Интервью у министра взял председатель правления АО "Казинформ" Аскар Умаров.

– Даурен Аскербекович, сейчас страна живёт в условиях режима чрезвычайного положения, повсеместно усилены карантинные меры. И всё это – большой вызов не только для нашей экономики, системы здравоохранения или органов правопорядка, но и для сферы массовых коммуникаций. Её информационную составляющую курирует Министерство информации и общественного развития. По прошествии трёх недель режима ЧП какую оценку вы можете дать работе в этом направлении?

– Вы правы, сегодня мы действительно учимся жить по-новому. Сейчас не только наша страна, но и весь мир переживает непростой процесс адаптации к новой реальности. И особое место в ней, конечно, занимают масс-медиа.

Ещё до того как в нашей стране был обнаружен первый заражённый коронавирусом, президент поручил Правительству оперативно и исчерпывающе информировать население. Руководство страны прекрасно осознаёт, что провалы в коммуникациях опасны тем, что люди могут начать неадекватно воспринимать проблему. В случае с коронавирусом это либо сеет панику, либо наоборот – люди начинают недооценивать опасность, игнорировать предписания врачей, полиции, местных властей. То есть правильные коммуникации – это основа общественной безопасности.

– И какие шаги для их налаживания были предприняты министерством?

– Практически сразу мы создали Республиканский коммуникационный центр. Это по сути оперативный штаб, который решает три главные задачи.

Первая – это выявление недостоверной информации, мониторинг, опровержение. Сотни таких фактов нами было выявлено. По каждому из них были даны опровержения.

Вторая и, наверное, ключевая задача – это координация действий госорганов, не только центральных, но и акиматов. Она ведётся в круглосуточном режиме.

И я не могу не отметить ту огромную работу, которую сегодня проводят работники пресс-служб министерств и акиматов. Не побоюсь этого слова, это адский труд. Представьте, какая нагрузка сегодня лежит на пресс-службах того же Минздрава или Минтруда, ребята из акиматов Нур-Султана и Алматы работают без выходных, с утра до ночи. Всего за это время по стране было организовано больше 120 брифингов. Большая часть – это регионы.

Сразу скажу, не всё гладко, как хотелось бы. Я понимаю, есть ошибки, есть упущения, но мы учимся. Без этого не бывает. С этим столкнулся весь мир. Вообще, я думаю, что вся эта ситуация с коронавирусом – это один большой кейс, уроки которого нам ещё предстоит до конца осознать.

– Кстати, о брифингах. С момента усиления карантинных мер вы выступали как единый спикер от Правительства по ситуации с коронавирусом. Но потом эту практику приостановили. Почему?

– Тут всё очень просто и прозаично. У нас изначально был разработан алгоритм информационного реагирования. По нему предполагалось на первом этапе (а это первые полторы недели) централизовать информирование. А затем по мере накопления сугубо отраслевых, специфических вопросов распределить брифинги по госорганам.

– Вы не упомянули третью задачу…

– Да, третья задача нашего центра – это работа информационного ресурса coronavirus2020.kz Это и постоянное обновление информации, подготовка актуального контента, создание мультимедийной продукции.

Как вы сами прекрасно знаете, Cоvid-19 пришёл в нашу страну чуть позже, чем во многие страны мира. У нас была возможность изучить опыт. И мы пришли к выводу, что нужно создавать единый портал, на котором была бы собрана вся необходимая и достоверная информация. Сегодня ежедневная аудитория ресурса доходит до полутора миллионов пользователей. Telegram-канал сайта также пользуется высоким спросом среди граждан.

– Раз уж речь зашла о Telegram. За последнее время резко возросла аудитория этого мессенджера. И государство тому способствует. Чат-боты электронного правительства, Telegram-каналы министерств, единого сайта по коронавирусу. Не боитесь всё население подсадить на этот мессенджер?

– Не совсем понимаю сути вопроса. Чего нам бояться?

– Ну, взять хотя бы анонимные каналы, которые просто изобилуют подробностями о политическом закулисье, различного рода жареными фактами…

– Нет, мы этого не боимся. Для начала, у этого мессенджера и без государственных инициатив хватает подписчиков. Во-вторых, ещё большой вопрос, насколько качественен прирост его аудитории. К примеру, многие зарегистрировались для выплат в 42 тысячи. Не факт, что после их оформления люди продолжат активно пользоваться мессенджером.


Читайте также: Пособие в 42 500 тенге на время чрезвычайного положения. Всё, что нужно знать


В-третьих, неужели вы всерьёз думаете, что не будь Telegram, эту нишу с "закулисьем и жареными фактами" не заняли бы те же паблики в Facebook, тематические форумы и так далее? Не вижу большой логики в том, чтобы отказаться от возможностей для коммуникаций из-за фантомных страхов перед заказными материалами и плодами художественного вымысла.

– Кстати, вышла новость о том, что WhatsАpp вводит ограничения на возможность рассылки из-за пандемии… Не нашёл подробной информации о причинах такого решения. Но не сложно догадаться, что тут два варианта: либо давление общественности, либо давление государственных институтов. Отсюда резонный вопрос: все эти режимы чрезвычайных положений, ситуаций и карантинов всех видов – не слишком ли удобный повод ущемлять свободу слова?

– Я точно также могу задать встречный вопрос: не слишком ли это удобный повод сеять среди людей панику, вгонять в заблуждение, хайповать?

Тут всё очень просто. Режим чрезвычайного положения – это режим, где каждый должен осознавать свою ответственность. Это и простые граждане, и власти, и полиция, и СМИ, и пользователи мессенджеров. Недаром же эксперты в один голос сейчас говорят об инфодемии – широком распространении дезинформации на фоне эпидемии. И, по словам представителей ВОЗ, она наносит не меньший вред обществу, чем сама болезнь.


Читайте также: Инфекционно-информационная эпидемия. Действительно ли страшен коронавирус?


Взять хотя бы пример с Ираном, где 300 человек скончались от отравления метанолом, употребляя его в попытках защититься от коронавируса. А причина тому – сомнительная рассылка в социальных сетях. Поэтому в такие времена особенно важно соблюдать не только гигиену физическую, но и информационную. Доверять только официальным источникам.

– Получается у нас вбросом фейков грешат пользователи социальных сетей и мессенджеров. То есть СМИ в этом плане работают в рамках журналистской этики?

– Да, не припомню обратного. Может быть, только за совсем редким исключением, когда это было сделано непреднамеренно, случайно. В любом случае наши СМИ в этом плане работают максимально корректно. Хотя у журналистов сейчас тоже горячая пора, многие работают на износ. Но со своей главной миссией – давать людям объективную картину происходящего – они справляются.

Сложившаяся непростая ситуация стала для наших масс-медиа тоже своего рода "окном возможностей". Ведь потребление новостей в условиях карантина резко возросло. По нашим данным, объём телесмотрения в среднем по Казахстану вырос на 20%. Причём наибольший рост показала аудитория в возрасте от 18 до 24 лет. А ведь считается, что именно они навсегда потеряны для телевидения. Это хороший шанс для наших каналов закрепить за собой новую аудиторию.

– Кстати, в любое другое время этот рост аудитории позитивно сказался бы на доходах СМИ от той же рекламы. Однако мы сейчас наблюдаем парадоксальную ситуацию, когда в момент колоссального роста просмотров рекламодатель уходит. СМИ – это тоже своего рода бизнес, и он терпит убытки. По нашей информации, руководители целого ряда СМИ написали обращение на имя президента и Правительства с просьбой оказать поддержку. Будет какая-то реакция?

– Давайте так, пока решение не принято, я всех карт раскрывать не буду. Скажу лишь, что глава государства с письмом ознакомился. И сейчас решение о поддержке СМИ находится в разработке.

– В последнее время журналистов стали довольно часто обвинять в нагнетании искусственного ажиотажа. Нам говорят, что кроме коронавируса мы почти ничего не освещаем. Вы согласны с таким утверждением?

– Я считаю, что искусственного ажиотажа точно нет. Ажиотаж есть, но он, скорее, естественен. Рассудите сами: вирус Covid19 – это болезнь, с которой раньше человечество не сталкивалось. От него нет лекарства, нет вакцины. Мы до конца не знаем его природу. Не знаем, как он себя поведёт в будущем, и от него умирают люди.

Нет ничего удивительного в том, что человек чувствует себя незащищённым перед этим невидимым врагом. Поэтому очевидно, что для людей важно узнать о нём как можно больше. Это естественная защитная реакция, выработанная в нас самой эволюцией.

Отсюда и спрос на информацию. А спрос порождает предложение. И это характерно для всего мира. Посмотрите сводки тех же Euronews или BBC. Львиная доля их текущих новостей – о коронавирусе. Поверьте, недостаток информации гораздо опаснее, чем её избыток.

– Судя по всему, наши власти действуют по тому же принципу. Все действия Правительства, во всяком случае публичные, тоже сконцентрированы вокруг пандемии и борьбы с её проявлениями. Словно все остальные вопросы отошли на задний план.

– Это правда, но лишь отчасти. Глупо было бы отрицать, что сегодня борьба с коронавирусом – это повестка №1 и в Правительстве, и в Администрации президента, и в Совете безопасности. Глава государства ежедневно держит этот вопрос на личном контроле, лично координирует многие действия госорганов. Это правильно, это нормально, это забота о жизни граждан.

Но говорить, что все остальные вопросы отложены в долгий ящик, несправедливо. Жизнь продолжается. Она не остановилась. Что и говорить, у нас в Туркестанской области декхане собирают свой первый урожай овощей. И он будет направлен на нужды внутреннего рынка. По всей стране работают промышленные объекты. Конечно, карантинные меры внесли свои коррективы. Но производство не остановилось.

У нас в горно-металлургическом комплексе и обрабатывающей промышленности занято 700 тысяч человек. И премьер-министр поставил задачу – не допустить потери ими своих рабочих мест. У нас за январь-март по отношению к показателям прошлого года, наоборот, по многим статьям промышленного производства идёт рост:

  • в автомобилестроении он составляет 215%;
  • в строительстве – 111%;
  • в фармацевтике – 115%.

Реализация транзитного потенциала по направлению КНР – Иран – КНР составила 245%.


Читайте также: Пенсии и выплата 42 500 тенге. Как государство помогает казахстанцам во время ЧП


Как я уже ранее говорил, мощный импульс получат жилищное и дорожное строительство. Это 800 тысяч рабочих мест.

Другой пример. На последнем заседании Правительства обсуждался вопрос увеличения доли орошаемых земель. В ближайшие три года будет реконструировано:

  • больше 6 тысяч километров каналов;
  • 4 водохранилища;
  • 4 гидроузла;
  • свыше 20 тысяч прочих водохозяйственных сооружений.

Всё вместе это создаст почти 90 тысяч рабочих мест. Важно понимать, что орошаемое земледелие – очень перспективное направление, выше урожайность, насколько я помню, на 40%. Ведь это гарантия продовольственной безопасности.

Если говорить о долгосрочных планах, то 28 водохранилищ планируется построить до 2030 года. Это серьёзно снимает многие вопросы и в противопаводковой работе.

– Даурен Аскербекович, в завершение интервью хотелось бы задать вопрос о нас как обществе. Любая кризисная ситуация хорошо обнажает истинный характер людей. Бывает, знаешь человека много лет, а настоящую его сущность удаётся увидеть именно в стрессовой среде. Спокойные становятся эмоциональными, решительные – колеблющимися, трусливые – храбрыми… Каким себя показал казахстанец в этих новых реалиях?

– Вопрос очень даже располагает к довольно пафосному ответу, и возможно я так и сделаю (смеётся). А если серьёзно, все мы разные. Сложно двумя-тремя характеристиками охватить национальный характер. На такие вопросы гораздо лучше ответят социологи и поэты. И то, наверное, по прошествии некоторого времени.

Но многие вещи, которые сейчас происходят в стране, вселяют оптимизм и веру в то, что мы уже скоро одержим победу над недугом. Это и героизм наших врачей, и неравнодушие 20 тысяч волонтёров по всей стране, и спонсорская помощь нуждающимся со стороны бизнеса. Люди не остаются в стороне, делают добро, поддерживают друг друга. Можно сколько угодно говорить о менталитете и вешать ярлыки по типу "добрый народ", "ленивый народ", "хороший" или "плохой". Я предпочитаю видеть конкретные дела, за которыми стоят конкретные люди. Всем им просто хочется сказать большое спасибо!

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter