Как накормить страну, или Почему запреты на повышение цен на продукты не работают

Фото Informburo.kz
Фото Informburo.kz

Эксперты о личной инфляции каждого казахстанца, неэффективности контроля цен и запретов на вывоз продовольствия.

Продовольственная безопасность как часть национальной предполагает физическую и экономическую доступность продовольствия для граждан. Эксперты утверждают, что с физической доступностью продовольствия в Казахстане всё более или менее благополучно. Главный вопрос, который беспокоит как рядовых казахстанцев, так и руководство страны, – это экономическая доступность продуктов питания. А вот по этому параметру не всё так благополучно в республике, как хотелось бы.

В первые дни 2023 года Бюро национальной статистики сообщило, что годовая инфляция в Казахстане составила 20,3%. Выше всех взлетели цены на продовольственные товары – 25,3%. Непродовольственные товары и платные услуги по итогам года показали рост на 19,4% и 14,1%, соответственно.

Экономисты рассказали Informburo.kz, почему вопрос продовольственной безопасности по-прежнему актуален для Казахстана.

Правила есть, а денег нет

Исполнительный секретарь и член правления Национальной палаты предпринимателей "Атамекен" Нурлан Сакуов сообщил, что в Казахстане не выработаны критерии, по которым можно оценивать степень обеспечения продовольственной безопасности в стране.

"Государство не ставит чёткие индикаторы в отношении продовольственной безопасности. У нас нет ни соответствующей программы, ни концепции, где бы эти индикаторы были прописаны: насколько и какими продуктами рынок должен быть насыщен. А если правительство не планирует, как поставленных целей достичь, то и финансовые ресурсы не выделяются", – пояснил экономист Нурлан Сакуов.

Эксперт сформулировал риторические вопросы:

  • На какой показатель заинтересованные ведомства должны ориентироваться: на наличие 80 или 50% социально важных продуктов внутри страны?
  • Их необходимо производить или только обеспечивать наличие? К примеру, рынок должен быть обеспечен сахаром казахстанского производства или импортного? Что важнее: то, что стабфонды имеют запасы сахара на год вперёд, или то, что его производят внутри страны?

"Если внимательно посмотреть на официальные цифры, то по социально значимым товарам Казахстан обеспечивает себя более чем на 100% – по рису, гречке, картофелю, яйцам, муке. А вот с самообеспеченностью по мясу птицы или сахару дела обстоят хуже, но дефицит разных продуктов питания вызван разными причинами", – обратил внимание эксперт.

Например, для производства сахара Казахстан практически не выращивал собственное сырьё последние годы, его было выгоднее покупать у России.


Читайте также: Продовольственная безопасность. Каких продуктов не хватает Казахстану


По наличию мяса птицы у республики другие проблемы. Как у участника ВТО у страны есть обязательства по квоте, то есть определённое количество импорта Казахстан обязан впускать на свой рынок. В 2021 году в рамках обязательств было импортировано в республику почти 170 тысяч тонн "ножек Буша", а это 39% от внутреннего потребления по всему Казахстану.

По данным Сакуова, есть ещё один вопрос, который должен решаться более гармонично, чем это происходит, – периодически объявляемые запреты на вывоз продукции. К примеру, отечественные сельхозтоваропроизводители вырастили морковь, а в соседних странах подскочили цены, и контролирующие органы закрывают границы для вывоза корнеплода. Так произошло в декабре 2021 года. Морковь не распродали, она стала портиться. Пришлось запрет отменять.

Фото Informburo.kz

Похожие необдуманные запреты и их отмены случались и с семенами подсолнечника, и с капустой. По семенам подсолнечника, по словам эксперта, в начавшемся аграрном году государство опять намерено регулировать цены. Из-за нехватки на рынке сырья маслоделы предлагают ввести экспортную пошлину. Но такой запрет может заметно убавить количество желающих выращивать подсолнечник. Государство предложило в качестве мер поддержки субсидии. Но субсидировать производителей должны из региональных бюджетов. Сакуов напомнил, что сеют в основном в восточном Казахстане. А в акимате региона говорят, что денег нет.

"Правила есть, а денег нет. А раз денег нет, то предлагают ввести пошлины. Почему?" – недоумевает представитель "Атамекена".


Читайте также: В Казахстане сняли запрет на вывоз картофеля и моркови


Такие запреты, по мнению Сакуова, включая контроль цен на социально значимые товары, – плохой сигнал для бизнеса, который планирует свои проекты, инвестирует в ту или иную отрасль АПК. Эта проблема также отражается на продовольственной безопасности, причём не в лучшую сторону. Это означает, что конкуренции нет и не будет.

Ценообразование продовольственных товаров экономист назвал важнейшим вопросом в условиях продолжающейся инфляции. На первый план выходят вопросы обеспеченности инфраструктуры, наличия тех же овощехранилищ, о которых так много говорит в последнее время руководство республики.

"Вот по этому вопросу, по моему мнению, государство неправильно даёт сигналы сельхозпроизводителям. Только за последние два года в Казахстане регулировали цены на 15 видов плодоовощной продукции. Конечно, это тоже сказывается на развитии АПК не лучшим образом", – считает Нурлан Сакуов.

На рост цен влияет множество факторов, поэтому и меры реагирования должны быть соответствующие. В начале 2022 года наблюдались проблемы с логистикой, началась инфляция, ощущается нехватка инфраструктуры для хранения.

Например, огурцы дорогие зимой потому, что много затрачивается ресурсов на их выращивание в теплицах, включая электроэнергию, полив, удобрения. А картофель закупают по самым низким ценам в период сбора урожая. Государство может это регулировать через стабилизационные фонды, закупая и сохраняя картофель, передавая его в торговые сети по привлекательным ценам.

Фото Informburo.kz

Цены можно регулировать и рыночным путём, уверен эксперт. Например, создавать для аграриев привлекательные условия, чтобы они больше выращивали, выпускать больше продукции, предлагать меры господдержки.

Запретами ничего не решить

Экономист Жаныбек Айгазин считает, что сельское хозяйство в стране развивается по-прежнему экстенсивно, передовые технологии в АПК используют крайне мало из-за их дороговизны. И всё же, по данным Бюро национальной статистики, Казахстан примерно на 70% обеспечивает себя продовольствием.

"Сельское хозяйство – это большая головная боль для страны ввиду его почти неэффективности. Мало того что АПК у нас недостаточно конкурентоспособен, так ещё в ближайшие десятилетия будут проблемы с поливной водой. Урожай зерновых в РК в 2-3 раза ниже, чем в центральном черноземье России и в Украине. Поэтому большой вопрос, стоит ли вкладывать госресурсы в растениеводство, которое и так нереально дорогое", – высказал свою точку зрения Жаныбек Айгазин.

Экономист признал, что условия в РК для развития растениеводства довольно сложные. Это самый чувствительный сектор в экономике, напрямую зависящий от природно-климатических условий. В то же время от господдержки отказаться невозможно, поскольку это ещё и вопрос продовольственной безопасности. Поэтому отечественным производителям предоставляют различные кредиты с льготными ставками, хотя отдача невысока:

"Дело доходит до того, что от половины до 80% в себестоимости сельскохозяйственной продукции приходится на субсидии. И это стало кормушкой для некоторых производителей, которые привыкли к постоянной помощи от государства".

Айгазин напомнил, что в 2015 году Казахстан вступил в ВТО, и пока у страны мягкий период по субсидированию сельского хозяйства не закончился. Он пояснил, что такой период необходим для того, чтобы довести уровень сельского хозяйства до уровня условной конкурентоспособности.

В то же время он усомнился в эффективности государственного контроля за ценами на социально значимые товары. Если страна придерживается принципов рыночной экономики, то одними запретами ничего не решить. Акимы не должны бегать по базарам и магазинам и контролировать цены. Инфляция – это глобальный тренд, и Казахстан с ней в одиночку не справится, считает Жаныбек Айгазин:

"Это был вопрос отложенного спроса, потому что во время пандемии люди были заперты, государство брало на себя определённые обязательства, раздавало деньги. Мы потратили около 10% ВВП на поддержку казахстанцев и экономики во время пандемии, как и многие страны мира. Но ведь заперты были и производители. Никто ничего не производил. В итоге нарушился баланс спроса и предложения, цены выросли, потому что не было предложения. К этому прибавились проблемы с цепочками поставок. Всё это и сказалось на темпах нынешней инфляции".

При подсчёте инфляции обычно приводят усреднённые цены, но они, как "средняя температура по больнице", мало информативны, уверен специалист. Инфляция меняется и от города к городу. Он посоветовал попробовать измерить свою личную инфляцию (отдельного человека и семьи), которая может оказаться выше усреднённых показателей:

"Если рассчитать вашу личную инфляцию, то она окажется выше или ниже средней по стране. Вы же не только социально значимые продукты покупаете", – обратил внимание экономист.

По словам Айгазина, если в РК будут повышать стоимость кредитов за счёт повышения базовой ставки Нацбанком, то инфляция окажется ниже. Никто не сможет тратить, инвестировать, потому что стоимость денег будет расти.

Инфляция замеряется индексом потребительских цен (ИПЦ), объяснил экономист. По его мнению, овощи занимают в формировании уровня инфляции не самую большую долю в потребительской корзине. Схема взвешивания ИПЦ на 2021 год была следующая: продовольственные товары – 39,06%, непродовольственные – 29,62%, платные услуги – 31,32%. Последние, напомнил Жаныбек Айгазин, регулируются государством, поскольку их поставляют естественные монополии (речь идёт о воде, электричестве, газе, канализации).

Самое главное, считает экономист, побороть инфляцию – потом начнётся экономический рост. Сейчас ситуация с инфляцией в мире выправляется, считают специалисты, и Казахстану нужно смотреть в будущее, решать вопросы продовольственной безопасности, развивать собственное производство независимо от любых внешних и внутренних ограничений. При этом учитывать особенности страны.

Так, экономист коснулся вопроса нехватки овощехранилищ в РК:

"Да, не создали, сколько необходимо. Но, возможно, нужно было создавать спрос, тогда бы овощехранилища строили активней. На этапе создания бизнес-плана, проведения маркетинга, возможно, выяснялось, что дешевле импортировать".

По словам Айгазина, предприниматель, прежде чем открыть новое производство, всегда обращает внимание на ёмкость внутреннего рынка, а она в Казахстане невысока. На территории в 2,8 млн км2 проживает чуть больше 19 млн человек (плотность населения одна из самых низких в мире – менее 7 человек на квадратный километр).

"Любой инвестор вначале ориентируется на потребности внутреннего рынка, а потом уже на экспорт. Для создания экспортоориентированного производства необходимы значительные инвестиции, на такой шаг не каждый решится, потому что сразу встанет вопрос конкурентоспособности. Будут ли нашу продукцию покупать на рынках Китая, Индии, США. Рядом с нами два больших государства – Китай и Россия. У них мощности производств в 10-20 раз больше казахстанских. Поэтому мы всегда будем проигрывать по этой позиции", – полагает экономист.

Жаныбек Айгазин уверен, что масштабные проекты, то есть производство товаров для масс-маркета, вряд ли будут окупаться в Казахстане. Поэтому казахстанским производителям лучше ориентироваться на производство нишевой продукции и B2B, включаться в глобальные цепочки добавленной стоимости транснациональных корпораций. На данном этапе отечественный бизнес может успешно осваивать сборочное производство либо производить товары уровня мидл-маркет (middle – средний) или чуть выше – мидл-ап (middle-up).

Новости партнеров