Как субсидии не помогают АПК

Фото Informburo.kz
Фото Informburo.kz

Агросектор не может выйти в лидеры экономики, несмотря на сотни миллиардов субсидий.

Казахстан ежегодно увеличивает размеры государственной поддержки агропромышленного комплекса страны. В среднем, в год непосредственно из республиканского бюджета на субсидирование отраслей сельского хозяйства направляется свыше 300 млрд тенге. К примеру, за последние три года на развитие АПК направлено 1,038 трлн тенге, в том числе: в 2019 году – 323,7 млрд тенге, в 2020 году – 366,1 млрд тенге и в 2021 году планируется выделение 348,8 млрд тенге.

В Министерстве сельского хозяйства отмечают, что самым востребованным направлением субсидирования являются финансовые инструменты (инвестсубсидии, субсидирование процентной ставки, субсидирование ставок вознаграждения и так далее). На эти цели за 2019-2020 годы было выделено 290,3 млрд тенге. Эффективность этих субсидий, по оценке министерства, подтверждается тем, что за последние три года "наблюдается положительная динамика роста объёма привлечённых кредитов за счёт субсидирования ставок вознаграждения: 2018 год – 109,9 млрд тенге, 2019 год – 372,1 млрд тенге, 2020 год – 343,1 млрд тенге".

"Привлечённые кредитные средства направлены на приобретение сельскохозяйственной техники, сельхозживотных, приобретение основных средств и на пополнение оборотных средств. За 2018-2020 годы динамика выдачи сельхозтехники в лизинг через АО "КазАгроФинанс" составила: 2018 год – 60,9 млрд тенге, 2019 год – 98,4 млрд тенге, 2020 год – 110,0 млрд тенге. В 2020 году количество субъектов АПК, включённых в программу, составило 13 349 единиц, количество предприятий по переработке сельхозпродукции, включённых в программу, составило 74 единицы. За три года реализации программы инвестиционного субсидирования (с 2018 по 2020 год) просубсидировано около 61,7 тысячи инвестпроектов, сумма выплаченных субсидий составила более 267 млрд тенге, привлечено около 1,2 трлн тенге частных инвестиций. Таким образом, на один бюджетный тенге привлечено четыре тенге частных инвестиций. Субсидированием охвачено 35 приоритетных направлений АПК", – сообщили в пресс-службе Минсельхоза.

Несмотря на поддержку, доля аграрного сектора в ВВП страны на протяжении достаточно долгого времени колеблется в пределах 5%, и никак не может перейти этот своеобразный барьер. А механизмы субсидирования регулярно вызывают критику со стороны получателей этой поддержки – сельхозпроизводителей, и то и дело сопровождаются различными коррупционными скандалами.

"На данный момент мы констатируем факт, что в АПК Казахстана очевидный застой, – сказал корреспонденту Informburo.kz кандидат сельскохозяйственных наук Руслан Асаубаев. –  Намерения провести диверсификацию экономики, включая и АПК, не увенчались успехом. Перевод финансовых средств из программы "Простых вещей" в сельское хозяйство, а также субсидирование с кредитованием через дочек "КазАгро" не дали ожидаемого развития АПК. Одной из основных проблем субсидирования является большое количество направлений сельского хозяйства (животноводство, растениеводство, кредитование, строительство и другие), которые рассредотачивают финансовые средства без определения конкретных индикаторов по каждому направлению.

Практика подтвердила неэффективность системы субсидирования и отсутствие экономической обоснованности", – резюмировал эксперт.

С эффективностью в отрасли действительно не всё складывается хорошо. К примеру, средняя урожайность зерновых (включая рис и бобовые) в весе после доработки за период с 2010 по 2019 год составила 12 центнеров с гектара. Экспорт казахстанской сельскохозяйственной продукции с учётом реализации сырья стабильно растёт, но при этом более 70% обеспечивается за счет растениеводства и около 80% сельскохозяйственной продукции реализуется в виде сырья, без переработки.

При этом направленные на улучшение качества субсидии могут давать и прямо противоположный результат. К примеру, предусмотрена субсидия для развития племенного животноводства, повышения продуктивности и качества продукции животноводства. В правилах предоставления этих субсидий есть разделение: удешевление стоимости производства молока для СПК и хозяйств с фуражным поголовьем коров от 50 голов на одном уровне – 20 тенге за литр молока. А для хозяйств с поголовьем коров от 400 и 600 голов – 30 и 45 тенге, соответственно. Предполагалось, что такой подход будет стимулировать предприятия к укрупнению и увеличению поголовья, но на практике, отмечают эксперты, эта мера никак не стимулирует получить высокопродуктивное животное или качественную кормовую базу, все просто ориентируются на количество.

"К сожалению, у нас сам уклад сельского хозяйства не совсем эффективный. В Казахстане, в первую очередь, зона рискованного земледелия, зона рискованного ведения сельского хозяйства. Если для животноводства тут более-менее стабильная ситуация, то с точки зрения развития растениеводства риски слишком велики, – подчеркнул генеральный директор Центра исследований прикладной экономики (AERC) Жаныбек Айгазин. – Получается, мы становимся заложниками этих рисков, и они достаточно сильно отражаются на эффективности всей отрасли. Сейчас у нас в лучшем случае доля сельского хозяйства в ВВП 5-6%, к примеру, по итогам прошлого года – 5,4%. Отрасль не настолько эффективна, как хотелось бы. Она имеет экстенсивный способ ведения сельского хозяйства, когда вкладывается не так много ресурсов по сравнению с имеющейся площадью. Понятно, что сегодня необходимо вкладывать ещё больше в развитие и внедрение современных технологий агросектора. Но здесь большой вопрос возникает и в компетенции специалистов, и в возможности бюджета выделять дополнительные средства".

Стоит отметить, что эффективность субсидирования АПК фактически никто не оценивал. Стандартная схема, которую традиционно закладывают в оценки госпрограмм "на 1 тенге государственных инвестиций", здесь тоже не применяется.

"Мы не можем оценить эффективность субсидий. Потому что формулировка выдачи субсидий в сельскохозяйственном секторе – покрытие затрат. Как мы можем оценить какую-то эффективность долгосрочную? Она состоялась. Как только субсидии человек получил – всё, эффект состоялся, согласно законодательству. Субсидия была направлена на покрытие затрат – затраты покрылись, всё, точка. Ни о каком развитии, ни о какой перспективе здесь речь не идёт", – объяснил глава Союза полеводов Казахстана Виктор Асланов.

Экономисты приводят в качестве примера программу индустриально-инновационного развития, где также предусмотрены субсидии для бизнеса, однако теперь введены и встречные обязательства. В аграрном секторе таких прямых обязательств для получателей субсидий нет. Предлагаемая методика оценки эффективности бюджетных вливаний тоже вызывает критику.

"На данный момент в открытых источниках размещён приказ "Об утверждении Правил определения экономического эффекта от бюджетных субсидий в сфере агропромышленного комплекса". Так, ведомство предлагает оценивать коэффициент эффективности, например по растениеводству, по формуле: объём производства продукции растениеводства за текущий период минус объём производства продукции растениеводства за предыдущий период. В случае если коэффициент эффективности низкий (≤1), местный исполнительный орган должен представить обоснование причин снижения объёма производства продукции растениеводства за отчётный период с подтверждающими данными. Всё это может привести к искажению статистических данных на местах и носить катастрофические последствия", – считает Руслан Асаубаев.

Уровень поддержки сельхозпроизводителей в Казахстане нельзя назвать очень большим. Наша страна отстаёт здесь даже от своих партнёров по ЕАЭС. Так, уровень поддержки сельского хозяйства в России составляет 6,3% от ВВП, в Беларуси – 8,1%, в Казахстане – 5%. При этом, вступая в ВТО, Казахстан добился для себя особых условий: страна может оказывать государственную поддержку сельскому хозяйству в размере 8,5% от валовой стоимости продукции сельского хозяйства, что является одним из высоких показателей государственной поддержки среди стран-членов ВТО. Специалисты, впрочем, отмечают, что даже те суммы, которые выделяются на поддержку сегодня, можно было бы использовать более эффективно. К примеру, Союз полеводов предлагал включить в Национальный проект по развитию АПК институт ответственного землепользователя.

"Мы предлагали давать субсидии только тем сельхозпроизводителям, которые подтвердят статус ответственного землепользователя – то есть если агробизнесмен тратит средства на социальный сектор в виде пенсионных взносов, покупает все средства защиты растений, минеральные и другие удобрения, вносит их и так далее. Соответственно, если человек получает статус ответственного землепользователя, он может рассчитывать на субсидии, – пояснил Виктор Асланов. – Наша базовая логика была такая: давать не всем подряд, как сейчас это происходит, а только тем, кто растёт. Второе наше предложение – это давать субсидии авансом. Сейчас у нас пик выдачи субсидий приходится на июнь-июль. На то время, когда в принципе субсидии не нужны, уже все основные затраты были сделаны. И соответственно, это просто приходит "лишняя плюшечка". Но деньги нужны фермеру в январе, а ещё лучше – в декабре.

Поэтому мы предлагали: если внедряем институт ответственных землепользователей, которые на протяжении многих лет добросовестным трудом доказали, что землю рационально используют, деньги вкладывают в рост сектора, почему мы им не можем доверять и авансировать хотя бы 50%", – резюмировал эксперт.

Руслан Асаубаев обращает внимание на необходимость диалога всех игроков рынка. Необходимо учитывать мнение как отраслевых союзов и крупных предприятий, так и представителей малого бизнеса в АПК. Кроме того, отмечает он, программы развития сельского хозяйства должны иметь связь со всеми программами по развитию сельских территорий, обеспечению питьевой водой и местному самоуправлению, должны учитываться и региональные особенности в каждой области. Без такого комплексного подхода говорить об эффективности не придётся еще долго.

"На аграрный сектор надо взглянуть с той точки зрения, что это такая же отрасль экономики, как добыча нефти, или металлургия. На отрасль надо смотреть так, что она тоже участвует в создании ВВП и что она тоже может быть эффективна. Но для этого нужно больше вкладываться, в том числе и в человеческий капитал, и в новые технологии, и так далее", – предложил Жаныбек Айгазин.

Напомним, Национальным проектом по развитию АПК до 2025 года утверждены такие задачи: повышение производительности труда в сельском хозяйстве в 2,5 раза; обеспеченность Казахстана основными продовольственными товарами отечественного производства; увеличение экспорта продукции АПК в два раза с доведением в нём доли переработанной продукции до 70%; стабильное повышения доходов 1 млн сельских жителей за счёт формирования семи крупных экосистем и реализации инвестпроектов.


Читайте также:


 

Новости партнеров