Что значит отметка "органик" на продуктах и производят ли такую еду в Казахстане

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Почему производство здоровой еды пока не находит поддержки у властей Казахстана.

Пока в правительстве переживают о том, чтобы на прилавках казахстанских магазинов и рынков было много продуктов по приемлемым ценам, фермеры, придерживающиеся принципов органического земледелия, работают над тем, чтобы эта продукция была ещё и качественной.

Директор Союза производителей органической продукции Арсен Керимбеков рассказал Informburo.kz, чем отличается органика от продукции интенсивного земледелия.

Арсен Керимбеков / Фото со страницы эксперта в Facebook

– Арсен Джакашович, можно ли раз и навсегда отказаться от традиционных продуктов питания и перейти на органическую продукцию?

– В Шри-Ланке год назад пришёл к власти такой популист-премьер и предложил отказаться от "химии". Начался коллапс с продуктами, бунты прошли по стране. В итоге свергли правительство. Большие химические концерны воспользовались ситуацией и начали комментировать ситуацию так, как это им было на руку: "Вот, получайте. Органика привела к голоду".

Не надо делать резких движений, должен быть осознанный переход. Не зря сертификация органических продуктов добровольная. 

– Можно ли поставить знак "равно" между органической продукцией и правильным питанием?

– Скорее, нет. Речь идёт прежде всего о выращивании продукции без использования минеральных удобрений, о значении всех элементов экосистемы для её баланса. Крошечные почвенные бактерии, которых на одном гектаре нормальной почвы содержится до 20 тонн живой биомассы, имеют большое значение для всей Земли. Если почва здоровая, то и растения будут здоровые. И животные будут здоровы, если их правильно содержать.

Молоко, которое мы употребляем, даже с надписью "Фермерское" или "Домашнее", часто содержит антибиотики. Потому что коровы часто заболевают, у них начинается мастит, их лечат антибиотиками. Молоко, конечно, кипятится, гомогенизируется, превращается в сливочное масло, но антибиотики-то в продуктах остаются.

Понятно, что от этого потребители не умирают. Но у человека, который питается этими продуктами, может появиться резистентность к антибиотикам.


Читайте также: Как накормить страну, или Почему запреты на повышение цен на продукты не работают


Бактерии, находящиеся в организме человека, весят примерно столько же, сколько его мозг. И среди бактерий идёт непрекращающаяся борьба добра со злом, как бы пафосно это ни звучало. Плохие бактерии, которые стремятся навредить человеку, всегда есть в природе, они попадают в организм через пищу, воздух, борются с хорошими бактериями, которые эту систему стабилизируют. Поэтому и питание нам нужно выстраивать таким образом, чтобы помочь полезным микроорганизмам.

А "химия", которая попадает в нашу систему, ослабляет хорошие бактерии и помогает плохим. В результате в организме человека начинаются всевозможные расстройства, вначале по мелочи, потом посложнее. Появляются аутоиммунные заболевания, разные виды аллергии. 

Например, дети стали болеть целиакией – непереносимостью глютена. Детей тошнит, температура может повыситься.

Представьте, люди тысячи лет ели хлеб, а теперь рождаются дети, которым хлеб употреблять в пищу нельзя. Это реальный сбой в организме человека. Учёные доказали, что азотные удобрения приводят к таким заболеваниям как целиакия.

В Европе эту болезнь находят у одного ребёнка из ста, у нас – пока у одного из 200. Но специалисты утверждают, что у нас диагностика проводится не на должном уровне.

– Так надо ли призывать людей активнее включать органику в свой рацион?

– Принцип "давайте все перейдём на органическую пищу" – какой-то социалистический. Невозможно всем сделать хорошо. Очень важно осознанно приходить к выбору, никого нельзя заставить быть счастливым и здоровым.

Наша еда наносит невероятный ущерб природе. Земля истощается, биоразнообразие падает. Баланс почвы нарушается, появляются болезни, которые вредят культурным растениям. Появляются новые химикаты, более передовые, более усваиваемые. Нужно помнить, что удобрения – это соли тяжёлых металлов. И эти соли добираются до организма человека через пищу.

– Объём потребления органики в Казахстане – это капля в море?

– Скорее, даже пар над морем.

– Как много в Казахстане собственных производителей органической продукции?

– У нас более 40 производителей имеют сертификаты органической продукции европейского образца. Основное, что мы экспортируем, – это семена льна. Эта продукция очень востребована в Германии и практически никак – в Казахстане. Немцы понимают, что семена льна есть необходимо, чтобы хотя бы частично восполнить недостаток рыбы и кислот группы "омега". Казахстан дальше других стран находится от океана и при этом может выращивать лён, который замещает разные группы этих ценнейших жирных кислот.

В РК производится 26 видов органической продукции. Это в основном масличные: лён, подсолнух, горчица, рыжик посевной. Затем вся зерновая группа (около 10 видов), бобовые. Выращивают гречку, суданские травы.

– Что из популярной в мире органической продукции мало востребовано в Казахстане?

– Сейчас мы занимаемся популяризацией репы. На юге Казахстана и в Узбекистане она хорошо продаётся, наравне с картофелем. Я сам семена репы привёз из Ташкента, всем желающим раздал. Готовят её по-разному, блюда несложные. Не зря в народе говорят: "проще пареной репы". Наши производители готовы её выращивать, но переживают, что не будет покупателей у этого полезного продукта. В Астане её мало кто покупает, даже из тех, кто любит зелень.

Но лет 200 назад любое жаркое готовили без картофеля, основу составляла репа. На юге Казахстана и сейчас для жаркого берут в равных долях репу, тыкву и картофель. Блюдо получается сытное и одновременно лёгкое. Многие народы употребляли с древности репу, а сейчас некоторые подзабыли.

Мы по заказу выращиваем даже такое редкое растение как расторопша, которую потом в аптеке продают втридорога.

– Из суперфудов сейчас выделяют чечевицу. Насколько она популярна в Казахстане?

– В ста километрах от Астаны растёт крутейшая органическая чечевица. Мы её отправляем в Турцию, там её упаковывают, а в Германии продают. На упаковке можно прочитать: "Произведено в Казахстане, упаковано в Турции".

А ведь чечевица популярна и в Казахстане. Одна только Астана ест чечевицу тоннами, и она вся импортная. Добавьте к этому потребителей Алматы (а их заметно больше), и станет понятно, что у нас самих рынок сформирован. Мы можем собственной, а не импортной чечевицей кормить население.

– Чем ещё отличается традиционное земледелие от органического?

– Когда мы говорим об органическом земледелии, то речь ведём о здоровье почвы. Наша зерновая индустрия – это хищническое разграбление почв на севере Казахстана. Самый большой удар был нанесён ещё во время освоения целины. И это продолжается до сих пор. Не вносятся питательные вещества, не соблюдается севооборот, исчезает биоразнообразие.

Арсен Керимбеков / Фото со страницы эксперта в Facebook

А на юге России, например, огромная проблема – мыши. Они там химикатами перебили ужей, ежей, маленьких ястребов. Теперь там процветают мыши, которые быстро приспосабливаются к химикатам. Я видел ролик, как техника порой проваливается под землю в "мышиное царство". Представляете, какие там катакомбы?

Предложили сельхозпроизводителям отравить мышей, дали очередной яд. Но никто же не станет ходить по огромным территориям и в каждую норку подсыпать отраву. Агрохолдинги, как и ожидалось, рассыпали отраву как попало, и теперь там собирают мёртвых лебедей, уток, зайцев, лисиц. Природа умирает, и никого не наказывают.

– Чем сегодня занимается Союз производителей органической продукции?

– Мы сейчас начинаем работу над новым законом "О производстве органической продукции". Первый закон был принят ещё в 2015 году, но производителей он сегодня не устраивает. Там очень много изменений необходимо внести, поэтому инициируем создание нового закона.

Большую работу участники союза проводят над заключением соглашения в рамках ЕАЭС, чтобы у нас действительно был общий рынок и все работали по общим правилам.

Кроме того, мы пытаемся инициировать научные исследования по органике.

Много работы проводим по консультированию хозяйств, решивших стать производителями органической продукции.

Мы открыли ОПС (орган подтверждения соответствия) Qaqzaq Bio Control. В январе эта компания стала участником Международной федерации экологического сельскохозяйственного движения (IFOAM), сейчас Qaqzaq Bio Control готовит первые компании к получению казахстанских сертификатов.

У Европейского союза есть свой знак – зелёный листик, теперь появился похожий и в Казахстане – Qazaq organic food.

– Зачем нашим производителям казахстанские сертификаты и маркировка, если есть европейские?

– Производство и транспортировку продукции с маркировкой ЕС контролирует Европа, она же забирает всю продукцию. А то немногое, что осталось внутри Казахстана, продают как обычную продукцию. Россия всю органическую продукцию, что у себя производит, съедает, ещё и у нас прикупает.

По идее, казахстанские производители должны получить наш сертификат, чтобы продавать в Казахстане свою продукцию именно как органическую. Пока же она продаётся как обычная.

В Костанае есть один производитель. Он выпускает органическую муку, все процессы соблюдает, делает хлеб и на окраине Костаная в двух магазинах продаёт. Жители даже не подозревают, какой крутой хлеб они покупают. Производитель шутит: "Значит, им повезло. Хоть в чём-то должно костанайцам везти". Он хочет получить сертификат, доказывающий, что это органический хлеб. Говорит, что не будет поднимать цены. Есть такие производители, которые ради идеи работают.

Мы встречаемся с участниками Союза производителей органической продукции, чаще онлайн, обсуждаем и этот вопрос. Я им постоянно предлагаю: "Кто-нибудь, начните уже упаковывать свою продукцию как положено, начните продавать". Северяне упаковывают полбу, муку из неё. Костанайцы делали льняное масло органическое. Но это единичные примеры. Нужны хорошие цеха по переработке и упаковке.

В прошлом году Казахстан экспортировал в Европу органической продукции на 36 млн евро, в позапрошлом – на 30 млн отправили, несмотря на все ограничения в виде пандемии или санкций и усложнения логистики.

– Как, по вашему мнению, можно переломить ситуацию на национальном уровне, чтобы и казахстанцы имели возможность употреблять органическую продукцию? И не только растениеводческую?

– Давно доказано, что внесение удобрений отрицательно влияет на уровень и продолжительность жизни в стране. Так давайте программы АПК переделывать, пусть постепенно, в течение 10 лет, но мы всё-таки перейдём на новые индикаторы.

Пока же государство не поддерживает органическое производство продуктов питания, это же считается едой для избранных. Правительство переживает только, чтобы хлеба и картошки было много. Главное ведь – народ накормить. А то, что жизнь не такая качественная и продолжительность жизни не на высоте, – за это никто не отвечает. Я считаю, главная цель правительства – чтобы люди были здоровы и жили долго. И любая госпрограмма должна соответствовать этой сверхзадаче.

Надо идти дальше, чтобы органическими стали яйца, куриное мясо, красное мясо. Для этого животных надо кормить органической продукцией. А это уже сложнее. Есть множество нюансов.

В России набирает популярность программа Antibiotic-free. Это полный отказ или хотя бы сокращение использования антибиотиков в животноводстве. Некоторые птицефабрики, молочные фермы, свинофермы интересуются этой программой и у нас. Это немного затратный проект, время занимает, персонал придётся обучать, но это реально.

Вот бы и Казахстан принял такую программу. Я вам гарантирую, если бы наши животноводы перешли на Antibiotic-free в течение, допустим, 5-7 лет, наша продукция стала бы пользоваться в мире бешеным спросом.

Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

  Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

  Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Новости партнеров