"Видела своими глазами синяки и ожоги от сигарет": почему в армии погибают срочники

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Как сделать службу в армии безопасной и спокойной.

В Казахстане стартовала осенняя призывная кампания. За четыре месяца ряды нашей армии должны пополниться ещё 18 тысячами новобранцев. 

Однако не все стремятся служить. Столичные военкоматы сегодня ищут 3000 призывников. По результатам же прошлого призыва в розыск объявили 5000 молодых людей. 

Дела уклонистов Министерство обороны передаёт полиции, грозя им штрафом от 1,5 млн тенге или даже лишением свободы. Но даже это не помогает привлечь юношей, чьи родители обеспокоены тем, что с начала этого года на службе погибло уже 10 срочников. 

Почему в мирное время в армии погибают солдаты? Сохранилась ли там дедовщина? И помогут ли усилия министерства реабилитировать престиж армии? 

Почему солдаты плакали

В апреле этого года на территории Кыргызстана был найден мёртвым 19-летний казахстанец Улыкбек Бердишов, служивший в пограничных войсках.

Молодого человека искали около сорока дней. Последний раз его видели в воинской части, однако тело солдата его родственники нашли в горах. 

Военные заявили семье погибшего, что их сын совершил суицид. Судебно-медицинская экспертиза показала, что смерть наступила в результате механической асфиксии – удушения петлёй под воздействием тяжести тела – без признаков насильственных действий. 

Вещи Улыкбека Бердишова, найденные в горах / Фото предоставлено Орынкул Мерековой

В заключении также было сказано, что в момент наступления смерти юноша находился в состоянии опьянения. Однако мать срочника Орынкул Мерекова не верит в эту версию. 

Informburo.kz поговорил с Орынкул, чтобы узнать её мнение о случившемся, ведь женщина сама принимала участие в поисках сына и была в той части, где он служил. 

"Я сорок дней прожила рядом с воинской частью. Когда я заходила в часть и молодые ребята видели меня, мать их сослуживца, они плакали. Почему они плакали? Потому что они хотели побыстрее оттуда выйти. Я сама видела на их телах синяки, гематомы и ожоги от сигарет. Но ребята всё это скрывают, потому что они боятся, что с ними будет ещё хуже", – рассказала Орынкул Мерекова. 

По её словам, в воинской части была камера, и на записях всё должно было быть видно, но когда началось расследование, она пропала. 

"Во время следствия командование всё скрывало. Они заявили, что он был наркоманом. Но где в армии он мог достать наркотики? На эти вопросы они сами не могут мне ответить. Следствие идёт уже седьмой месяц, но суда ещё не было", – сообщила мать погибшего парня.

У них многодетная семья, муж Орынкул – инвалид. Вся надежда, как вспоминает казахстанка, была на их старшего сына, что он будет заботиться о них, но парень погиб. По мнению матери, он не мог наложить на себя руки: Улыкбек был добрым и любил жизнь. 

Улыбкек Бердишов (посередине) с сослуживцами / Фото из семейного архива

Орынкул считает, что в армии возникают случаи суицида, потому что в воинских частях есть насилие со стороны сослуживцев и дедовщина. “Если бы я знала, что в армии происходит такой беспорядок, я бы никогда не отправила сына туда”, – заключила мать призывника. 

Армия нуждается в психологах

Другой казахстанский солдат Дмитрий Ганчлевский в марте 2020 года спрыгнул с вышки в одной из воинской частей Капчагая и погиб. Камшат Шинтекова была адвокатом потерпевшей стороны – семьи Ганчлевских.

Как выяснилось в суде, дежурный по роте вызвал на разговор 19-летнего парня из-за незакрытого крана перед резервуаром с водой. Исходя из материалов дела, он "оскорбил Ганчлевского и ударил его по лицу", приказав солдату оставаться на дежурстве до утра.

Через полчаса парень вышел из части и покончил жизнь самоубийством. Дежурного по роте, контрактника Алибека Агыбаева, тогда приговорили к шести годам лишения свободы за "превышение полномочий".

"Когда родители слышат такие истории, они не хотят отправлять своих сыновей служить. Само министерство дискредитирует армию. Мы отдаём их туда, чтобы они были воспитаны стойкими и патриотичными. Но когда наших военных так унижают, то о какой безопасности в будущем можно говорить?" – заметила Камшат Шинтекова. 

Она подчеркнула, что во многом виноваты и медицинские комиссии, которые принимают срочников. Они одобряют каждого солдата, заверяя, что он психологически и физически здоров.

Камшат Шинтекова предложила, чтобы в каждой части работали независимые психологи, которые бы на регулярной основе проверяли атмосферу среди солдат. Она подметила, что воинская часть – это, конечно, не дом с родителями, где солдату обеспечивают комфорт и все условия, но тем не менее они должны чувствовать там себя людьми и иметь право голоса. По её мнению, это очень важно, потому что мы не можем себе позволить и дальше терять солдат в мирное время. 

"В последнее время я заметила, что когда в части происходит смерть срочника, командование лишь бы не нести ответственность, воспользовавшись аффективным состоянием родителей, берёт у них расписку о том, что они не имеют к ним никаких претензий, чтобы потом родители не смогли реализовать свои права", – дополнила Камшат Шинтекова. 

Дедовщина не такая, как в 1990-е годы 

Военный эксперт и журналист Амангельды Курметулы считает, что в армии дедовщина ещё полностью не искоренилась. 

"Если послушать наших военных, у нас нет в армии дедовщины. Но в 2016-2017 года мы провели исследование среди контрактников, и тогда обнаружили, что дедовщина у нас пока остаётся, но она не такая, как в 1990-е годы. Сегодня это по большей части происходит в виде подколов, задираний, буллинга и психологического давления, которые приводят к стрессу", – рассказал Амангельды Курметулы. 

По его словам, за последние годы участились случаи суицидов. За последние десять лет можно насчитать примерно 220 случаев. И это становится, к сожалению, нормой. При этом совершают самоубийства не только рядовые военные, но и командиры. 

"Недавно замкомандира роты застрелился по неизвестным причинам. Возможно, это связано с плохим материальным положением семьи военнослужащего или с депрессией. В частях могут быть конфликты, которые требуют тщательного разбора. Нужна комиссия, занимавшаяся бы этими вопросами. И начать надо со школ и с самих семей, где подрастают наши будущие защитники родины", – предложил Амангельды Курметулы. 

Покупают военные билеты 

Руководитель Комитета солдатских матерей по городу Алматы Зинаида Чивилёва считает, что сейчас молодые парни не идут служить, потому что в них нет патриотизма. Для них армия – это место, где погибают их ровесники. 

"Родители заявляют мне, что покупают своим сыновьям военный билет. О чём вообще они думают? Как нам в будущем защищать себя? Обращаться к другим странам с этой просьбой? Ведь случилось у нас в январе: армии не оказалось, а мародёры были. Служить надо хотя бы для того, что научиться защищать себя и знать, как обращаться с военной техникой. За год их другому не научат", – уверена Зинаида Чивилёва. 

Она считает, что в армии нет дедовщины, но в частях царит беспорядок. По её мнению, между призывами разница всего лишь полгода, поэтому один сослуживец не может кичиться перед другим своим статусом. 

"Говорят, парень повесился. Я в это не поверю. До этого он прожил 18 лет дома, что у него там верёвки не было или крючка надёжного? Ни в одном конкретном случае не разобрались. Обычно приезжают, привозят тело, говорят, что он герой, родителей успокаивают. На этом всё заканчивается. Как такового расследования, почему парень погиб, не бывает. Но я не считаю это дедовщиной. Я считаю, это внутренним беспорядком. Ушёл офицер домой, но есть дежурный. Надо ему как положено исполнять свои обязанности", –  отметила Зинаида Чивилёва. 

Для этого надо набирать достойных контрактников, дополнила руководитель Комитета солдатских матерей. Она предложила брать их из воинских училищ, потому что они должны быть эрудированными, с хорошим, "суворовским" воспитанием, чтобы быть примером для солдат в подчинении, а не заниматься поборами. Сейчас же многие офицеры недостойны своего звания, считает Зинаида Чивилёва. 

Она также подметила, что у военкоматов сейчас совсем нет связи с родителями призывников, они закрыты для них за семью замками. По её мнению, работники военкоматов и представители военных училищ должны ходить на родительские собрания в старших классах, но не для того, чтобы агитировать, а чтобы объяснять, как обстоит жизнь в армии. 

Отмена ЕНТ не поможет 

Ранее советник главы Минобороны Айгуль Тулембаева рассказала, что срочники смогут после завершения службы поступить в вузы без проверки результатов ЕНТ. Наиболее отличившиеся даже смогут пройти обучение бесплатно. 

Зинаида Чивилёва полагает, что такие меры не помогут поднять престиж армии и набрать больше призывников. По её мнению, поступить сейчас в вуз платно не составляет труда с учётом всех тех попыток, которые дают абитуриентам. А бесплатное образование будет доступно не всем солдатам. 

Более действенным вариантом она считает появление у призывников накопительных счетов, на которые ежемесячно бы им падали пособия. Они бы смогли использовать эти средства после завершения службы на различные нужды. Также в таком случае помогла бы отсрочка от выплаты кредитов. 

Но самое главное, по мнению Зинаиды Чивилёвой, это сделать службу обязательной, чтобы без воинского билета молодой человек не мог бы выехать за границу, получить кредит или устроиться на работу. 

Работа проводится 

В следственном департаменте МВД заявили, что они начали профилактическую работу в более 100 воинских подразделениях Вооружённых сил, Нацгвардии и Погранслужбы для предупреждения случаев самоубийства среди военнослужащих. 

Психологи ведут с военными беседы, во время которых выявляют их психологическое состояние. Параллельно им рассказывают об их правах. Работа проводится по личному поручению главы МВД, сообщили в ведомстве. 


Читайте также:


Новости партнеров