В Казахстане начались съёмки документального фильма о женщинах, названных Улболсын, Ултуар, Улкутем и с другими именами с приставкой "ұл" в начале (в переводе с казахского языка – "мальчик"). Такие имена несут одно значение – пусть следующим родится ребёнок мужского пола.

Informburo.kz поговорил с создателем фильма "Қызболсын" (в переводе с казахского – "пусть будет девочка") и выяснил, что в Казахстане не так с отношением к девочкам.

"Каково жить с именем, которое говорит о том, что ты не была желанна?"

У казахов есть категория женских имён, связанных с ожиданием рождения сына. Есть поверье: если назвать девочку таким именем, то следующим обязательно родится мальчик. Обычно так называют четвёртых или пятых рождённых по счёту девочек. Всего таких имён около 300 видов, вот самые распространённые варианты:

  • Улболсын;
  • Улкылсын;
  • Улдана;
  • Улжалгас;
  • Улпан;
  • Улбала;
  • Улдарай;
  • Ултуар;
  • Улжан;
  • Улту;
  • Улмекен;
  • Улдархан;
  • Болган;
  • Тойган;
  • Жаныл и т.д.

Режиссёр из Алматы Екатерина Суворова решила снять фильм о женщинах с такими именами. Идея пришла после знакомства с бабушкой супруга по имени Улболсын, значение которого вызвало у невестки вопросы.


Катерина Суворова

Екатерина Суворова / Фото из социальной сети Facebook

"Я представила, что это моё имя, которое означает "пусть будет мальчик". Каково это – прожить всю жизнь под таким флагом? Каждый раз, произнося своё имя, ты понимаешь, что была вторым вариантом. У меня нет цели пойти против традиций, но есть вопрос – легитимна ли эта традиция сейчас, когда у нас не военное время? Так ли мальчики первостепенны или мы уже по-другому на это смотрим? Задача моего фильма – понять, каково жить с именем, которое говорит о том, что ты не была желанна?" – объясняет Екатерина Суворова.


Кадр из фильма "Қызболсын"

Кадр из фильма "Қызболсын" / Фото предоставила Екатерина Суворова

По мнению режиссёра, наречение такими именами не обязательно означает, что девочка будет обделена родительской любовью. Оно показывает, как в семье хотят мальчика.

Героини, которых нашли создатели фильма, живут в разных уголках Казахстана и за его пределами. Каждая из них относится к своему имени по-разному.

"Одни хотят сменить имя, другие рады чувствовать ответственность перед своей семьёй за то, чтобы после них родился мальчик. Сначала мы выбрали 20 самых интересных героинь, потом уменьшали до 7-10. Сейчас из-за карантина немного выжидаем, работаем над сценарием и готовимся к съёмкам. Мы хотим не просто приехать и взять интервью, а в течение полугода возвращаться к героиням, чтобы показать каждодневную жизнь женщин, их трудности через призму их имени", – говорит Екатерина Суворова.


Кадр из фильма "Қызболсын"

Кадр из фильма "Қызболсын" / Фото предоставила Екатерина Суворова

Женщины по-разному реагировали на предложение сняться в таком фильме. Многим было неловко перед камерой.

"В школе нас учат быть равными, и вдруг в родной семье сожаления о том, что не родился сын. Благодаря тому, что мы будем смотреть такие фильмы, обсуждать такие истории, эти вопросы будут возникать в голове у большего числа людей. Молодые люди будут по-другому относиться к выбору имени своего ребёнка. Возможно, постепенно мы поймём, что общество только выигрывает от того, что имеет равное уважительное отношение к обоим полам", – добавляет режиссёр.


Читайте также: Жанар Секербаева: "Гендерное равенство – это равенство других полов наряду с мужчинами и женщинами"


Фильм планируют выпустить в 2021 году. Он будет полнометражным и длиться 70-90 минут, чтобы его можно было показать в кинотеатрах и на фестивалях.

В Казахстане 12 тысяч девочек с именами, означающими "пусть родится мальчик"

Фонд ООН в области народонаселения (ЮНФПА) провёл исследование и подсчитал, сколько женщин в Казахстане с подобными именами. Оказалось, что именами с приставкой "ұл" называли и продолжают называть:

  • с 1905 по 2019 год было 75 400 представительниц женского пола с именами, начинающимися с приставки "ұл", а также означающими "пусть родится мальчик";
  • с 2010 по 2019 год – зарегистрировано 12 264 девочек с такими именами.

Кадр из фильма "Қызболсын"

Кадр из фильма "Қызболсын" / Фото предоставила Екатерина Суворова

"Я ввела имя Улболсын в Facebook и VKontakte и нашла очень много аккаунтов. Есть бабушки, есть 10-летние девочки. Мы это хотим показать в фильме – что героини разного возраста живут в разных уголках Казахстана, чтобы подчеркнуть, что это живущая традиция, а не что-то ушедшее в прошлое", – говорит Екатерина Суворова.


Читайте также: Гендерное равенство наступит, когда мужчины начнут уходить в декрет


Анализ ЮНФПА показал, что за последние 10 лет такое имя в большинстве случаев приводило к рождению сыновей. Но бывало, что оно не оправдывало ожиданий, и следующими рождались опять девочки.

Треть бюджета фильма выделило Швейцарское посольство

Съёмки фильма не финансируются из бюджета. Авторы ищут спонсоров, чтобы воплотить идею в жизнь. Съёмочной группе придётся разъезжать не только по Казахстану, но и выезжать в Барселону.

"Мы хотим показать девушку, которая живёт в другой стране: как она объясняет друзьям с совершенно другой культурой значение своего имени", – продолжает Екатерина Суворова.


Кадр из фильма "Қызболсын"

Кадр из фильма "Қызболсын" / Фото предоставила Екатерина Суворова

Фильм поддержали в ЮНФПА и выделили часть денег.

"Глава ЮНФПА Джулия Валеза начала рассказывать о фильме коллегам. Так об этом узнала консул Швейцарии в Казахстане Криста Фельдер. Швейцарское консульство выделило нам треть бюджета для съёмок", – признаётся режиссёр.


Кадр из фильма "Қызболсын"

Кадр из фильма "Қызболсын" / Фото предоставила Екатерина Суворова

В Казахстане заручиться поддержкой пока не удалось, в том числе и от Государственного центра поддержки национального кино, куда обращалась режиссёр.


Читайте также: Генсек ООН: Гендерное неравенство – это вопиющая несправедливость


"Мне кажется, фильм должны поддержать именно казахстанские меценаты. Всё-таки он относится к нашей стране в большей мере. Это очень уважительно, что на международном уровне поддержали проект и считают, что он должен быть воплощён. Но мне кажется, казахстанские инвесторы тоже должны принять участие", – считает Екатерина Суворова.

"Родители с детства показывают девочке, что она не так ценна, как мальчик"

Традиция наречения девочек именем с приставкой "ұл" берёт начало из средневековья. У кочевников, которые постоянно были на грани войны с соседями, в приоритете были мальчики. Женщин же воспринимали как инструмент для воспроизводства потомства и как элемент домохозяйства.

"Чтобы предкам выжить в средневековье, действительно требовалось, чтобы рождались мальчики. Но в XXI веке на первом плане достижения в науке, искусстве, спорте, интеллектуальные способности. Талантливые дети рождаются как среди мальчиков, так и среди девочек. Сейчас нет экономической, социальной или политической обусловленности, чтобы рожали обязательно мальчиков", – считает директор Центра исследования прав человека, инклюзии и гражданского общества Евразийского технологического университета Халида Ажигулова.


Кадр из фильма "Қызболсын"

Кадр из фильма "Қызболсын" / Фото предоставила Екатерина Суворова

Она перечислила три проблемы, с которыми могут сталкиваться девочки с такими именами. Первая – дискриминация по половому признаку.

"Давая такое имя, родители изначально показывают ребёнку и матери этого ребёнка, что якобы важнее мальчик, что мать и ребёнок не оправдали ожиданий отца и родственников. Нет таких имён как Кызболсын, Кызсерик. Их не дают мальчикам", – говорит Халида Ажигулова.

Вторая – психологическое состояние ребёнка. У взрослеющей девочки, понимающей, что означает её имя, при недостатке родительской любви может развиться чувство вины, из-за того что она не родилась мальчиком. Дело может дойти и до психологической травмы. Многие из таких девочек могут вести себя как мальчики, чтобы доказать, что они не хуже.

Правозащитница считает наречение девочек такими именами одной из форм буллинга со стороны родителей.

"Это пассивная агрессия. Родители с детства показывают девочке, что она не так ценна, как мальчик. С этой точки зрения нарушается право ребёнка на уважение себя как личности вне зависимости от пола", – объясняет Халида Ажигулова.

Третья проблема – психологическое давление на мать родившейся девочки. Имя Улболсын обязывает её родить ещё одного ребёнка либо рожать, пока не появится мальчик. Не всегда это совпадает с желанием самой женщины.

"Это тоже можно рассматривать как вид психологического насилия. Где-то, может, действительно есть насилие, когда женщина не хочет рожать, но её принуждают вступать в половые отношения и рожать до победного. Это показывает столкновение между правами человека и традициями", – уверена Халида Ажигулова.


Читайте также: Женский вопрос в Казахстане: сексизм или случайность?


К решению проблемы она предлагает подходить комплексно. Не осуждать родителей, а заниматься просвещением с первого класса, рассказывая о правах человека, равенстве, свободе. Правового образования в Казахстане до сих пор нет.

"Детям с первого класса нужно вводить уроки по правам человека. В адаптированном для их возраста варианте объяснять, что такое дискриминация, через различные упражнения поднимать вопросы неравенства, показывать, что это неправильно, что мальчики и девочки равны. Когда они с детства понимают, что не имеют никаких различий в плане прав, тогда растут с уважением друг к другу, никто не считает себя выше или значимее", – считает Халида Ажигулова.


Кадр из фильма "Қызболсын"

Кадр из фильма "Қызболсын" / Фото предоставила Екатерина Суворова

По её словам, нынешнему поколению пора понять, что не все традиции нужно нести с собой в будущее. Их нужно пересматривать, потому что меняются социальный, экономический и политический уклады общества, а дети не должны быть заложниками дискриминационных обычаев.

Следить за проектом "Кызболсын" можно по хэштегу #QyzBolsyn или на странице студии @TihiySvet и режиссера @katyathezoo.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter