Завод Kazakhstan Paramount Engineering в Нур-Султане – единственный в Центральной Азии производит бронетехнику. После отмены карантина акционер предприятия заявил о предстоящем вынужденном сокращении рабочих, если Минобороны не увеличит госзаказ на поставку бронеколёсных машин "Арлан". В Министерстве обороны такие заявления называют шантажом. В ситуации разбирался Informburo.kz.

"Почему Казахстан заставляют покупать российские бронетранспортёры?"

Kazakhstan Paramount Engineering – совместный проект компании "Казахстан Инжиниринг" и южноафриканской военной корпорации Paramount Group. Предприятие запустили в 2015 году. С тех пор завод выпускает бронеавтомобили "Арлан" и "Барыс".

"Строительство завода в Нур-Султане обошлось мне в 12 миллиардов тенге. Для этого я оформил кредит в банке. Мой партнёр – гражданин ЮАР – вложил свою идею по созданию уникальных машин. Эта разработка в виде интеллектуальной собственности оценивается в 100 миллионов евро. Такой же завод стоял в ЮАР, но мы решили, что лучше выпускать машины в Казахстане", – рассказывает казахстанский акционер компании Айбек Барысов.


Айбек Барысов

Айбек Барысов / Фото Алмаза Толеке

По словам бизнесмена, предложение по запуску завода поступило от Министерства обороны Казахстана, с которым компания заключила меморандум на поставку БКМ "Арлан". В меморандуме указаны потребности Вооружённых сил: 274 единиц БКМ "Арлан" и 106 единиц БКМ "Барыс".

"Предложение было от руководства Министерства обороны, не помню, от кого именно. Звучало примерно так: "Покажите пример, как должны развиваться частные инвестиции". Мы изучили рынок. В 2017 году заключили меморандум с Министерством обороны на поставку машин на несколько лет вперёд. В соглашении говорится, что министерство будет покупать у нас минимум 30 машин в год", – говорит Айбек Барысов.

Летом этого года Kazakhstan Paramount Engineering оказалось на грани разорения. Как заявляет акционер, причина в том, что основной потребитель – Министерство обороны – сократило госзаказ на поставку БКМ с 30 до 11 машин, а на 2021 год заказа вовсе нет.

"Министерство обороны называет одну причину: пандемия, кризис, денег нет. Но ограничили только нас. На наше предприятие привозят членов иностранных делегаций, нас посещают президенты, министры обороны, генералы других государств. Нас показывают, говорят: "Смотрите, что производят казахстанские предприятия", но как дело касается заказа – ничего нет", – говорит Айбек Барысов.

Он предполагает, что Министерство обороны предпочло отечественным "Арланам" российские БТР.


Читайте также: "Барыс" и "Арлан": новые казахстанские бронеавтомобили для силовых структур. Фоторепортаж


"Мы создали научную базу, для того чтобы обосновать, почему вместо БТР нужно покупать "Арланы". Доказывали совместно с научным институтом, потом полгода уговаривали Минобороны не покупать старые российские БТР. БТР начали проектировать в 50-х годах прошлого века. Единственное, что с тех пор в них изменилось – это двигатель и башня, откуда стреляют. Я считаю, что покупка у другой страны – это геноцид национального производителя", – считает собеседник.

По его словам, снайперские винтовки простреливают российские машины БТР насквозь. При взрыве машины погибает весь экипаж.


БТР 82А

БТР-82А / Фото с сайта MilitaryArms.ru

"У Министерства обороны пара аргументов: во-первых, это привычная машина, солдатам не надо обучаться. Во-вторых, и это основная причина, Минобороны покупает БТР в рамках соглашений Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Там есть пункт, согласно которому вооружение должно быть унифицировано, чтобы во время ведения военных действий армии стран ОДКБ могли выручать друг друга. Получается, только Россия продаёт странам вооружение. Что это за союз такой, через который Казахстан заставляют покупать эти машины?" – возмущается глава предприятия.

Помимо Министерства обороны завод поставляет машины в другие силовые ведомства страны, но объёмы там совсем малы. Продавать на экспорт не получается. По словам акционера, на рынке вооружения действует негласное правило: если Вооружённые силы Казахстана не покупают эту технику, то и доверять ей не стоит.

"Пришёл новый министр обороны Нурлан Ермекбаев – прогрессивный, молодой. Приятный человек, но по отношению к нам такое равнодушие. При всех министрах у нас покупали технику, а при Нурлане Ермекбаеве перестали, сказали: "Нет денег", – жалуется бизнесмен.

Он просит руководство Минобороны придерживаться намеченных ранее планов. Компания отправила приглашение на посещение завода президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву. Акционеры таким образом надеются сохранить производство.

По данным портала Baigenews.kz, в те годы, когда KPE начал сотрудничать с Минобороны (2014-2015 годы), независимым директором АО "Национальная компания "Казахстан инжиниринг" был один из богатейших бизнесменов Казахстана Кенес Ракишев. В это же время Минобороны возглавлял тесть Кенеса Ракишева – Имангали Тасмагамбетов (22 октября 2014 – 13 сентября 2016 год).

Учредителями KPE являются три фирмы: ТОО "КазПетроМаш", ТОО "ИнтерТехАудит" и компания Paramount Group Limited, генеральный директор которых Ербол Салимов. Помимо Paramount Group Limited заводом через фирму "ИнтерТехАудит" владеют Наталья Горевая и Айбек Барысов. Все трое: Барысов, Горевая и Салимов, по данным за 2019 год, числятся в списке аффилированных лиц АО "Инвестиционный дом Fincraft", единственным акционером которого является Кенес Ракишев.

"Казахстан останется без современных машин"

Компания прогнозирует несколько вариантов развития событий, если госзаказ не увеличат. Самый пессимистичный – завод придётся закрыть. В таком случае без работы останутся более 200 человек, а сумма убытков превысит 4 млрд тенге – это долг перед банком.

"Нельзя считать так: мол, работу потеряют 250 человек. У них семьи, умножьте на три и получится, что без дохода останутся 750 человек. Кроме того, биржу труда пополнят сотрудники смежных предприятий. Например, где нам изготавливают сиденья, чехлы. Всего около тысячи казахстанцев останутся без работы", – уверяет Айбек Барысов.

Казахстан потеряет единственного производителя бронебойных машин.

"Одна из ближневосточных стран предлагает наладить производство у них. Условия шикарные: беспроцентный кредит на 20 лет; 51% акций государства, 49% – наши; заказ – от 800 машин в год. Единственное условие – я должен закрыть завод в Казахстане. Раньше я отказывался – я патриот. Но сейчас думаю, что если надо будет, мы такой же завод соберём в арабской стране, но потом Казахстан останется без наших современных машин", – говорит Айбек Барысов.

Завод уникален тем, что производит капсульные машины. Что это значит? На входе – лист, на выходе – машина, объясняют на производстве.


Читайте также: От "Крокодила" до "Терминатора". Как перевооружается казахстанская армия


"В машине самое главное не двигатель, не колёса, а капсула. Секрет капсулы в том, что она выдерживает взрыв противотанковой мины, поэтому люди, которые в ней находятся в момент взрыва, останутся живы. Сам корпус разработан таким образом, чтобы распределять энергию взрыва и оставлять экипаж в живых", – рассказывает на экскурсии по заводу директор по коммуникациям и изменениям ТОО "Kazakhstan Paramount Engineering" Найзабек Олжабайулы.


Бронированная капсула

Бронированная капсула / Фото informburo.kz

Бронированная машина "Арлан" имеет защиту от взрыва мощностью 8 кг в тротиловом эквиваленте – это удар, который может разрушить танк. В атаке машина выдерживает выстрелы из автомата Калашникова калибром 5,65 и 7,62 мм, снайперской винтовки Драгунова и винтовочно-пулемётного боеприпаса стран-участниц НАТО (7,62 NATO).

"Когда происходит взрыв, сиденья амортизируют, капсула движется, но человек не повреждает себе позвоночник, не ломает ноги. Здесь люди находятся в безопасности", – с гордостью подчёркивает Найзабек Олжабайулы.


Салон БКМ "Барыс"

Салон БКМ "Барыс" / Фото informburo.kz

Корпус бронированных колёсных машин, которые производят на заводе, испытывали несколько лет, прежде чем компания получила технологию и соответствующее оборудование.


Директор по коммуникациям и изменениям КПИ Найзабек Олжабайулы на фоне капсулы БКМ "Арлан"

Директор по коммуникациям и изменениям KPE Найзабек Олжабайулы на фоне капсулы БКМ "Арлан" / Фото informburo.kz

Приборную панель, программное обеспечение, электронику и автоматику производят на заводе либо в дочерней компании.

"Платформа, которую создали в нашей дочерней компании, называется "Шуғыла". На основе этой платформы мы создали боевой автоматический комплекс управления огнём "Ансар". Этот комплекс позволяет как в автоматическом, так и в ручном режиме вести огонь и стрелять по движущимся мишеням. Выглядит комплекс как планшет, где вы можете пальцем указать цель. Пушка сама будет вести цель, определять расстояние до цели, метеоусловия и так далее", – объясняет наш проводник.


Сборка БКМ "Арлан"

Сборка БКМ "Арлан" / Фото informburo.kz

Готовая БКМ "Арлан" выглядит так:


Готовая БКМ "Арлан"

Готовая БКМ "Арлан" / Фото informburo.kz

Именно в таком виде техника передаётся в Вооружённые силы Казахстана.

В конце 2015 года был заключён пробный контракт опытной партии с Министерством обороны. Первая партия машин для ведомства была поставлена в 2016 году.


Заместитель генерального директора ТОО "Казахстан Парамаунт Инжиниринг" Кобей Жанбыршы

Заместитель генерального директора ТОО "Казахстан Парамаунт Инжиниринг" Кобей Жанбыршы / Фото Informburo.kz

"Техника есть техника, вопросы у заказчика возникали, но несущественные. Мелкие деформации мы устраняли по гарантии. По просьбе Минобороны мы до сих пор продолжаем обслуживать свои машины, которые поставили в 2016 году. Гарантийный срок истёк, однако несмотря на отсутствие договора на сервисное обслуживание, мы продолжаем обслуживать наши машины", – утверждает заместитель генерального директора ТОО "Казахстан Парамаунт Инжиниринг" Кобей Жанбыршы.


Завот "КПИ"

Завод KPE / Фото Informburo.kz

"Вопросы нужно решать за столом переговоров, а не путём шантажа и голословных обвинений"

В Министерстве обороны на запрос Informburo.kz сообщили, что всего с момента запуска производства приобрели у KPE 90 БКМ "Арлан", а до конца 2021 года планируют заказать ещё 41 машину.

"Представленные ТОО "KPE" данные не в полной мере соответствуют действительности. Технологический процесс производства БКМ "Арлан" составляет более 12 месяцев. В этой связи все договоры на поставку машин являются двухгодичными. В 2019 году был подписан договор на поставку 30 машин в 2020 году, в 2021 году предприятие должно поставить ещё 11 машин, производство которых начато в этом году. В этой связи оплата за 11 машин в размере порядка 50% от их стоимости будет осуществлена только в 2021 году", – сообщили в Министерстве обороны, подчеркнув, что госзаказ размещает Министерство индустрии и инфраструктурного развития.

В Минобороны считают обвинения руководства компании голословными.

"Считаем, что решать любые вопросы необходимо путём диалога, за столом переговоров, а не путём шантажа и голословных обвинений. В этом и в 2021 году объём госзаказа сокращён от первоначальных объёмов финансирования на 30-35%. Эти обстоятельства связаны с текущей экономической ситуацией и задачами, связанными в том числе с пандемией коронавирусной инфекции. Следует также отметить, что ТОО "KPE" – далеко не единственное предприятие в стране, которое испытывает трудности в связи с пандемией", – подчеркнули в министерстве.

В оборонном ведомстве говорят, что не раз просили руководство завода расширить линейку производства бронированных машин, а также устранить недостатки, выявленные в ходе испытаний опытного образца БКМ "Барыс", после чего передать его в опытную войсковую эксплуатацию. До настоящего времени этого не сделано.


Читайте также: Бауржан Тортаев, замминистра обороны: Всё, вплоть до зубной щётки, солдату покупает государство


"У любого типа вооружения и военной техники, независимо от производителя, есть как положительные особенности, так и недостатки. Это относится и к продукции KPE. Перечислять их полагаем нецелесообразным, чтобы не нанести вред предприятию, хотя министерство к этому усиленно подталкивают", – отметили в Минобороны.

Там напомнили, что меморандум не является гражданско-правовым договором, и не влечёт за собой юридических, финансовых и иных обязательств.

"Руководство ТОО "KPE" хорошо знает об этом. Несмотря на это, к концу 2021 года (фактически за 6 лет) министерство уже выполнило свою часть меморандума по приобретению БКМ "Арлан" на 50%, это при том, что документ предусматривает индикативное количество БКМ до 2030 года. С момента образования Вооружённых сил ни у одного предприятия (отечественного или зарубежного) не было приобретено такого количества военной техники", – сказано в ответе на запрос.

Министерство готово приобрести у завода бронированных машин услуги по их техническому обслуживанию и ремонту по госзаказу.

"Министерством на 2021 год размещён заказ у ТОО "KPE" на проведение технического обслуживания 60 единиц БКМ "Арлан", ранее поступивших в войска, на достаточно внушительную сумму. Уменьшение объёма финансирования даёт министерству право отказаться от приобретения и 11 БКМ "Арлан" на 2021 год. Такие предложения рассматривались, и это не секрет. Но госзаказ на бронемашины "Арлан" производства ТОО "KPE" министерство для поддержки отечественного производителя оставило без изменений и, более того, даже не меняло ранее планировавшихся объёмов", – уточнили в оборонном ведомстве.

В ответе на запрос подтвердили, что планировали купить российские БТР-82А для комплектования подразделений Вооружённых сил, входящих в состав Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ. Это действительно обусловлено обязательствами в рамках соглашения.


"Барыс 8х8"

БКМ "Барыс 8х8" / Фото kpe.com.kz

"Несмотря на эти обязательства, в 2020 и 2021 годах в связи с ограниченным выделением финансовых средств министерству пришлось отказаться от их приобретения в целях поддержки отечественного производителя. При этом необходимо понимать, что Вооружённые силы не должны приобретать вооружение и военную технику только у отечественного производителя в ущерб своей боевой готовности", – пояснили в Минобороны.

Сравнивать БКМ "Арлан" с БТР-82А Минобороны считает ошибочным, так как эти машины разные по предназначению и выполняемым задачам, а недостатки одних машин компенсируются преимуществом других.

"Например, БКМ "Арлан", имея усиленную броню и противоминную защиту, обладает лёгким вооружением. Сравнительно лёгкая броня БТР-82А даёт возможность преодолевать водные преграды вплавь. У одной машины четыре колеса, у другой – восемь, что позволяет преодолевать последней широкие траншеи и ямы", – привели пример в оборонном ведомстве.

Минобороны направило заводу-производителю технические спецификации для сборки специализированных машин для других родов войск и служб. В рамках диверсификации предложено организовать ремонт и модернизацию бронетанковой, автомобильной и другой техники.

"Техника, которая бегает по дорогам, становится консервной банкой"

Генерал-майор в отставке Владимир Назаренко (работал заместителем Главнокомандующего сухопутными войсками Вооружённых сил РК) считает, что БКМ "Арлан" не годится для казахстанской армии.

"БКМ "Арлан" очень высокая машина – это прекрасная цель для уничтожения. Если её в оборону ставить, то нужно машину зарывать. Это сколько рыть надо, чтобы её хоть чуть-чуть скрыть? Конструктору машины дать бы лопату, пусть он её попробует зарыть. Второе. Допустим, взрывается под БТР мина, у него колесо отлетает, но из-за того, что всего восемь колёс, он может поехать дальше. А у "Арлана" четыре колеса. Если хоть одно подорвётся, то он уже никуда не двинется. Существенный недостаток: преодолевать водные преграды он не может. Хотя бы по этим параметрам он уступает, из-за чего и не подходит нам", – считает Владимир Назаренко.

БКМ "Арлан" хорош для внутренних войск, считает генерал-майор. Машина подходит для перекрытия дорог в городской местности, для блокпостов.


БКМ "Арлан"

БКМ "Арлан" / Фото kpe.com.kz

"Сравнивать БКМ "Арлан" и БТР невозможно. У российского БТР-82А 30-миллиметровая автоматическая пушка, высокая скорострельность. Есть стабилизатор для вооружения, это значит, что как бы машину ни качало, пушка в цель смотрит. У "Арлана" пулемёт калибра 12,7 миллиметров. Как можно сравнивать пулемёт и пушку? БТР автоматически может спускать воздух из баллонов и по болоту ехать", – сравнивает машины генерал-майор.

Автоматическую коробку передач БКМ "Арлана" назвали плюсом, но открытый вопрос: как будет себя вести такая коробка в горной местности. Не подведёт ли?

"БКМ "Арлан" в боях нигде не участвовал. Это всё равно, что дать военным для боя охотничье ружьё. БТР и в Афганистане был, и в Сирии сейчас участвует. Хорошие показатели у него. Кроме того, для нас нет языковых барьеров в изучении и обслуживании этой машины. Россия рядом – значит, проблем с обеспечением запчастями не будет", – говорит военный в отставке.

Кроме того, согласно военной доктрине техника разных батальонов должна быть взаимозаменяемая.


Читайте также: "Барыс" и "Арлан" на огневом рубеже. Фоторепортаж


"Если одна бригада четырёхбатальонного состава вооружена БТР-80, поставить другому батальону иную технику нельзя. Должна быть взаимозаменяемость, боеприпасы одного типа, горюче-смазочные материалы одного типа и прочее", – объясняет генерал-майор, член Совета генералов Махмут Телегусов.

Он считает, что армии давно не нужны ни российские БТР, ни отечественные БКМ. Если в 80-х годах в Афганистане советская армия потеряла много солдат на минах, то сейчас такая тактика ведения боя устарела. Большинство развитых стран использует воздушное оружие.

"Техника, которая бегает по дорогам, становится консервной банкой. Нет защиты от высокоточного оружия, нет обороноспособности с воздушного пространства, смысла нет покупать эти машины. Они первым ударом будут уничтожены. Противоминная и противопульная защита БКМ "Арлан" не спасёт наших солдат в современных войнах", – считает спикер.

К завтрашней войне мы должны были готовиться 10 лет тому назад, говорит военный, предлагая государству думать о новом вооружении, а не спасать отечественного производителя.

"Пандемия нанесла серьёзный урон бизнесу"

Защитники предпринимателей считают иначе. В столь непростое время, когда экономика встала из-за пандемии коронавируса, нужно поддерживать налогоплательщиков, говорит исполняющий обязанности руководителя аппарата бизнес-омбудсмена Шынгыс Темир.

По его словам, действия руководства завода нельзя назвать шантажом.

"Пандемия нанесла серьёзный урон бизнесу, доходы предпринимателей снизились, многие из них находятся на грани банкротства. Многие предприниматели вынуждены были сокращать штат или отправлять сотрудников в отпуск без содержания. Госорганы тоже вынуждены сокращать затраты, оптимизировать бюджет. Если предприятие, учитывая ситуацию на рынке, видит потенциальную опасность сокращения сотрудников, кажется закономерным, что руководство выражает обеспокоенность", – говорит Шынгыс Темир.

Он напоминает, что сохранение рабочих мест, поддержка отечественных товаропроизводителей – это важные направления работы по восстановлению экономического роста страны. Поэтому наиболее оптимальное решение в этой ситуации – провести переговоры между сторонами и действовать в рамках договорённостей. Офис бизнес-омбудсмена готов предоставить площадку для медиативного урегулирования вопроса.

P.S. Интервью с акционером записано две недели назад, в течение которых редакция ждала ответ на запрос от Министерства обороны. Сейчас, по словам представителя компании, стороны ведут переговоры.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter