"Те, кто незаконно зарабатывал, перестанут быть богатыми и, возможно, сядут в тюрьму"

Фото Depositphotos
Фото Depositphotos

Экономист Мурат Темирханов – о причине и последствиях обратной приватизации

Правительство начинает работу по возврату в государственную собственность незаконно приватизированных объектов. Для чего нужна эта работа и каким будет её результат, разбираемся с экономистом Муратом Темирхановым.

– Мурат Рахимжанович, как вы относитесь к этой инициативе по возврату незаконно приватизированных активов?

– Сама идея хорошая, правильная, и рад, что идёт это напрямую от главы государства. Но у меня большой вопрос по её реализации. Прежде всего, мне не очень понятна роль этой правительственной комиссии. Судя по названию, она занимается демонополизацией. Тогда при чём здесь возврат незаконно приватизированных активов? Либо демонополизация, либо обратная приватизация.

Это, кстати, очень похоже на то, как была создана комиссия по возврату капиталов из-за рубежа. Там тоже сразу было непонятно даже название. Если честный бизнесмен законно работал и приобрёл на свои честно заработанные деньги какой-то актив за рубежом, например шикарную яхту, то почему такой актив надо возвращать? Если речь идёт о незаконно полученных и выведенных за рубеж капиталах – уже совсем другой вопрос и другая процедура. В этом случае незаконное обогащение подтверждается судом, и есть стандартные межгосударственные процедуры, чтобы вернуть такие криминально заработанные активы. Так что если бы комиссию назвали "по возврату незаконно полученных государственных активов" и в рамках этой комиссии занимались возвратом из-за границы незаконно полученного капитала и возвращали незаконно приватизированные активы, то в этом случае всё становится понятно. Чёткие названия и чёткое описание задач и конечных целей очень важны, потому что, если чётко не поставлена задача, мы получаем бардак в самом начале, и такой же бардак получится в конце.

Мурат Темирханов / Фото Informburo.kz

Давайте прямо скажем, что мы хотим вернуть активы и деньги, незаконно полученные частными лицами от государства, поскольку власти раньше работали по формуле "своим можно всё, а остальным – по закону". Мы знаем, что отдельные лица обогатились во многом потому, что им просто раздавали подарки от государства. А если тут начинают смешивать демонополизацию и возврат незаконно приватизированных активов, то становится непонятно, чего государство хочет в этом случае.

Если посмотреть на то, что говорил президент, то, скорее всего, власти хотят вернуть незаконно приватизированные активы. И первое, что нужно сделать, – это через суд доказать, что они были незаконно приобретены. 

– О каком периоде приватизации может идти речь? В обществе возмущаются первой приватизацией в 90-х годах. Речь об этом периоде?

– Я только могу строить предположения, что будет делать комиссия. Но если бы спросили моё мнение, то я бы рекомендовал не трогать раннюю приватизацию, потому что тогда только шла перестройка системы с социалистической, плановой, на рыночную. Может быть, там и были какие-то нарушения, но тогда у нас ещё не было нормального понимания, не было нормальных законов, был ещё дикий рынок.

За отправную точку я бы предложил взять период начиная с 2008-2009 годов, когда начался мировой финансовый кризис. До этого Казахстан успешно развивался, уже были более-менее выстроены рыночные отношения. А начиная с кризиса 2008 года, когда начали активно использовать уже созданный Национальный фонд, – вот тут, я считаю, много различных, скажем так, неправильных вещей было. Тогда же, вы помните, были национализированы крупные проблемные банки. Вот именно с этого периода я бы и начал изучать и проверять, кому какие государство давало подарки в виде приватизации, субсидированных кредитов, просто давало деньги, и потребовал бы объяснений. А если нормальных объяснений нет, то надо через суд забирать эти активы.

– Что вообще можно считать незаконной приватизацией? Как определить, законна она или нет, если всё проходит через аукционы и на бумаге всё легально?

– Существуют стандартные методы. Первое – это рыночность. Если цена не рыночная, сразу надо смотреть, почему. Вот буквально на днях была информация, что акимат Алматы вернёт обратно недавно приватизированное предприятие "Алматы қала жарық". Рыночная цена этой компании была 14,8 млрд тенге, а продали за 4,6 млрд тенге. И это уже сразу подозрительно. Как только не по рыночной цене осуществлена продажа, надо смотреть, насколько законно осуществлялся сам тендер, была ли реальная конкуренция между покупателями. Если этого всего не было, можно однозначно сказать, что фактически тендер просто "нарисовали" и госкомпанию продали по нерыночной цене. То есть это была незаконная приватизация, на которой государство получило большой убыток, а покупатель получил большую прибыль. В этом случае те, кто принимал решения по приватизации, и те, кто покупал госкомпанию, должны быть наказаны в уголовном порядке, а компания должна быть возвращена в собственность государства.

– В столице есть такой пример: в 2016 году приватизировали конно-спортивный клуб со всем имуществом, транспортом, лошадьми за 198 тысяч тенге. Был аукцион по голландскому методу. Можно ли сразу сказать, что это незаконная приватизация?

– Оценку клуба должен сделать профессиональный и независимый оценщик. Если была продана земля и недвижимость на ней, то можно сказать однозначно, что это очень смешная цена. Если продавали как компанию, то у компании могут быть громадные долги перед банками, другими кредиторами, и из-за этого капитал компании может быть нулевой или даже отрицательный, а новый собственник должен будет вернуть эти долги. К примеру, он заплатит 100 тысяч сейчас, а долги будут на миллиард, и их придётся возвращать новому собственнику. То есть покупка компании с долгами в конечном итоге обойдется покупателю в один миллиард и сто тысяч деньге. Поэтому нужно привлекать независимого оценщика, чтобы он правильно оценил компанию, активы, долги и так далее.

– То есть когда мы говорим о возврате активов: если это будет делаться правильно, то потребуется достаточно долгий период, поскольку история каждой сделки должна рассматриваться индивидуально?

– Можно и достаточно быстро. Может быть, сейчас как раз и собираются договориться с собственниками: сказать им, что мы не будем уголовно преследовать, если вернёте в собственность по старым деньгам. Но это будет неправильным подходом. При такой схеме наказывают только тех, кто покупал. Да и то, это трудно назвать наказанием, поскольку покупателю просто вернут его деньги. А те, кто продавал, кто организовывал эти подставные тендеры, возможно, брал взятки и так далее – они остаются безнаказанными. И это неправильно.

Если же будут возбуждаться уголовные дела, будут судебные разбирательства, то это займёт минимум 2-3 года.

– Когда мы говорим об обратной приватизации, речь идёт фактически о национализации?

– Да, обратная приватизация, возврат – это и есть национализация, то есть государство снова получает активы в свою собственность.

– А зачем это нужно? Ведь стоит задача о сокращении роли государства в экономике.

– Если по примеру "Алматы қала жарық", очевидно, что её продали в три раза дешевле. Государство вернёт покупателю 5 млрд, после чего уже честно будет проведён тендер, компания будет продана по реальной рыночной стоимости, и государство получит в три раза больше денег, которые пойдут в бюджет.

Я так понимаю, что никто не отменяет необходимости снижения участия государства в экономике, поскольку есть очень чёткое поручение президента по этому поводу. Это просто способ решить проблему несправедливо приватизированных объектов и увеличить поступления в бюджет от такой приватизации.

– Почему тогда это сообщение вызвало беспокойство у многих предпринимателей? В чём риски?

– Беспокойство сейчас именно у тех, кто незаконно зарабатывал, незаконно приватизировал какие-то объекты, они сейчас в шоке. Они себя чувствовали богатыми людьми, а когда незаконно заработанное вернут государству, то они перестанут быть богатыми и, возможно, сядут в тюрьму.

– Может ли этот процесс повлиять на работу предприятий? Не получится ли так, что в момент обратной приватизации у нас просто остановится, к примеру, железная дорога?

– Да нет, на работу это никак не влияет. Даже когда продавали эти объекты по несправедливой цене, продажа никак не влияла на работу коллектива предприятий. Не вижу никаких проблем как с приватизацией, так и с обратной приватизацией.

– А на настроения потенциальных инвесторов как это повлияет? Обычно именно национализация и отпугивает иностранных инвесторов.

– Наоборот, это улучшит отношение. Например, я честный иностранный инвестор, и я собираюсь вкладывать свои деньги в Казахстане. И у меня нет связей в правительстве или ещё где-то. Мне нравится приватизируемый объект, я прихожу участвовать в тендере, а меня незаконно, по надуманным причинам убирают из тендера, а потом за копейки объект продают непонятным покупателям. Естественно, я плюю на Казахстан, говорю: здесь вместо закона работает принцип "Друзьям всё, а остальные идите подальше", – и ухожу в другой страну, где по-настоящему работают законы и нет коррупции.

Если же вся эта несправедливость в Казахстане будет обнаружена и устранена и будут проведены честные тендеры, то это, наоборот, привлечёт инвестиции и улучшит инвестиционный и бизнес-климат в стране.

– То есть от этой инициативы для Казахстана одни плюсы?

– Сама идея президента очень хорошая. Но исполнение пока, по тому, что я вижу, сделано как будто для того, чтобы усложнить всё и получить нулевой результат. Если бы комиссия была именно по возврату незаконно приобретённых активов, то это было бы всем понятно. Сейчас у этой комиссии размытые задачи, размытая ответственность. Нет чёткого видения. Идея за этим стоит хорошая, но боюсь, что результат на уровне исполнения будет плохим.

С точки зрения качественного исполнения поручения президента очень важен ещё и состав этой комиссии. Сегодня это всё те же люди, которые годами работают в системе, и они прямо или косвенно, так или иначе, возможно, участвовали в тех самых незаконных процессах приватизации или просто закрывали на это глаза. В такой комиссии должны быть люди, которые раньше не работали в системе и не занимались приватизацией или другой передачей государственных активов и денег в частные руки. В комиссии должны быть независимые специалисты, которые не будут на кого-то оглядываться, а будут честно и профессионально оценивать старые сделки по приватизации и другие возможные подарки от государства "своим" людям. Только так возможен честный результат.


Читайте также:


 

Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров