! Главное – звукоизоляция.
Со звукоизоляцией тут совсем всё плохо. Практически во всех монолитных зданиях. Стяжку под полом, конечно, делают таким образом, чтобы хоть как-то гасить звуковую вибрацию (и то не всегда), но спасает это так себе, потому что стены и колонны всё равно не защищены. Особенно это актуально в домах, построенных по технологии тоннельной опалубки – самой распространённой на сегодняшний день технологии массового строительства. Она рентабельна на больших объёмах, да и вообще даёт отличный конструктив, очень простой, крепкий и устойчивый. Вот в таком доме вы будете в курсе всех соседских новостей, этажа на три вверх и вниз: кто какой сериал смотрит, у кого сколько детей, как часто там ругаются и почему, как часто они занимаются сексом и с каким качеством (и во сколько, что тоже важно). Тут, конечно, можно, предусмотреть некую звукоизоляцию по всем поверхностям, она, думаю, снизит вашу осведомлённость жизнью соседей, но это и ощутимо съест ваши и без того скромные площади, и удорожит ваш и без того недешёвый ремонт. Но тут уж такова селяви!
 
Вкратце так. Не подумайте, я не пою дифирамбы строителям. Люди, сетующие на плохое качество строительства, в доказательство часто показывают фотографии, с которыми трудно поспорить. Строители и проектировщики – тоже люди, процент непрофессионалов – там тоже величина постоянная. Мои родители жили в Астане в девятиэтажке, которую вообще не утеплили, а просто зашили керамогранитом. Представляете, что значит сдать в эксплуатацию здание, которое вообще не утеплено? В центре Астаны! Пришлось жителям основательно пошуметь с привлечением СМИ, чтобы это устранили.
 
Тем не менее в основном брак касается вещей, которые можно устранить (чего, разумеется, надо требовать и добиваться). И это было всегда, и уж точно в советское время его было даже намного больше. У советских строителей вообще были очень своеобразные представления о качестве, кто постарше – помнит. А что касается современных каркасов, несущих конструкций зданий – главного компонента сейсмоустойчивости, они в принципе не подлежат сравнению с советским временем.
 
И ещё добавлю.
Элитные, дорогие дома никаким образом не безопаснее социальных домов для широких небогатых масс. Отличаются они высотой этажа (не всегда), площадями и отделкой, благоустройством и прочими не столь важными характеристиками.
Конструкции зданий по методам расчёта и проектирования не отличаются никак. Пожалуй, во многих аспектах социальное жильё ещё и более устойчивое к землетрясениям, чем элитное, за счёт меньших пролётов и высоты этажей.
 
И это я сравнил современные здания со зданиями поздне-советского периода, семидесятых и восьмидесятых годов. Когда сейсмические нормы, хоть и отличались от современных, всё-таки имели более-менее современный вид.
Старые здания пятидесятых и начала шестидесятых вообще в качестве сейсмоустойчивых не рассматриваются.
От них однозначно надо избавляться при любой возможности. Ну или усилять, если это по карману. Коэффициентов, о которых я выше рассказывал, в то время не было вообще.
 
При этом, разумеется, вместо трёх-пяти-этажных зданий, поставят девять-двенадцать. Тут уж не надо быть гением бизнес-планов, чтобы понять почему. А то, что высотные здания при землетрясении будут падать просто потому, что они высотные, это из разряда открытий британских ученых. Это, конечно, активистов не убедит, но спорить на эту тему с людьми, которые не имеют ни малейшего представления о проектировании, не имеет никакого смысла.
 
Правильно спроектированное и построенное высотное здание повалить невероятно трудно. Да, качать будет. О-го-го как будет! Особенно на верхних этажах. Потому что бетон, к вашему сведению, гибкий, и здание, разумеется, будет раскачиваться, как деревья на ветру. Поэтому, повторяю, прочно прибейте все шкафы к стенам! И даже столы. Мебель при землетрясении более опасна, чем само здание. Всегда!
 
Но в целом в высотности нет ничего страшного. (Кстати, 16-этажку высоткой можно назвать с очень большой натяжкой). А чтобы не образовывались "человейники", надо соблюдать коэффициент плотности застройки. Если его соблюдать, то высотность, наоборот, высвобождает много воздуха, площади под деревья, благоустройство, площадки, парковки и так далее.
 
Да и вообще, строить надо по генплану! Там специалисты-градостроители (не акимат, и не "активисты") должны определить зонирование по типам застройки, в том числе определить доминанты.
 
 
Опубликовано на странице Айдара Ергали в Facebook

Поделиться:

informburo.kz в TikTok:

присоединитесь к сообществу крупнейшего новостного канала в Казахстане

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнёров