Суд вместо совета. Как поправки в Конституцию помогут казахстанцам защитить свои права

Фото Informburo.kz
Фото Informburo.kz

Вместо "мягкого" Конституционного совета появится Конституционный суд по защите прав казахстанцев.

5 июня в Казахстане состоится второй за всю историю страны республиканский референдум. От мнения казахстанцев зависит, будут ли приняты поправки в Конституцию, текст которой планируется изменить на треть.

Поправки очень объёмные, они меняют систему государственной власти, дают больше полномочий регионам и направлены на укрепление прав граждан.

Одна из ключевых реформ касается Конституционного суда. Предлагается воссоздать Конституционный суд и расширить круг тех, кто может в него обратиться: это в первую очередь граждане (чтобы инициировать проверку, не расходятся ли с нормами Основного закона те или иные нормативные правовые акты, которые затрагивают их права), генеральный прокурор и уполномоченный по правам человека.

Сегодня у казахстанцев такой возможности нет.

Конституционный суд, состоящий из 11 судей, назначаемых на шесть лет, предложено формировать следующим образом: председателя назначает президент по согласованию с сенатом. Он же будет назначать четверых судей, а остальных шесть – парламент (по три человека от мажилиса и сената).

"Конституционный суд – это более демократичный институт, чем Конституционный совет. Все граждане, обычные физические лица, могут в него обращаться по поводу своих конституционных прав и законных интересов, которые нарушены. А в Конституционный совет физические лица обращаться не могут, и Конституционный совет даёт только рекомендации, его решения не имеют законной  силы. А сейчас (если народ проголосует на референдуме за поправки) вынесенные решения суда будут обязательными для исполнения. Это очень хорошо для простого гражданина", – пояснил Informburo.kz доктор юридических наук, профессор Айдаркан Скаков.

По его мнению, именно потому, что в Казахстане нарушаются права, но ответственности никто не несёт, люди обращаются во все суды, и нигде не могут найти защиты. Поэтому сейчас им ничего не остаётся, как обращаться в международные суды, включая гаагский.

"Много лет во власти говорят о реформах, о том, что надо совершенствоваться. Но эти реформы проводятся поверхностно. Это как косметический ремонт, его делают, а проблемы внутри остаются. Это приводит к тому, что доверие людей к судебному институту теряется. Особенно если учесть, что шесть членов Верховного суда освобождены от занимаемой должности, двое из них осуждены на 10 и 12 лет. Реализация же настоящей судебной реформы, думается, существенно улучшит судебную систему", – считает Айдаркан Скаков. 

Особенно если Конституционный суд действительно будет независим, все его решения будут выполняться неукоснительно и гарантироваться президентом, добавил эксперт.

"Я являюсь членом комиссии по приёму экзаменов у кандидатов в судьи в Высшем судебном совете. Задаю вопрос кандидату по тексту Конституции, а он не знает ответов. Потом меня обвинили в том, что я задаю некорректные вопросы, но как вопросы по Конституции могут быть некорректными? Любой первоклассник должен знать её основные положения, не говоря уже о судьях. В целом я считаю, что конституционные реформы повысят доверие к судейскому корпусу и качество отправления правосудия", – убеждён профессор.

Конституционный суд в начале 90-х не вписывался в систему суперпрезидентской республики

Доктор юридических наук, профессор Сергей Ударцев считает, что возможность воссоздания Конституционного суда возникла в условиях повышения роли и силы правительства и парламента.

"Конституционный суд, который существовал в начале 90-х годов, имел право отменять законы, постановления Верховного совета, указы президента, постановления кабинета министров. В него имели право обращаться граждане за защитой своих конституционных прав. Этот достаточно сильный орган конституционного контроля не вписывался в систему суперпрезидентской республики и был в 1995 году заменён более мягким Конституционным советом, который в основном проверял на конституционность проекты законов и давал толкование отдельных норм Конституции по обращениям в него узкого круга субъектов", – отметил Сергей Ударцев.

Назначение судей президентом и депутатами мажилиса и сената должно обеспечить определённый баланс в этом новом, существенно важном государственном органе, который, учитывая значение Конституции в системе законодательства, становится высшим судебным органом по защите Конституции и в системе судебной власти.

"В то же время он не будет вторгаться в компетенцию судов общей и иной специальной юрисдикции при рассмотрении ими конкретных судебных дел. Верховный суд остаётся высшим судебным органом по рассмотрению конкретных индивидуальных дел, споров граждан, юридических лиц. Конституционный же суд будет занимать нишу судебного макрорегулирования – рассмотрения на соответствие Конституции норм законов и подзаконных актов. После введения Конституционного суда сфера реального конституционного контроля расширится и в полной мере распространится на действующее законодательство. При выявлении неконституционности нормативных актов или их частей Конституционный суд отменяет такие акты или их нормы", – подчеркнул Сергей Ударцев.

Нормы Конституции закладываются не для одного президента

Директор экспертного института Европейского права и прав человека Марат Башимов также с большой надеждой ожидает, что казахстанцы поддержат поправки в Конституцию.

Сегодня уже действует статья 78 Конституции, которая гласит: "Суды не вправе применять законы и иные нормативные правовые акты, ущемляющие закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина. Если суд усмотрит, что закон или иной нормативный правовой акт, подлежащий применению, ущемляет закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина, он обязан приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный совет с представлением о признании этого акта неконституционным".

Но по словам Марата Башимова, эта норма на практике не работает.

"Этой статье не давали работать, чтобы не подвергать сомнению деятельность избранного "Нур Отаном" парламента. Сами судьи боялись, была цензура. Не работали даже действующие нормы Конституции. Сейчас предлагается воссоздание Конституционного суда, в котором задействованы уже все распространённые в мире формы и механизмы защиты прав граждан. Теперь вносятся нормы, по которым не просто законы, не соответствующие Конституции, принятые парламентом, но и подзаконные акты, такие как постановления правительства, указы президента Конституционный суд будет рассматривать, если в него будут обращаться по этим вопросам", – пояснил Марат Башимов.

В конституционных реформах пошли ещё дальше. В соответствии с посланием президента, гражданину будет предоставлено право обратиться в Конституционный суд, если по его делу вынесено решение, которое, с его точки зрения, не соответствует Основному закону. Такое же право предоставлено уполномоченному по правам человека.

"Конечно, это во благо. Будут запущены разные механизмы, по которым гражданин может восстановить свои права, если закон или подзаконный акт не соответствует Конституции", – подчеркнул директор экспертного института.

По его словам, с 1992 по 1995 год Конституционный суд был очень сильным и независимым, он работал по защите конституционных прав граждан.


Читайте также: 70% казахстанцев планируют участвовать в референдуме – исследование


"Сегодня очень часто люди обращаются в госорганы, а те сетуют на законы и говорят, что они ничего не могут поделать. А сейчас предлагается уже другой механизм. На утрату будут поставлены те нормы закона (или сам закон в целом), которые не соответствуют Конституции. А у нас много таких законов", – пояснил глава экспертного института Европейского права и прав человека.

По его мнению, в Казахстане был принят Трудовой кодекс, который не соответствует международным пактам в области прав человека, так как он защищает права работодателей, а не работников. Профсоюзы забиты, коллективные договоры составляются в угоду работодателям. В итоге постоянно, в особенности в западных регионах, идут протесты работников.

Эксперт убеждён, что вносимые реформы – во благо.

"Я 30 лет преподаю конституционное право и даю студентам задание сравнить нормы международных пактов в области прав человека – то, на что ориентируется весь мир, с первым и вторым разделами нашей Конституции. Они схожи один в один, они не меняются, и это правильно. Во вносимых поправках всегда меняются принципы разделения компетенций между президентом, парламентом и правительством", – подчеркнул Марат Башимов.

В частности, сейчас президент внёс предложения, передавая контрольные полномочия в области бюджета в Счётный комитет, который сейчас будет называться Высшей аудиторской палатой. Теперь он будет подчиняться парламенту.


Читайте также: Что изменится в жизни казахстанцев, если они проголосуют за поправки в Конституцию


Во всём мире парламентский механизм контроля ведётся вместе с общественным.

"Нормы конституции закладываются не для одного президента. Это общеобязательные правовые нормы, регулирующие общественные важнейшие отношения на будущее для всех. Они не могут быть исключительными. А у нас была введена исключительность первого президента. Так не бывает. Ни в одной стране мира такого нет.

Некоторые приводят примеры мусульманских стран, но мы ориентируемся на концепцию защиты прав человека развитых стран, которая установлена европейской конвенцией о защите прав человека. Я всегда указываю на 12 статью Конституции, где написано: "права человека даются от рождения", это естественные права", – резюмировал директор экспертного института Европейского права и прав человека.


Читайте также:


Новости партнеров