Сколько денег приносит ArtSport её создателю и почему он обвинил акимат Алматы во лжи

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Что не так в работе платформы ArtSport и как решить эти проблемы. Интервью с разработчиком.

Зачем создавалась платформа ArtSport, с какими трудностями столкнулись разработчики и что сейчас происходит вокруг программы подушевого финансирования спортивных секций и творческих кружков в интервью Informburo.kz рассказал гендиректор ТОО "SoftDeCo" (разработчик платформы ArtSport) Сергей Алабугин.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Informburo.kz (@informburo.kz)

Сергей, сейчас вокруг платформы ArtSport развернулось много споров: говорят о её непрозрачности и неэффективности и даже встал вопрос о закрытии программы. Для начала в двух словах расскажите, пожалуйста, когда и для чего создали такую платформу?

– Для нас вообще понятие платформы возникло в марте 2021 года, когда нас пригласили в Министерство цифрового развития (МЦРИАП РК) и спросили, сможем ли мы сделать такую платформу на основании распоряжения главы государства.

Дело в том, что до этого и по сей день мы занимаемся разработкой сервисных моделей для интеграционных механизмов платформы edu.kz, и на основании анализа, о котором мы тогда ещё не знали, основу edu.kz выбрали как самую быструю и перспективную для запуска ArtSport.

После того как мы вникли в сам механизм, в то, что от нас требуется, нам самим стало интересно это решение и эта платформа, потому что она необычная.


Читайте также: В ВКО ежемесячные расходы по ArtSport снизились на 17 млн тенге после проверки прокуратуры


Изначально, кроме НПА, не было ничего. Хотя и на сегодняшний момент тоже нет никаких технических документов, технического задания, хотя бы технической сертификации. Поэтому весь этот процесс приходилось проходить в прямом смысле с нуля, проводя многочисленные совещания с МЦРИАП РК и с Министерством культуры и спорта (МКС). Проводилось огромное количество заседаний рабочих групп и с поставщиками, которые первыми пришли на эту платформу, которые стояли у её истоков и опробовали на себе вживую допущенные ошибки и недочёты – платформа оттачивалась.

Мы её начали разрабатывать с апреля и в мае уже запустили. Соответственно, как и любая новая система, она проходила боевую обкатку – может, до сих пор проходит, но мы пытаемся её совершенствовать на основе тех пожеланий, которые нам поступают от поставщиков, родителей, операторов, и тех, что замечаем сами. 

– На каких условиях запускали платформу? Были ли у МЦРИАП РК какие-либо оговорки?

– Было несколько совещаний, где мы пытались выстроить алгоритм. Безусловно, МЦРИАП РК принимал непосредственное участие в этом, потому что изначально их аналитики прорабатывали бизнес-процесс, но он был в очень упрощённом виде, потому как всей картины никто не видел – конечный итог и возможные нюансы.

Для нас тяжёлым этапом стало создание системы, которая просчитывала бы конечную цифру согласно табелям – это на самом деле очень сложный механизм. Мы предоставляем операторам возможность ввода только основных тарифов, потому что если они будут формировать весь класс тарифов, у них не хватит ни штата, ни сил, ни времени. А 90% расчётов, из которых складывается конечная сумма у поставщика, – сводная сумма – заложена в самой платформе, потому что там присутствуют региональные коэффициенты, коэффициенты по пропуску занятий по болезни, отпуску, в период ЧП и так далее.

Нюансов очень много, и львиную долю времени у нас заняла процедура формирования движка расчёта правильности и корректности данных ввода первичных тарифов.

С какими ещё трудностями вы столкнулись?

– Самая, наверное, большая трудность для нас была – организация технической поддержки. Дело в том, что когда вы разрабатываете эту платформу – это одно, а когда вы получаете наплыв звонков от сотен тысяч человек, которые фактически парализовали в тот период работу нашей компании, потому что не было свободной секунды, чтобы позвонил какой-то другой клиент, – это уже другое.

Все наши ресурсы были направлены на оказание поддержки операторам, родителям, самим поставщикам. Вот этот момент был самый трудоёмкий. Поэтому было принято решение создать абсолютно отдельный республиканский call-центр. Его сотрудники любят эту платформу, владеют двумя языками, прекрасно знают, как всё устроено, и могут в режиме онлайн помочь пользователю, ответить на его вопросы. Если, конечно, проблема требует вмешательства программистов, то они начинают пересылать эти сообщения в нашу рабочую группу, где находятся разработчики.

Самое тяжёлое, о чём многие, кстати, не задумываются, когда говорят о других платформах либо при переходе на другие решения, – то, как это будет дальше работать. Одно дело – платформу создать, что не так уж и сложно, другое дело – поддерживать её жизнеспособность, а именно оказывать техническую и консультационную поддержку населению. Нужно учитывать, что сейчас платформа насчитывает более 700 тысяч родителей и 800 тысяч детей. 

– Вроде бы эту платформу должны были передать на баланс государства, так ли это? Или вы её содержите на собственные средства, и если да, то во сколько это обходится? И должна ли она перейти на баланс государства?

– Я так понял, что сейчас на баланс государства платформа уже не будет переходить, она станет негосударственной системой.

Мы писали письма и в МЦРИАП РК, и в МКС – планировали передать эту платформу, потому что такой объём работ частная компания вести не может. Это и финансово затратно, и трудозатратно, к тому же и очень ответственно. Если в начале платформа работала на четырёх серверах, то сейчас парк серверов составляет 16. Представьте, какой это объём обслуживания, причём это же не просто обеспечение функциональности и работоспособности, это ежедневное резервное копирование, оптимизация баз данных – много технических процессов.

Сейчас, с учётом того, что платформу хотят передавать в конкурентную среду, как говорит министр культуры и спорта Абаев Даурен Аскербекович, в рынок, то, скорее всего, речь о передаче государству уже не стоит, и дальнейшее сопровождение как было на нас, так и остаётся. Нашими силами и за наши средства.

Расскажите, как тогда получается с мая 2021 года содержать платформу? Вы на общественных началах это делали? 

– Изначально, когда мы разговаривали с МЦРИАП РК, нам сразу сказали, что в бюджете денег на это даже не предусмотрено по той причине, что это новая реформа и о ней никто не знал до момента её появления – соответственно, бюджетные средства не были заложены.

Но распоряжение главы государства исполнять нужно независимо от того, есть деньги или нет. В большей степени мы взялись за это как за социальный проект, потому что в бизнесе приходит такое время, когда хочется что-то создать просто для народа, невзирая на отсутствие средств. 

Обходится платформа достаточно дорого: в районе восьми миллионов в месяц это с учётом технической поддержки, обеспечения call-центра, дальнейшей разработки, модернизации.


Читайте также: Программу Artsport в столице профинансируют дополнительно на 3 млрд тенге


Мы планировали делать так: всё, что находится в рамках ArtSport, монетизировать нельзя – это запрещено законом, то есть любые попытки влияния на поставщика либо на родителя в том, чтобы брать с них деньги за участие в этой платформе или вокруг неё, жёстко регламентируются в НПА. Любой механизм вокруг этой платформы бесплатен для этих категорий, но не для операторов, потому что операторы должны хранить данные. Существует правило, что вся информация в рамках ArtSport должна храниться на самой платформе и отдельно у операторов. Обеспечение хранения данных у нас стоит денег, ведь мы тоже оплачиваем и каналы связи, и серверы, и аренду этих серверов, когда нужно повышать нагрузку.

На пике своих нагрузок, в момент сдачи табелей, платформа, по данным Zero.kz, порой даже превосходит Egov. Платформа обходится достаточно дорого.

Операторы – это местные исполнительные органы, которые финансируют услуги поставщиков?

– Совершенно верно. Они должны оплачивать услуги хотя бы какой-то технической поддержки, потому что за наш счёт хранить их данные мы тоже не можем. Точнее, мы можем, но планировалось, что будет какая-то символическая ежемесячная оплата, которая абсолютно не приносит нам прибыли. Я это могу открыто заявить и это может проверить любой надзорный фискальный орган.

Тем не менее мы столкнулись с большой стеной операторов, которые препятствуют развитию этой платформы либо не желают оплачивать, а там на самом деле такие суммы – они за воду тратят больше, чем на содержание этой платформы. Нам, чтобы не остановить весь этот процесс, приходится вкладывать собственные средства.

Расскажите подробнее, пожалуйста, по поводу сопротивления в некоторых регионах. Платформа ArtSport подвергается критике, причём давление идёт не со стороны родителей, которые, наоборот, выступают за сохранение платформы, а со стороны прокуратуры, местных исполнительных органов. Что происходит, на ваш взгляд?

– Со стороны прокуратуры и других надзорных органов на нас давления нет абсолютно никакого. Наоборот, с большинством из них мы работаем в тандеме и выявляем всевозможные проблемы.

Мы задавались вопросом, почему такое отторжение у операторов этой платформы, и у нас напрашивается один единственный вывод – всё, что происходит на этой платформе, очень прозрачно. Любое действие на платформе от поставщика, родителя, тренера и оператора находится под постоянным контролем и надзором. Мало того, у нас внутри платформы работает что-то вроде камерального контроля, как это есть в налоговых системах, где мы сразу можем выявить возникшие проблемы.

То, что мы не замалчиваем эти ситуации, когда выявляем проблемы, допустим, на стороне операторов, и сообщаем им об этом, созывая совещание по этому поводу, – вот это и не нравится. Дело в том, что операторы не могут с нами договориться, чтобы мы на что-то закрывали глаза. Это наш продукт, это наше детище и главное – наш имидж и репутация. Поэтому допускать подобные вещи мы не можем. Сейчас активно работаем с правоохранительными органами, чтобы выявить недобросовестных поставщиков либо какие-то махинации со стороны операторов. 

Если говорить об отсутствии интеграции – это совсем не так. У нас уже прошло три суда с операторами, в которых мы выиграли судебные процессы, где действительно доказали, что интеграции у нас были изначально. Важно понимать, что интеграция не подразумевает получение всех желаемых данных, это всего лишь механизм – это как тоннель, а вот какие данные и какой там объём данных – это уже второй момент.

Первичных интеграций, которые имела платформа, было недостаточно для полноценной верификации и правдивости информации, которую заносит поставщик, родитель либо тренер. Но дело в том, что даже если система будет обладать всевозможными интеграциями, которые есть у нас в стране, это тоже не решит проблему.


Читайте также: Главу управления культуры Шымкента подозревают в хищении средств на программу ArtSport


Многие строят иллюзии, что если мы внедрим ЭЦП или поставим какую-то интеграцию, то всё будет хорошо – нет, не будет, потому что проблема в первую очередь в чистоте первичных данных, которые содержатся в базе физических лиц, базе Министерства здравоохранения, Национальной образовательной базе данных (НОБД). То, что там содержится, то и будет дальше клонироваться не только в нашу платформу, но и в другие. А если там уже изначально находится ошибка, то она спокойно будет везде транслироваться и восприниматься системой как достоверная информация, хотя на самом деле это не так. 

Чтобы решить эту системную проблему, нужно в первую очередь провести полную верификацию данных государственных систем, ведь даже если взять информацию, допустим, по детям в базе Минздрава и в базе НОБД, там идёт несоответствие цифр. То ли в базе Минздрава детей больше, чем в НОБД, то ли наоборот – утверждать не буду. Дело в том, что есть данные, которые вбиваются людьми, и ошибка начинается уже на этом этапе – в ЦОНАХ, роддомах, то есть там, где человек появляется впервые и где его данные вбивают руками. Так и возникают, как говорят, "мёртвые души".

Я веду к тому, что даже если система будет обладать всеми интеграциями – да, это снизит какой-то риск, однако на 100% не искоренит. Нет таких систем, про которые можно сказать, что они абсолютно достоверные. Вспомните случай с 42 500 – сколько людей получило их незаконно, хотя проходили государственные проверки. Такая же картина и здесь – даже если появятся другие платформы, они столкнутся с точно такой же проблемой. Мы прикладываем максимальные усилия вместе с МЦРИАП РК, чтобы у нас были чистые данные, поэтому мы и пытаемся сейчас наладить ещё диалог с большими платформами, с такими как, к примеру, "Кунделик", потому что там данные, наверное, более чистые: родители пользуются этой системой постоянно, есть взаимосвязь.

Второй момент – оцифровка данных. Дело в том, что данные до 2010 года практически не оцифрованы, то есть если ребёнок родился в 2009 году, то мы уже не будем знать его родителей. База родственных связей – отдельная эпопея для нашего государства и в целом для разработчиков.

Я надеюсь, что со временем и поэтапно всё будет приведено в полный порядок: тут, наверно, в большей степени нужно надеяться на сознательность наших граждан, потому что в первую очередь платформа создана для них и их детей. 

Вы упомянули о том, что "мёртвые души" заслуживают отдельного разговора, но давайте всё же затронем эту тему. "Мёртвые души" – это когда человек существует, но по факту он, допустим, не посещает эти кружки. Как платформа это отслеживает?

– В самом начале нашего разговора я сказал, что платформа создана полностью на основании НПА, которые предъявляются к ней. Контроль посещения занятий в функции платформы не входит. Вообще, функция платформы заключается не в контроле. Вот представьте, вы сдаёте свою налоговую декларацию в налоговый комитет: когда вы вбиваете цифры своих доходов, налоговый комитет разве их проверяет? Нет, он верит вам на слово, а потом уже, возможно, что-то выявляется в результате камерального контроля.

То же самое и здесь: платформа получает те данные, которые даёт поставщик, она не может контролировать, ходит ребёнок или не ходит – это уже надзорная функция, это уже совсем другие вещи. Соответственно, какие данные вносит поставщик в платформу, с теми данными она и работает. Платформа – всего лишь инструмент, а как пользоваться этим инструментом – уже решение самого поставщика либо решение самого родителя. 

Да, "мёртвые души" могут возникать по незнанию самого поставщика, что было на начальных этапах, но это всё сразу же вычищалось. Сотрудники call-центра обзванивали таких поставщиков, указывали на эти ошибки – всё исправлялось и корректировалось.


Читайте также: "Стратегически правильное решение". Токаев поручил правительству усовершенствовать Art Sport


Сейчас мы ждём, когда завершится работа по новому НПА, и выпустим наше мобильное приложение. Мы постараемся свести к минимуму проблему посещения занятий – приложение будет отслеживать приход и уход ребёнка. Второй момент – это отслеживание того, что занятие действительно проводится именно в том месте, которое указано в заявке поставщика. 

Мы постоянно над этим работаем и ищем всевозможные пути, но нужно понимать, что, во-первых, если говорить откровенно, у нашего населения низкая цифровая грамотность. Да, в городах она хорошая, но в отдалённых регионах, особенно в отдалённых аулах, это большая проблема.

Первоначально мы пытались, конечно, внедрить ЭЦП (хотя это и не предусмотрено в НПА), но когда мы запустили механизм ЭЦП, столкнулись с огромным шквалом звонков от родителей. Дело в том, что программой пользуются в основном такие семьи, где недостаточно средств на лишние расходы, а ЭЦП обязывает их купить компьютер. Крайне немногие купили бюджетные компьютеры, но они поставляются с операционными системами семейства Linux, допустим, с Ubuntu. А вы попробуйте, чтобы Ubuntu установил человек, который вообще не разбирается в IT-сфере – это огромная проблема. Поэтому мы от этой идеи отказались.

Мы прорабатываем вопросы с МЦРИАП РК по биометрической верификации, потому что, по нашим данным, практически 80% наших пользователей – обладатели смартфонов. Удобно родителю, возвращаясь с работы, проверить свой табель либо записать ребёнка. Соответственно, мы делаем акцент именно на мобильные приложения для поставщиков и родителей в части биометрической верификации.

В мае сообщалось, что будет чистка и несуществующие рабочие аккаунты будут заблокированы. В начале интервью вы называли цифры, это уже после чистки?

– Это уже после чистки.

Мы сейчас почему не выпускаем новую платформу? Ждём изменений в НПА, потому что выпускать такой продукт, чтобы его потом через месяц закрывать и опять начинать латать, что-то менять – считаем неправильным. Поэтому мы ждём, когда будут утверждены НПА, будет общее видение у всех – у государственных органов, операторов, поставщиков, как должна работать платформа.

Постоянно менять платформу неправильно. Лучше сесть один раз, потратить полгода – разработать, прочитать, коллективно согласовать и допустить, дать возможность в дальнейшем продуктивно работать остальным платформам.

Каждый раз подстраивать платформу под изменения это, во-первых, неправильно с точки зрения разработки, потому что могут быть допущены ошибки из-за скорости внедрения, а во-вторых, лучше сделать один раз качественный продукт и запустить его, чтобы в дальнейшем просто его технически обслуживать. 

Сразу скажу, чистка у нас ещё не завершена полностью – она будет продолжаться и будут приходить уведомления через СМС со шлюза 1414 родителям, которые, допустим, не корректно вводят свою информацию либо номер или ИИН не соответствуют действительности. В наших Telegram-каналах мы описывали все эти алгоритмы. Процедура достаточно трудоёмкая и долгая, всё-таки обработать 700 тысяч родителей – не быстрый процесс.

В июле глава государства говорил о том, что запуск этой платформы был стратегически правильным решением, но платформу нужно усовершенствовать. В связи с этим принимается новый НПА? Может, вы вкратце расскажете, что хотят изменить или улучшить?

– Думаю, насчёт НПА лучше говорить всё-таки с министерствами, потому что мы являемся техническими специалистами и для нас важны не политические изменения, а то, что относится именно к самой платформе, к её функционалу.

Могу сказать, что даже существующая редакция НПА не предусматривает очень много технических вещей. Мы сейчас готовим большой документ – уже полтора месяца его пишем – технический документ, который должен стать именно технологической основой платформы ArtSport. Написали примерно половину документа – уже 200 листов – я с ужасом представляю, что мы получим на выходе. Дело в том, что каждый процесс на самой платформе должен быть описан технически, а не общими словами.

Должна быть, допустим, интеграция с базой Минздрава. Что эта база должна делать, какие данные должны получать? Я уже неоднократно задавал вопрос: спросите у самого Минздрава, какие системы у них есть и какие справки в электронном виде можно получить? Да, интеграцию сделать можно – несложно создать VPN-тоннель между нашими серверами и серверами Минздрава – обмен ключами, получение данных. Но что в итоге  получим? Отправим мы запрос Минздраву, а в ответ ничего не получим, потому что нет этих данных.

И говоря о совершенствовании платформы нужно в первую очередь начинать с того, что может дать государство для этой проверки, а не то, что может сама платформа. Платформу можно сделать как угодно, как говорится, нет предела техническому совершенству. Но задача должна быть поставлена грамотно, правильно и выверена многими аналитиками, причём эти аналитики должны быть и с нашей стороны, и со стороны министерств, и со стороны поставщиков, и даже со стороны тех же операторов.

Об этом и говорил глава государства – что нужно его постоянно дорабатывать, ведь, по сути, эта система – маленький Egov. И во что он перерастёт дальше – это уже глобальный вопрос.

– Аким Алматы заявил, что в сентябре запустят новую платформу наподобие ArtSport. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Я про это слышал, но отношусь крайне скептически. Во-первых, если бы платформа существовала, то о ней бы уже знали поставщики, хотя бы как минимум уже начали проводить какую-то первичную регистрацию, что приводит меня к мысли, что такой платформы просто не существует.

Второй момент, я слышал о том, что якобы эта платформа – полный аналог нашей, в чём я очень сомневаюсь, потому что никто в стране не знает, как работает наша платформа. То есть если вы видите просто сайт, картинку, какой-то функционал внутри ArtSport – это десятая часть, а может, и меньшая всего функционала, которым она обладает. О том, насколько сложные внутри алгоритмы, как это всё происходит, о транзакционных моментах, о том, что в некоторых местах даже имеется компоновка блокчейна, никто не знает.

Тем не менее, если эта платформа запустится, я, наверное, буду одним из первых, кто захочет её посмотреть. Мне даже с профессиональной точки зрения будет это интересно. Но ещё раз скажу, я к этому отношусь скептически. Вряд ли они смогут запустить в ближайшее время такие системы.

– Заместитель акима Алматы Арман Кырыкбаев сказал, что у платформы ArtSport был ряд минусов, которые приводили к непрозрачности распределения бюджетных средств. Он назвал платформу "обычным сайтом" и обозначил несколько проблем. Как вы можете это прокомментировать?

– Ознакомление с материалом вызывает недоумение – либо господин Кырыкбаев абсолютно не владеет ситуацией, либо намеренно вводит в заблуждение поставщиков и родителей, принимающих участие в программе ArtSport.

В-первую очередь Арману Кырыкбаеву нужно поработать над определениями. Он акцентирует внимание на том, что платформа "на деле оказалась обычным сайтом, где есть определённый набор функций". Так вот, сайт, обладающий набором функций, называется порталом, а если сайт предоставляет какие-то сервисы, как в случае с Artsport.kz, тогда он называется платформой.

Теперь стоит разобрать его высказывания:

1. "Перед разработчиками сайта в начале этого года были поставлены конкретные условия для того, чтобы продолжить дальнейшее сотрудничество. Однако поставщики недостатки не устранили".
 
Комментарий: Никакие условия перед нами в начале года никто не ставил, мало того, до сих пор ни один акимат не ставил нам какие-то условия. Называть нас поставщиками в корне неверно, так как ни одного тенге акимат Алматы за более чем год работы нам не оплатил и пользовался платформой бесплатно.
 
2. "ArtSport – это один из множества игроков на рынке, это не что-то уникальное".
 
Комментарий: Где было это "множество" игроков в начале 2021 года? Почему из этого "множества" никто не откликнулся и ничего не предложил?
 
3. "Если мы, допустим, закрыв глаза на все недостатки, будем дальше продолжать, то предположительно, до конца года 8,5–9 млрд тенге должны будем выплатить дополнительно ".
 
Комментарий: Неужели заместитель акима считает, что переход на новую платформу сократит расходы акимата и спишет долги перед поставщиками? Это большое заблуждение.
 
4. "Одной из самых главных проблем сайта заместитель акима назвал отсутствие верификации в системе и отсутствие интеграции платформы с государственными базами данных".
 
Комментарий: Господину Кырыкбаеву для начала следовало бы изучить НПА и саму платформу. Ни в одном пункте НПА не сказано о верификации родителей самой платформой. Мало того, такую верификацию обязаны делать сами поставщики в тот момент, когда родитель приходит заключать договор. Поставщик очно проверит все документы родителя и ребёнка и только после этого активирует ваучер, при этом поставщик соглашается с тем, что несёт полную ответственность за свои действия на платформе. 

5. "Также не формируется очередь на посещение секций после выдачи предельной нормы ваучеров. В спортивной секции, к примеру, занимаются 100 детей, один или два из них уходят – система не записывает следующего ребёнка".
 
Комментарий: Этой фразой господин Кырыкбаев явно вводит всех в заблуждение – очередь на платформе формируется и достаточно давно. Что касается распределения очереди после ухода ребёнка, снова можно отправить заместителя акима изучать НПА. Его желание видеть такой алгоритм противоречит Правилам распределения государственного заказа, учитывая, что у акимата имеется задолженность перед поставщиками.
 
6. "Невозможно проверить, действительно ли ребёнок посещал кружок или секцию. Также нет никаких данных о тренерах, педагогах и санитарном состоянии помещений, где проводятся занятия".
 
Комментарий: Проверка того, посещал ли ребёнок секцию или нет, не входит в обязанности оператора, согласно действующим НПА. Касательно отсутствия данных о тренерах и посещениях – это ложь, все данные присутствуют на платформе, мало того, эти данные подаёт сам поставщик оператору через платформу в электронном виде, согласно требованиям НПА.
 
7. "Ещё один важный момент, который подчеркнул заместитель акима – то, что ваучеры могут предоставить абсолютно всем независимо от социального положения".
 
Комментарий: Заместитель акима считает, что может трактовать нормы НПА по своему усмотрению или их игнорировать? В этом случае такие действия называются самоуправством. Реформа и программа ArtSport рассчитана на всех детей страны без разделения на основе социального положения.
 
8. "Разработчик самой платформы – ТОО "SoftDeCo", это владельцы ArtSport, известили нас сами, что закроют доступ акимата к платформе с 1 сентября. Получается, мы все виноваты, они ставят нам такое условие, не хотят брать в расчёт замечания управлений. Говорят, что если будут возмущения, к нам придут матери и устроят незаконный митинг. Они приехали вчера в управление спорта, выслушали наших коллег и попросили профинансировать их до конца года. Кстати, ArtSport требует оплату своих услуг. Сколько они зарабатывают от каждого поставщика, мы даже не знаем и не считаем. Наверняка не бесплатно".
 
Комментарий: Очередная ложь господина Кырыкбаева. Во-первых, мы не извещали акиматы о закрытии доступа с 1 сентября. В старом личном кабинете находится информационное сообщение следующего содержания:
 
"Уважаемые операторы платформы Artsport.kz, уведомляем вас о том, что с 1 сентября 2022 года старый личный кабинет операторов перестанет функционировать и будет отключен. Новый личный кабинет операторов доступен по адресу Operator.artsport.kz".

Закрытие старого кабинета обусловлено тем, что он перестал соответствовать требованиям НПА и не имеет инструментов для проверки данных. С 1 января 2022 года действует кабинет операторов по адресу Operator.artsport.kz, однако акимат Алматы не пожелал им пользоваться, так как затраты на его обслуживание составляют три миллиона в год. При этом тратить на цветы 20 миллионов в год акимату приемлемо. Вероятно, акимату это невыгодно.
 
Касательно того, что мы приехали в управление, говорили с их сотрудниками, требовали финансирования и угрожали митингами – наглая ложь. Ни я, никто из моих сотрудников никогда за время существования платформы не приезжали ни в одно управление акиматов в стране, не требовали никаких денег и тем более не угрожали митингами. Мало того, мы всегда открыто заявляем о том, что не против конкурентной среды, и не принуждаем операторов работать с нами, это выбор каждого из них.

Касательно того, что мы зарабатываем на поставщиках, – домыслы заместителя акима беспочвенны, так как в отличие от него мы знаем НПА, в которых указано, что всё, что связано с платформой и программой для законного представителя ребёнка и поставщика, бесплатно.

В заключение хотелось бы ещё раз отметить, что подобные высказывания недопустимы из уст чиновника, и очень надеемся, что в ближайшее время господин Кырыкбаев опровергнет свои слова либо докажет наше присутствие в акимате Алматы и все остальные пункты, перечисленные им. В ином случае нам не остаётся ничего другого, как доказывать свою правоту в судебном порядке.

Как вы оцениваете работу платформы и вообще инициативу по её внедрению?

– Инициатива абсолютно правильная. Во-первых, это действительно один из немногих продуктов, который был внедрён и разработан в Казахстане. Во-вторых, мы видим реальную пользу, которую она принесла за этот год нашему населению.

Эта реформа однозначно имеет право на жизнь, да она и будет жить, её никто не останавливал. Акимат – это всего лишь исполнительная власть. И когда сотрудники акиматов говорят о том, что остановят реформу, которую анонсировал глава государства, это немного недальновидно.

Что касается реформы, уверен, что её не остановят, она будет, потому что, во-первых, необходима казахстанцам, во-вторых, действительно приносит пользу, в-третьих, платформа прозрачна настолько, что видны любые расходы средств. Когда у нас запрашивают какую-то информацию, мы её всегда можем предоставить. И в-четвертых, безусловно, мы продолжим работу и сделаем всё, чтобы при реализации этой реформы не пострадали в первую очередь дети, родители и поставщики услуг.


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров