Карабах. Единственный вооружённый конфликт на пространстве сразу и одного союза – экономического, и одной организации – военной. Казахстан – участник обеих структур, и если, пока сидишь на диване, тебя это вроде бы не касается, то о международных обязательствах могут и по телевизору напомнить. Причём публично – так, чтобы все слышали, а не только "товарищи по общим интересам".

Площадка ЕАЭС для откровений по Нагорному Карабаху, конечно, не совсем была в тему, но для коллективной "напоминалки" – вполне себе "лобное место". Логика президента Армении тоже укладывалась в формат слёта в Астане евразийских лидеров. Экономика – так экономика. Когда где-то на общем пространстве потрескивает очаг раздора, какие могут быть инвестиции, смело ввернул Саргсян коллегам, откровенно намекнув на тощий евразийский карман.

"Риск очевиден. Либо пространство евразийского экономического союза будет рассматриваться нашими информационными партнёрами как зона экономического развития, стабильности и безопасности, куда можно инвестировать. Либо все свыкнутся и будут исходить из того, что тут перманентные очаги напряжения и раздора. Не думаю, что второй сценарий исходит из интересов наших стран", - заявил президент Армении Серж Саргсян.

Вооружённые действия вдоль всей линии соприкосновения начались в ночь с 1 на 2 апреля, без объявления войны с чьей-либо из сторон. Наступление регулярных армейских частей на карабахские позиции Азербайджан назвал пропорциональным ответом на провокацию – обстрел мирных деревень армянской артиллерией. Непризнанная Нагорно-Карабахская республика в ответ назвала агрессором Баку, который развернул в зоне конфликта "крупномасштабную диверсионную операцию". А НКР, понятно, не мог на неё не ответить.

Пока стороны конфликта отпасовывали друг другу упрёки, на полную работали медиаресурсы, сливая новостным лентам детальную картинку "натурального" масштаба новой кавказской разборки. Вслед за искорёженной военной техникой в онлайн, а затем и в эфир пошли сухие цифры личных потерь, но они, похоже, никого в мире не впечатлили. Где стреляют? В Карабахе? Ну и? Зацепило лишь, когда фронтовые сводки с мест стали пугать данными о жертвах среди мирного населения. Неужели всё-таки война? Настоящая? Вторая?



  • "Бомбили всё. Тотальный был обстрел гражданского населения, и один снаряд попал в мой дом. Из-за того что я не успел лечь, осколком ранило меня в спину", - вспоминает азербайджанец Анар Абдулаев.
  • "Когда стреляют, это у нас уже обычное дело. И боимся, и живём, привыкаем ко всему", – рассказывает армянка Нина Бадунц.
  • "Нас в семье было 10 братьев, и все по частичке строили родительский дом. А сейчас всё это превратилось в пепел", - делится азербайджанец Бакир Гусейнов.
  • "Сколько бы мы ни объясняли, вы не поймёте, что мы чувствуем, потому что это нужно увидеть. Вы никогда не поймёте, как это – держать ребёнка и убегать от "Градов", чтобы не попали", - говорит армянка Анева Хачатурян. 

Пока в мире гадали, кто же на этот раз поджёг Кавказ, ситуация в Карабахе накалялась каждый час. Вооружённые силы Азербайджана публично предупредили противника, что готовы бомбить столицу НКР, "если армянская сторона не прекратит обстрелы азербайджанских населённых пунктов". Наступательную операцию регулярных войск Баку назвал "деоккупацией" своих законных территорий. Точка. Какие ещё аргументы?


Окопы армии обороны НКР

Окопы армии обороны НКР

Однако "Солнцепёки", нацеленные на Степанакерт, вызвали обратный эффект. Непризнанная республика объявила тотальную мобилизацию добровольцев и этим "один за всех" лишь упрочила морально-боевой дух Нагорно-Карабахской Армии обороны. НКР публично пообещала пропорциональный ответ: если Баку решится ударить по столице, то реакция Степанакерта будет "сокрушительной и несоразмерной". Пообещала – и пошла в убедительное контрнаступление.

"Четырёхдневная война или Вторая Карабахская война. Они хотели блицкригом взять Карабах, потому что на долгосрочную войну Азербайджан не способен. Это многонациональное государство – оно треснет просто. Поэтому единственная возможность, стратегическая задача – это просто блицкриг. И они просто хотели с флангов, с юга и с севера взять в котёл Нагорный Карабах. Им это не удалось. Мы сумели отстоять свою независимость, безопасность и достоинство. Это был сигнал азербайджанскому народу и руководству, что мы хотим жить в мире. Мы не являемся агрессивным государством. Мы просто защищаемся. Это Карабах – нормальное демократическое государство, которое просто хочет жить свободно", – заявил начальник главного информационного управления президента НКР Давид Бабаян.

Контратака армии обороны Карабаха была куда проворнее азербайджанского наступления, и противника отбили практически на исходные рубежи. Хотя с гор, конечно, проще обороняться, а потом и гнать неприятеля, наступавшего с равнин на укрепрайоны. Пару взятых высот и километр-два продвижения регулярных частей в глубь НКР – вряд ли можно засчитать за достойный трофей Баку. Но когда там, в прифронтовой полосе, спрашиваешь о проигравших во Второй Карабахской, слышишь совсем другие ответы о её истинных победителях.

"В результате агрессивной политики армянской стороны артобстрелу были подвергнуты не только воинские части, но и городское, и сельское население. Но это всё не смогло сломить наш народ! Азербайджанская армия смогла распылить миф армянской стороны о непобедимости её армии, в то время как азербайджанский народ не чувствует себя больше побеждённым и проигравшим. Да, мы не ожидали, но народ был готов к призыву президента и если бы президент дал приказ, чтобы народ поднялся, народ поднялся бы и освободил свои территории", – заявил глава исполнительной власти Агдамского района Азербайджана Рагуб Мамедов.

Обе стороны за каких-то четыре дня войны спустили весь военный арсенал, который только имелся на линии соприкосновения. Всё, что только было в наличии, вплоть до новейших видов вооружения типа израильского беспилотника-"смертника", который успешно испытала азербайджанская сторона, уничтожив автобус с ополченцами. А как наступали? Два дня, правда, но как! Понятно, что НКР всегда держит в уме сдачу передовых позиций противнику в случае массированного наступления. Военные части Азербайджана просто смяли хвалёные инженерные укрепления ополченцев.


Инженерные укрепления на линии соприкосновения

Инженерные укрепления на линии соприкосновения

Но и Армия обороны Карабаха раздумывала тоже недолго. Грамотная отработка целей противника системой ПВО, и сразу результат: сбитый вертолёт с азербайджанским спецназом на борту. Чтобы ни один штурмовик подлететь не мог, смекалистые карабахские противоракетчики, благо местность позволяет, как паутиной, оплели горы радиомагнитной сеткой. И обе разведки знали, не могли не знать, на что способен противник. Локальные "войнушки" на отдельных участках – да, но к серьёзной войне по всей линии фронта ни та, ни другая сторона даже численно была не готова. Но зачем тогда полезли на рожон?

"Сейчас относительное затишье, но стреляют часто. Не получается так, чтобы мы не ответили. Всегда. Скажем, они раз пять стреляют, а мы пулю в ответ отпускаем и всё", - делится рядовой Армии обороны НКР прямо из окопа линии соприкосновения.

Военные эксперты захлебнувшийся блицкриг объясняют по-своему, по-генеральски: если потери 5 к 1, то выдохнется любое, даже самое форсированное наступление. Если личный состав противник косит налево и направо, никакой солдатской выдержки не хватит. Пойди подними в такую шальную атаку. Несоизмеримость потерь азербайджанской Армии была, видимо, настолько критической, что войну буквально остановил солдат.



Но кто дал отмашку, чтобы шаткое перемирие переросло в полномасштабную войну с применением танков, авиации и тяжёлой артиллерии? Любая провокация с любой стороны каждый божий день могла спровоцировать конфликт куда жёстче апрельского, но что-то по-настоящему задиристое случилось только этой весной. Что, конкретно никто толком не знает, но именно местные, по обе линии окопов, не сговариваясь, происшедшее назвали одинаково – Второй Карабахской. Войной назвали…



А что остановило войну? Или не войну всё-таки? Почему, по всем разведданным, Баку и не планировал развивать наступление, подтягивая резервы, а "оперировал ограниченными силами"? Почему Азербайджан решил довольствоваться малым и взял лишь те высоты, которые Карабах и без того готов был оставить? Почему Алиев позволил, чтобы наступление азербайджанской армии захлебнулось и войска отступили?


Пост наблюдения на передовой линии соприкосновения

Пост наблюдения на передовой линии соприкосновения

Что это было? Проба сил? Демонстрация возможностей? Принуждение друг друга к компромиссу? В военном плане не добились, в сущности, ничего, зато медиа-пропаганда потрудилась на славу. Раскрутила обоюдную национальную нетерпимость до патриотической истерии. Народы по обе стороны линии соприкосновения теперь уже и не помнят, что всего-то одно поколение назад жили бок о бок, ходили в одни школы и вместе выращивали общие виноградники. Неужели и не было никогда никакой дружбы народов?

"Если нас тогда не остановила дружба до первого выстрела, то что нас останавливает сейчас? Я вообще вырос в стране, где не было армян. У старшего поколения, у моих родителей были и одноклассники-армяне, и знакомые-армяне, и друзья-армяне – их уже сегодня нет в нашей стране. И нас уже нет в их стране. Сейчас мы по разные берега и смотрим друг на друга из-под прицела. Где дружба народов на нашем примере? Значит, это был миф! Дружба до первого выстрела, вот как я бы это назвал", – считает азербайджанский политический обозреватель Ниджат Гаджиев.

Война там, на линии, у местного населения до сих пор стоит в ушах эхом артиллерийской канонады. Гибли и военные, и гражданские, и с армянской стороны, и с азербайджанской, и днём, и ночью. 22 года перестреливались, вылазками диверсионными отмечались, с миномёта пальнуть могли и всё, а тут вдруг не на шутку – "Градами", да из танков. В пороховом пылу даже кровь первая не остановила, как это безотказно срабатывало раньше… И все, далеко за пределами Карабаха, вдруг поняли, что спичкой, если кому приспичит, чиркнуть недолго, а гореть будет за милую душу.

  • "Мы уже привыкли к этим обстоятельствам, к этим условиям. У нас есть блиндажи, и когда случаются обстрелы, мы детей туда размещаем, чтобы они не пострадали", - рассказал житель азербайджанского села Эльгар Лалиев.
  • "Пока бомбили – дома сидели. Для меня лучшее убежище – это мой дом. И как жил, так и буду жить. Кто сможет отказаться от своего дома? Ни в коем случае", – поделился житель карабахского села Карен Саркисян.

И вроде не наша война, и в "диванных войсках" всяко безопасней: бомбёжки в мониторе, а ноги в тапках. Но как тут отвернуться? Как не вспомнить ту самую просьбу армянского президента на казахской земле? А просил же Саргсян так мало – лишь обратить на карабахский конфликт союзное внимание. Очевидная, вроде бы, вещь в его положении. У всех стран-участниц, формирующих ЕАЭС, есть и свой военный блок. А разве не ОДКБ должен содержать в безопасности одну на всех территорию? Даже хоть бы и в случае агрессии в какой-то горной непризнанной глубинке. Иначе зачем ОДКБ? Зачем другие союзы-содружества-договоры, если в час "икс" о них предпочли не вспоминать? Но это уже другая история

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter