23-летний пассажир разбившегося самолёта Bek Air Темирлан Кадауов во время катастрофы заслонил собой беременную женщину. О трагедии глазами свидетеля он рассказал в интервью ТК "31 канал" после выписки из больницы.

"Не было страха, что произойдёт что-то"

– Темирлан, расскажите, в какой момент вы почувствовали, что ситуация критическая?

– Это утро началось с того, что я опаздывал на рейс. Вылет должен был быть в 7.05, регистрация начиналась приблизительно в 5.30. Я приехал в аэропорт, наверное, в 6.10.

Посадка, регистрация, – всё прошло хорошо. Приехал автобус, мы спустились, сели в него, зашли в самолёт. В этот самолёт я зашёл, как будто в автобус. Там было холодно, самолёт был очень старый.

– Вы, простой пассажир, это ощущали?

– Да. Я посмотрел в окно. Обычно в самолёте окна, мне кажется, не замерзают так, как будто в доме замёрзло окно – снегом, инеем покрыто.

Не было страха, что произойдёт что-то. В самолёт зашёл, как к себе домой, всё было спокойно, на позитиве. Просто самолёт старый очень, и холодно было в нём.


Читайте также: Роман Скляр об авиакатастрофе под Алматы: Кто бы ни был причастен к этому инциденту, все понесут наказание


У меня было место 11B. Я прошёл первым, моего соседа по ряду не было. Я решил сесть возле окна. Подумал: если человек скажет пересесть на своё место, я пересяду. Пришла девушка, села рядом. Достал телефон, включил авиарежим, музыку, надел наушники, приготовился ко сну.

"Такого я не видел ни разу – как в фильмах"

– Что произошло дальше?

– Дальше самолёт вышел на линию. Начал медленно набирать скорость. Я посмотрел в окно, вроде всё нормально. Вижу, что скорость уже большая, успокоился и думаю: сейчас взлетать будем. Сел поудобнее: руки перед собой на коленях, смотрел прямо вперёд.

Когда самолёт начал взлетать, я слушал музыку. Но сквозь неё я услышал хлопок. Это был не удар, а просто хлопок. И он меня как-то напряг. В этот момент я снял наушники, рюкзак ногами сжал, как-будто что-то сейчас будет. Услышал второй хлопок. Он был сильнее, начал моргать свет, нас начало трясти. Я спокойно к этому отнёсся: может, турбулентность. Но его слишком сильно начало трясти, прям качать вовсю. Такого не было ни разу, я не видел, как в фильмах.

Резко набрали высоту. По моим ощущениям, самолёт будто унесло вправо. И в этот момент я понял, что-то не так, сейчас что-то произойдёт. Я понял, что мы падаем, так как у меня внутри сердце, всё поднялось вверх как-будто. Ощущение такое было. Я увидел, как девушка, которая сидела рядом со мной (зовут Гулим. – Авт.), схватилась за подлокотник одной рукой. Я с левой стороны схватился за ногу и правой рукой схватил её руку, так как понял: если сейчас что-то случится, это очень ужасно будет.

В этот момент произошло первое касание с землёй. Удар. Меня вперёд качнуло, резко назад, ударился головой о сиденье. Я понял, что мы упали. После этого девушка сказала: "Помогите. Я беременна".

Я слышал много криков со всех сторон: впереди, сзади люди кричали, была паника. Я не понял, что происходит. На доли секунды мне показалось, что это сон. Я подумал, что сплю. Но когда девушка сильно сжала мою руку, я понял, что это реальность, которая сейчас происходит со мной.

Я видел, как что-то летит в нашу сторону очень быстро, стена какая-то. Это была левая часть самолёта, которая загибалась внутрь из-за удара о здание. В этот момент не знаю, о чём я думал, было напряжённо, я очень испугался.

"Куда бы не посмотрел – отовсюду были крики"

– Это всё происходило, пока вы летели вниз?

– Да. Я взял девушку за руку. Когда почувствовал, что к нам что-то быстро летит, повернулся боком, так как с моей стороны это всё было. Всё происходило очень быстро. Я не знаю, как успел отреагировать на это. Я её прикрыл, она наклонилась вперёд. После этого я посмотрел вперёд, и в меня снег, песок – всё подряд летело. Я понял, что это всё – мы врезались во что-то. Был такой шум сильный. Он меня на доли секунды оглушил. У меня был звон в ушах.


Читайте также: Они летели в самолёте Bek Air. Что известно о погибших в авиакатастрофе под Алматы


– Вы не стали выбираться из самолёта первым, а заслоняли беременную девушку своим телом. Расскажите об этом и о том, как стали выбираться и другим помогать. Как вели себя другие пассажиры в тот момент? Были те, кто тоже помогал?

– Сначала я пытался помочь Гулим. Она сказала, что её зажало. В этот момент я не чувствовал своих ног. По ощущениям было, что они целые. Я хотел встать, но оказалось, что мою ногу зажало. Я снял с себя ремень, с неё верхнюю одежду, и мы выбрались вдвоём. Часть самолёта изогнулась в нашу сторону, образовалась маленькая ямка, дырка. Через неё мы пролезли наружу.

Большая часть людей перебралась на правую сторону, где была яма. Мы с ней прошли на левую сторону. Я понял, что её нужно отвести в безопасное место. Мы сделали первые шаги по обломкам. И тут же услышали женский крик: "Мне больно, помогите".

Мы вернулись обратно. Чтобы нам спастись с Гулим, нужно было пройти по этой плите. А под ней была женщина с дочкой лет 10-12. Я оставил Гулим, начал откапывать. Мы с другим мужчиной подняли эту плиту, они вышли. Не знаю, куда делась Гулим, я не мог её найти. Мы дальше начали помогать людям. Куда бы не посмотрел – отовсюду были крики.

"Стоял запах керосина, как будто мы облились им"

– В таких случаях естественно, что у многих начинается паника. Что вам помогало справиться с собой, владеть ситуацией, помогать людям?

– Не знаю. Был страх, желание отойти в безопасное место. Понимал, что есть угроза. Там был сильный запах керосина, как-будто мы облились им. Я посмотрел на людей. Были мужчины, которые развернулись и ушли, были те, кто помогал. Женщины кричали. Не знаю, что двигало мной, но я понимал: сейчас я жив, а там люди, и им нужна помощь. Было темно, мы сначала светили телефонами, чтобы видеть, куда можно наступать, а куда нельзя.


Читайте также: "В салоне запах горючего смешался с запахом крови". Монологи выживших пассажиров Bek Air


– Это настоящий героический поступок. Через какое время прибыла помощь?

– Мужчина попросил меня помочь – достать из-под кирпичей его жену. Когда мы раскидывали эти завалы, я увидел в отражении на стенах жёлтый свет. Оглянулся – увидел две машины службы безопасности. "Скорая" и спасатели прибыли примерно через 30 минут. Может, я не прав, но по-моему минут 30 никого не было.

"Если они думают, что могут заплатить и всё – такого не будет"

– Это ваш третий полёт в жизни. Если Bek Air разрешат полёты, будете ли вы пользоваться услугами этой авиакомпании?

– Нет. Категорически нет.

Был звонок от них. Не в первый, не на второй – на четвёртый день. Я поражён, как они со мной разговаривали. Они спросили, как моё самочувствие. Решил сказать, что всё хорошо, так как жив. Они попросили меня скинуть им свои данные, чтобы выплатить мне компенсацию. Но я не стал.

Если они думают, что могут заплатить и всё – такого явно не будет. Со мной в больничной палате были пострадавшие в самолёте. У одного сотрясение мозга, когда он вставал, у него кружилась голова, его тошнило. У второго была травма ноги, как у меня. У третьего мужчины 1983 года рождения по имени Матвей была травма двух ног...

– Какие травмы у вас?

У меня травма двух колен, более травмировано левое. Сейчас врачи говорят, что всё хорошо, здоровью ничто не угрожает, хирургических вмешательств не требуется.

Всю информацию о трагедии под Алматы читайте здесь.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter