Карабахский конфликт. Ереван не может бросить на произвол Степанакерт, но независимости республики не признаёт. Баку считает горную республику исторически своей и хочет восстановить территориальную целостность Азербайджана. А НКР официально считает себя свободной, конечно, с оглядкой на Ереван. Такова, если на пальцах, вся суть непримиримости, которая корнями тянется с конца 80-х – последних лет Союза нерушимого республик свободных…

После провала августовского путча 91-го Азербайджан самопровозгласил независимость и объявил о восстановлении прежних границ. Карабах в ответ подтвердил свой статус автономной союзной республики – НКАО, не признал над собой новой бакинской власти, но и не готов был воссоединиться с новой независимой Арменией. На том и стояли, но совсем недолго. Уже к концу того шального года распад СССР стал необратим, а с января следующего началась война.



По итогам Первой Карабахской официального победителя называть не принято, но если объективно, то Армия обороны НКР – очевидный фаворит той военной кампании. За два с половиной года войны армянская сторона потеряла 6 тысяч человек убитыми, азербайджанская – вдвое больше. Баку отбил у горцев два района полностью и ещё два – частично. Карабах "присоседил" пять районов целиком и два отчасти, то есть прорубил широкий коридор к Армении и географически перестал быть анклавом.

"Мы хотим жить свободно и независимо, обеспечивая собственную безопасность. У нас нет каких-то аппетитов на те или иные территории. В 1988 году Карабах был анклавом в составе Азербайджанской ССР, переданном ей насильно. И та конфигурация границы создавала в Азербайджане соблазн просто задушить Карабах. Поэтому в тех границах наша страна недееспособна, и она просто не сумеет выжить как независимое государство. Нынешние границы – тот минимум, который в состоянии обеспечить безопасность нашей страны", – считает начальник главного информационного управления президента НКР Давид Бабаян.

Так в лихих девяностых Карабах стал региональным конфликтом непримиримых геополитических интересов. Нынче для любой стороны уступить хоть в малом – значит, попрать собственные национальные интересы. А если упереться – война. Интересы соседей – прямо противоречащие друг другу. В этом вся "чёртова" политика уже третьего десятка лет. Политика, при которой на земле той карабахской "ни мира, ни войны".



Но с тех пор уже столько горных рек утекло. Почему сейчас? Какой смысл НКР затевать войну, если статус-кво Карабаха плюс захваченные территории её как раз устраивает как нельзя лучше остальных участников конфликта? А без Еревана Степанакерт никуда. Значит, мотив был у Баку? Всё-таки возврат оккупированных территорий – национально-освободительная идея, которую нельзя не подогревать военными успехами над вечным противником.


Разрушенный азербайджанский дом

Разрушенный азербайджанский дом

Несбыточность той идеи и без того тянется с прошлого века. И она, ни много ни мало, скрепа азербайджанской нации. Если себя поставить на место Азербайджана, есть ли у Баку хоть какая-то убедительная причина не начинать войны? Есть? Ну, если честно себе ответить? Есть. А если так, если Азербайджан жаждет военного реванша в Карабахе, то к чему тогда все эти международные проповеди про "мировую"? Как долго можно мириться с перемирием, когда хочешь войны?

"Если возможно решить мирным путём – надо решать мирным путём. Никто не хочет терять родителей, сыновей, мужей. Ни мы, ни они. В конце концов, если бог нам дал язык, зачем драться? Но если человек у вас украл, и ты не можешь доказать, что он украл, а он упорствует, то надо вразумить его. Те люди, которые живут сегодня в Нагорном Карабахе, юридически являются гражданами Азербайджана. И нам с ними ещё жить и жить. И, естественно, мы не хотим оказаться перед ними агрессорами. Но есть мера терпения. Людей иногда надо побить, чтобы они понимали, что хорошо, а что нет. Я не считаю, что жёсткие меры – это самый лучший вариант, но считаю, что это самый эффективный вариант, чтобы отрезвить умы в Ереване, что так жить нельзя", – считает политический обозреватель Азербайджана Ниджат Гаджиев.

Международное сообщество как бы говорит Баку: да, мы признаем, что Карабах – это твоя территория, но действовать тебе дозволено только мирными средствами. Ну и как тут исторические земли переговорами возвращать, если у соседей даже минимальной договороспособности не наблюдается? ООН в каждой своей резолюции упрямо заявляет о "недопустимости применения силы для приобретения территорий"; настойчиво "требует немедленного и прочного прекращения огня, всех боевых действий и враждебных актов" и особенно призывает "немедленно возобновить мирные переговоры". Четыре резолюции приняли уже, и все четыре каждая из сторон читает на своём языке, по-своему. И всеми четырьмя и Баку и Ереван в равной степени козыряют, оправдывая свою реакцию на соседа-агрессора.



А если без военно-политического пафоса? Живые истории, люди живые – кого-то интересовали? Население, живущее вдоль линии соприкосновения, – оно при чём? Или большую политику трогают только спорные территориальные претензии? А люди живут там. С обеих сторон живут. Одни и те же люди. В полсотне метров от ближайших окопов даже капусту выращивать умудряются. Если бы по-настоящему захотели, то в Карабахе, говорят, давно бы всё правильно, миром то есть решили. Бежать оттуда местному населению всё равно некуда. Ни женщинам, ни тем более детям.

  • "Когда "Град" в огород попал, волна дала к дому, все деревья срезало, а окна разбились и вылетели",– рассказывает о ночных бомбёжках жительница карабахского села Алварт Алакян.
  • "Когда удар был нанесён, он разрушил, но не сжёг школу. Вся крыша здания слетела, четыре класса были полностью разрушены", – вспоминает четыре дня войны директор азербайджанской сельской школы Айбенис Магирамова.

Россия – вот кто сходу взял на себя роль кризис-менеджера, пусть и сознавая, видимо, что "разговорчики в строю" про "вездесущую руку" Москвы не заставят себя долго ждать. Так и получилось. Как только определились с миротворческой ролью, с Запада сразу потянуло традиционным – "Кремлю выгодна управляемая нестабильность в Карабахе". Российский военно-промышленный комплекс продаёт оружие обеим сторонам конфликта. Правда, для Баку это реально поставленный товар, а для Еревана – больше долговые контракты.

"Президент Путин призывает стороны конфликта к немедленному прекращению огня и проявлению сдержанности, с тем чтобы не допустить новых человеческих жертв", - заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Но вот же он – вполне понятный шкурный интерес Москвы. Лишний раз побряцать на реальной "войнушке" российским оружием никогда не лишне. Военпром – единственное в РФ, что работает вопреки кризису. Но деньги не главное. Введёт Путин своих вежливых миротворцев на линию соприкосновения и опять политических дивидендов себе нащёлкает, писали на Западе. Но если вооружают и тех, и других, значит, не могут допустить поражения ни Еревана, он ещё и в ОДКБ, ни Баку, на нём слишком много внесоюзных отношений завязано.


Последствия бомбёжек на линии соприкосновения

Последствия бомбёжек на линии соприкосновения

Но писали и про США. Ну, конечно, куда без них? Желание сдерживать где угодно и как угодно "имперские амбиции Кремля" всем известно. Да и нюанс приметный у всех отложился. В день начала Второй Карабахской Ильхам Алиев вёл переговоры в Белом доме, то есть приказ азербайджанской армии идти в наступление её главнокомандующий отдал из Вашингтона. Это позже он вылетел домой, созвал Совбез, а потом попросил Путина остановить войну.

"Азербайджан прекращает все военные действия, но при одном условии, что эту ситуацию не использует наш противник. Нагорный Карабах должен прекратить огонь и оставаться на своих позициях. Мы воюем на своей земле!" – заявил неожиданно для всех президент Азербайджана Ильхам Алиев.

Но одностороннее прекращение огня Азербайджаном не остановило войны. Армения посчитала заявление Баку "информационной ловушкой" и дала ожесточённый отпор по всей линии прорыва обороны. И снова местное население бросили под гусеницы тяжёлой техники. И вроде войной люди уже были научены, но в те четыре апрельских дня Второй Карабахской пришлось заново пережить все ужасы Первой.


Последствия прямого попадания снаряда в жилой дом

Последствия прямого попадания снаряда в жилой дом

Если "Грады" ухают рядом с селом, то детей – по машинам и ну-ка ходу в глубокий тыл, а если падают уже в огороде, то все живо прячутся в блиндажи. В подвалах отсиживаться рискованно – зажигательный снаряд спалит дом вместе с погребом. В местных селениях это хорошо выучили ещё с Первой Карабахской.

Про "турецкий гамбит" и "очевидные выгоды" Анкары тоже вещали всласть. Отвлечь Россию от военных достижений в Сирии, устроив военную "заварушку" в местах её прямых интересов. Чем не сценарий? А пока Москва новый очаг напряжённости тушить будет, хоть ненадолго отвлечётся от военно-космических обязательств перед Дамаском. Начало Второй Карабахской и сбитый лётчик российско-турецких отношений и правда наталкивают на крамольную мысль. Неужели так случайно совпало?



Неужели Анкара – участник конфликта? И как далеко зашло? Какова степень участия турок? А какова решимость? Свидетельства Армии НКР об "участии турецких военных инструкторов на стороне азербайджанской армии" никто особо и опровергать не трудился. А публичная гиперактивность Эрдогана, который вдруг вспомнил про каспийского союзника и недвусмысленно, но тоже вдруг, его поддержал? Не очень турецкий лидер был похож на президента, "ничего не знавшего" о начале новой кавказской войны.

"Кто-то обвинил Турцию, кто-то Америку, кто-то Азербайджан, а кто-то и Армению. Но не надо искать виновных. Вина тех, кто не решал этот конфликт на протяжении всего времени. А именно – Минской группы ОБСЕ. Помимо сопредседательства в ней её члены являются ещё и главными гарантами миропорядка в Совете безопасности ООН, но не могут заставить Армению применить четыре резолюции, по которой Нагорный Карабах и все прилегающие территории относятся к Азербайджану. Они не могут, а мы имеем полное юридическое право по всем уставам ООН, военным путём решить этот конфликт. Мирным путём заставить деоккупировать наши территории не получилось, и мы решились. И мы не начали войну, а ответили на провокацию. А причина на поверхности. Мир изменился. Сегодня словами уже никто ничего не решает", – признался азербайджанский политолог Ниджат Гаджиев.

А если глобальная конспирология ни при чём? Ни Обама, ни Эрдоган, ни Путин даже ни при чём? Если Вторая Карабахская – внутренняя проблема Азербайджана? Кризис сурово раскачивает сейчас как раз нефтяные державы. Манат падает, тащит за собой экономический уровень населения, и национальные элиты начинают всерьёз напрягаться. Что нужно в таких случаях? Правильно, внешняя угроза. А какой из вариантов? Правильно, лучше военный.


Последствия артобстрела жилых массивов

Последствия артобстрела жилых массивов

Политическому клану Алиева разве не на пользу эскалация конфликта? Идея возвращения Карабаха всегда консолидировала азербайджанское общество, а современное – особенно. Очень удобно прятать внутренние проблемы республики за ширмой исторической миссии. Чем не аргумент? Очень важно подогревать патриотический настрой образом общего врага. И очень просто отвлечь от финансовых потрясений свой народ, всего-то сделав линию соприкосновения – линией огня.

"Это никому не выгодно, кроме клана Алиева. У них колоссальные доходы, как у ближневосточной монархии, а главной целью является сохранение власти любой ценой. Потому что, если они власть потеряют – они, понятно, потеряют всё. Ильхам Алиев получил власть от отца на блюдечке. А как её сохранить? Они поменяли Конституцию, и сейчас он может избираться президентом 250 раз. А он в течение нескольких лет фактически не выполняет задачу, которую династия Алиевых поставила в качестве национальной государственной идеологии – освобождение Карабаха. Поэтому окружение подталкивает Алиева и говорит: если ты возьмёшь Карабах, то твоя легитимность будет уже исторической, ты будешь своего рода пророком, и после этого народ примет не только твоё пожизненное царствование, но и передачу власти сыну, внуку и так далее. Вот такой соблазн есть", - уверен начальник главного информационного управления президента НКР Давид Бабаян.

Что теперь уже точно понятно: переговоров в прежнем формате, видимо, уже никогда не будет. Куда там теперь. Да, международные площадки для публичных рукопожатий на публику у Саргсяна и Алиева всё те же, и приверженность миру, если цитаты слушать, всё также завидно "мироточит". Но так уже было. И руки миролюбиво жали, и миротворцами быть обещались. Но не удержали даже гарантированное перемирие. Да и кого теперь гарантом считать можно? Кому теперь верить? Как выразился один солдат с передовой, и не важно чьей армии солдат: войну да, остановили, но совсем не закончили. И это уже другая история…

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter