Алматинка мечтала о большой груди. Она обратилась в одну из многочисленных клиник, чтобы сделать маммопластику. Операция проходила под общим наркозом. Врач забыл в одной из грудей кусок хирургической трубки. Грудь распухла и посинела.

"Она сделала УЗИ, которое показало, что в груди инородное тело. Она пошла к тому врачу, который оперировал. Он сказал: "Всё-всё, не переживайте, я сейчас всё переделаю". Вторая операция была проведена также некачественно, – рассказывает адвокат Гаухар Салимбаева. – Есть медицинские инструкции: если удаляют имплант, должны вставить новый. А он на второй операции просто вставил ей обратно старый имплант. Грудь опять начала отекать. Она пришла ко мне в ужасном состоянии: одна грудь была жутких размеров, а вторая будто была смещена совсем не туда, где должна быть".


Фото с сайта Bust.Doctor

Женщина подала в суд, если бы было признано, что пластический хирург нанёс её здоровью средний или тяжкий вред, он мог бы понести уголовную ответственность за ненадлежащее оказание медицинских услуг. Однако хирург предпочёл возместить моральный и материальный ущерб. При этом грудь женщины всё ещё была деформирована. Ей пришлось ехать в Москву, чтобы сделать повторную операцию.

Один хирург, две смерти

С 2016 года только в Алматы, по данным департамента охраны общественного здоровья, после пластических операций скончались три человека.

Лауре Избасаровой было 30 лет, она работала бортпроводницей. 8 октября она скончалась в больнице. В свидетельстве о смерти указана причина: энцефалопатия неуточнённая. В больницу её доставили после операции на груди в клинике пластической хирургии Noa Esthetigue. Оперировал хирург Дмитрий Писарев.


Лаура Избасарова

Лаура Избасарова

"Пластическая хирургия не входит в перечень медуслуг, поэтому мы раньше не проводили проверки. Но после того как женщина скончалась, мы проведём проверку", – сказали нам в Департаменте охраны общественного здоровья по-телефону.

Однако в официальном ответе на запрос в департаменте уточнили, что внеплановая проверка проводилась после смерти пациентки пластического хирурга в 2016 году. Также сообщили, что после того, как скончалась Лаура Избасарова, уже была проведена проверка, результаты которой переданы в ДВД.

На вопрос о том, являются ли пластические операции всё же медуслугами, Департамент охраны общественного здоровья ответил нам цитатой из Кодекса РК "О здоровье народа и системе здравоохоранения": "Медицинские услуги – действия субъектов здравоохранения, имеющие профилактическую, диагностическую, лечебную или паллиативную направленность по отношению к конкретному человеку".

Ещё в ответе уточнили, что реконструктивные пластические операции помогают устранить дефекты тканей и органов, а также улучшить качество жизни человека "помогая ему скрыть от потенциального супруга явные генетические дефекты".

Чтобы понять, означает ли этот ответ, что пластические операции всё-таки можно отнести к медуслугам, вне зависимости от того скрывают они явные генетические дефекты или нет, мы снова позвонили в Департамент охраны общественного здоровья.

"Это медуслуга", - ответила нам сотрудник департамента Айгерим Смагулова, которая и прислала нам ответ.

Интересная деталь, что ранее мать погибшей Лауры Избасаровой обращалась в этот же департамент с просьбой проверить клинику, где оперировали её дочь. Ей ответили, что подтяжка груди не является медицинской услугой и отказали в проверке клиники.


Читайте также:
Клиника в Алматы закрылась на время следствия из-за смерти пациентки после операции на груди


Пока идёт следствие по делу о смерти бортпроводницы, в Алматы начинается суд по поводу схожего дела: два года назад в Алматы после липосакции скончалась гражданка Украины Дана Агамурадова. Её тоже оперировал Дмитрий Писарев.


Дмитрий Писарев

Дмитрий Писарев / Фото Instagram

Хирург Дмитрий Писарев отказался комментировать оба случая, он не признаёт свою вину. В Instagram есть страница с его работами. У него более 21 тысячи подписчиков. Регулярно публикуются фотографии с его новыми работами.

Адвокат Писарева Зинур Бектенов не комментирует судебный процесс. Как писал Sputnik, Писарев отправил Агамурадову на дополнительное обследование после осмотра анестезиолога. По словам его адвоката, липосакция может проводиться под местной анестезией при минимальном объёме жировой эмульсии, равному 2500 миллилитров.



Было объявлено о том, что клиника NOA Esthetique временно закрылась. Об этом сообщили в эфире 31 канала, корреспондент которого пообщался с директором клиники. Однако через пару дней, позвонив в NOA Esthetique, автор материала выяснила, что клиника работает, и даже смогла записаться на приём. Правда, на просьбу записать корреспондента именно к Дмитрию Писареву, в клинике ответили, что он здесь уже не работает, но у них есть "другие хорошие специалисты".

"Она была красивой девушкой"

На фотографии Дана Агамурадова выглядит счастливой и здоровой. Как говорят её родные, она всегда была красивой женщиной, и они никогда не считали её полной. Адвокат стороны потерпевших в этом деле Гульмира Буралхиева утверждает, что Дмитрий Писарев неправильно рассчитал индекс массы тела Даны.

"Вес Агамурадовой был 80 килограммов, рост 167. Индекс массы тела 28,7 – это небольшой избыток веса. Хирургу Писареву во время следствия задавали вопрос, почему он поставил диагноз "ожирение". Ведь у пациентки на самом деле был небольшой избыток", – говорит адвокат.


Дана Агамурадова

Дана Агамурадова

К тому же у Даны Агамурадовой на тот момент, когда она делала операцию, был гепатит С, о чём она предупредила хирурга. Как говорит адвокат, в этом случае врач должен был проводить операцию в присутствии эндокринолога, терапевта и гепатолога. И перед вмешательством следовало провести полное обследование.

По мнению Гульмиры Буралхиевой, такие случаи происходят из-за слабого контроля над эстетической медициной со стороны Министерства здравоохранения.

"Операция проводилась в трёх участках тела. Врач должен был обязательно пригласить анестезиолога, чтобы решить, какой наркоз необходим пациентке, исходя из её роста, веса, возраста, – говорит Гульмира Буралхиева. – А врач сам сыграл роль анестезиолога и реаниматолога, применил местное обезболивание ледокаином. И потом была проведена операция в процедурном кабинете, даже не в операционной, использовался кустарный аппарат для отсасывания жира. Как Министерство здравоохранения выдало такой клинике разрешение на работу?"

В семь вечера, по словам адвоката, Дану перевели в реанимационное помещение, но, так как оно работало до пяти, на тот момент все врачи ушли. Через час она умерла от лёгочной эмболии.

"Она была красивой девушкой, – говорит адвокат. – У неё осталась дочь, её сейчас воспитывает бабушка".

Физраствор вместо "гиалуронки"

Косметологический бум и культ красоты в Казахстане начал нарастать с развитием рыночной экономики. Постсоветские красавицы быстро осознали, что гладкое сияющее лицо с пухлыми губами и подшитыми хирургом веками – новый символ благополучия. Спрос родил предложение в виде множества частных клиник и салонов с громкими названиями и фантастическими обещаниями. Сделать укол диспорта, разглаживающего морщины, сегодня можно в обычной парикмахерской. Правда, не факт, что вы после этого выживете или в вашей внешности что-то изменится.


Читайте также:
Смертельный укол красоты в Уральске сделала известный косметолог из Москвы


Моратории на проверку малого и среднего бизнеса, отсутствие в законе чётких дефиниций по поводу наказаний за некачественную работу в области пластической хирургии и косметологии или просто низкая квалификация работников сделали эту сферу опасной для клиентов.


Фото с сайта ivona.bigmir.net

Косметолог, которая попросила не называть своего имени, раскрыла нам некоторые внутрицеховые секреты. По её словам, многие специалисты сегодня работают без всяких разрешительных документов. Хотя Законом РК "О лицензировании" предусмотрено, что дерматокосметологи и пластические хирурги должны работать по лицензии.

Однако когда женщины и мужчины, обращаются за какой-либо услугой, они часто забывают спросить, имеет ли право косметолог делать те или иные инъекции. У многих специалистов есть сертификаты. Их можно получить, пройдя обучающие курсы, которые сегодня любят проводить частные клиники. Это дополнительный источник дохода, так как курсы платные – от 45 000 тенге до 120 и выше. Уже через пару недель клиника выпускает новых сертифицированных мастеров мезотерапии, безоперационной подтяжки лица, шугарингу и другим процедурам.

"У нас часто как думают: клиника есть, вывеска есть, значит, всё нормально. А Instagram – странички клиники для нас сегодня как официальный документ, – говорит косметолог. – Если не знать анатомию лица, то можно навредить или сделать работу некачественно. Всё делается незаконным путём: они проходят курсы, оплачивают их. Потом ко мне приходят девочки, у которых филлеры не в губе, а над губой или губы похожи на утиный клюв. Это неправильное введение филлера. На ютубе сейчас выложено всё: как колоть ботулотоксин, как делать контурную пластику. Много косметологов, которые раньше были гинекологами, терапевтами и очень коряво работают".



Косметология – прибыльная сфера, потому что она продаёт молодость, точнее её иллюзию. Косметолог может не знать анатомию, но быть отличным психологом и манипулятором. Зная, что женщины готовы многое отдать за разглаживание морщин, они могут проводить неэффективные процедуры.

Если вы предъявите претензию, вас могут попросить подождать, потому что эффект будет нарастать постепенно, или восхищённо говорить о том, что вы выглядите совсем иначе, показывая фото до и после, снятые с чуть-чуть разных ракурсов.

Сегодня очень популярны инъекционные методы омоложения: в лицо колют всевозможные препараты на основе гиалуроновой кислоты, ботулотоксин (сильнейший яд в малых концентрациях разглаживает морщины) и различных витаминов и аминокислот.

Однако часто пациенты не знают, какие именно уколы получают. Даже если препарат вскроют при вас, нет гарантии, что вас не обманут.

"Есть косметолог, не буду называть её имени, она делает биоревитализацию. Там три сеанса. На первых двух она колет хороший препарат, а на третий раз берёт просто раствор натрия хлорида, то есть обычный физраствор, и просто прокалывает вам лицо за бешеные деньги: хуже вам не будет, но и эффекта тоже нет. Поэтому всегда надо смотреть, чтобы препарат вскрывали при вас", – говорит косметолог.

Ещё одна популярная процедура: заполнение морщин или придание объёма филлерами– плотными гелями на основе всё той же чудодейственной гиалуроновой кислоты. Процедура эффективная, но опасная, если специалист не имеет понятия о человеческой анатомии



"Когда филлером заполняют носогубные складки, многие непрофессиональные косметологи просто не знают, что в этих местах на лице проходят магистральные артерии. Если филлер ввести неправильно, эти артерии просто перекроются, и у вас просто будет некроз тканей. А бывает атипичное расположение артерии, допустим, после аварии. Профессионал должен уметь найти артерию", – говорит наша собеседница.

Дорогостоящая и хорошо разрекламированная процедура – нитевая подтяжка лица. Кожу на лице буквально натягивают, загоняя под неё биосовместимые нити. Обычно обещают, что каркас будет держаться до полутора лет и выше. При этом если специалист добросовестный, то он скажет вам, что нити по-настоящему хорошо работают на лицах с более тонкой кожей без излишек жировой ткани. Для тех, у кого плотная кожа или полное лицо, эта процедура может оказаться бесполезной, так как тяжёлые ткани лица не удержат тонкие косметологические нити, и уже через пару месяцев кожа скорее всего вернётся к первоначальному положению. Также врачи не всегда упоминают о том, что реабилитационный период после нитей довольно тяжёлый и длится не менее месяца.

Пластический хирург высшей категории Айна Досан говорит, что даже диплом врача не является гарантией того, что вам не испортят внешность низкоквалифицированные специалисты.

"Недостаточно иметь просто диплом врача, должны быть знания. Если это косметолог, то ему надо бы 3-5 лет поработать в дерматокосметологии, чтобы знать анатомию, знать, что куда и как колоть. Если вдруг возникнут осложнения, врач должен уметь оказать первую помощь. Ни один врач не рождается с навыками врача, мы учимся на своих ошибках", – говорит Айна Досан.

Косметолог говорит о том, что и сами пациенты различных клиник и салонов красоты должны ответственно подходить к своему здоровью и следить, чтобы им не вкололи сомнительный препарат.

"Не надо позволять, чтобы в какой-нибудь "шаштаразке" по дешёвке врач без образования вколол вам неизвестно что, – говорит Айна Досан. – Чтобы был эффект, нужно выбирать хороший препарат, который применяется давно и прошёл проверку качества, с минимальным риском аллергических реакций. Если вы выбрали хороший препарат, то, скорее всего, у вас не будет проблем".

Анафилактический шок – одна из главных опасностей уколов красоты. Зачастую в клиниках не проводят пробу, чтобы проверить, нет ли у вас аллергии на тот или иной препарат.

"Были случаи, когда анафилактический шок невозможно было определить, – говорит адвокат Гаухар Салимбаева. – Анестезиолог ввёл препарат подкожно, вроде реакции нет, а когда уже внутривенно, минут через 40 возникает реакция. Организм может непредсказуемо среагировать, человек может не знать, что у него аллергия".

Как наказывают за испорченную внешность

Часто за некачественную услугу бывает сложно привлечь к ответственности. В уважающей себя клинике с вами подпишут договор о предоставлении услуг и выдадут вам фискальный чек. Это впоследствии будет служить доказательством.

Часто, боясь шума, косметологи предпочитают решать спор, не доходя до суда. Диана работает на телевидении, поэтому она не может себе позволить плохо выглядеть. Однако однажды сделав татуаж бровей, она получила не только видимый дефект на лице, но и потратила на реабилитацию полтора года жизни.

"Свои брови у меня были хороши, но, когда я поступала в университет, у меня на нервной почве выпали брови. И я решила сделать татуаж. Мне было стыдно, что я без бровей. И мне сделали кустарный, дедовским методом набитый татуаж, похожий на зоновские татуировки", – говорит Диана.



Чтобы избавиться от неудачных бровей, Диана обратилась к косметологу, которая предложила удалить татуаж лазером, обещая, что шрамов не останется, образуется лишь лёгкая корочка, которая вскоре сойдёт.

"В итоге была жутко болезненная процедура, со слезами и кровью. Когда я вышла из клиники, у меня одна бровь опухла настолько, что заплыл глаз. На работе спрашивали, кто меня побил, – вспоминает Диана. – И месяц я ходила в таком ужасном виде. Потом корочка стала заживать, но она была не лёгкая, как говорила косметолог, а плотная кора, которая отваливалась вместе с волосами и кожей, до мяса. Вместо бровей у меня на лице были провалы".

Диана прошла судебно-медицинскую экспертизу и приготовилась к суду. В клинике ей сказали, что денег на то, чтобы возместить ущерб, у учреждения нет, но косметолога, испортившего девушке лицо, обязательно уволят.

"Когда я проходила экспертизу, специалисты удивлённо сказали: "Мы не думали, что журналистов у нас бьют, – говорит Диана. – Косметолог пришла ко мне вся в слезах и сказала, что заплатит мне 500 тысяч. Но потом сказала, что у неё отец недавно умер и она может дать только 300 тысяч. В итоге я приняла эти деньги, так как из-за неё я полгода ходила с этой проблемой и исправила дефект только через полтора года. Мы подписали соглашение о примирении, и я подписала договор о неразглашении".

Если вы недовольны результатом пластической операции или косметологической процедуры, то юрист скажет вам, что это гражданско-правовые отношения, и предложит подать иск о возмещении морального и материального вреда. Но если вашему здоровью был причинён вред, то это уже уголовная статья.

Согласно статье 317 УК РК "Ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником", если вашему здоровью нанесли средний вред, то это наказывается штрафом в размере до двухсот месячных расчётных показателей или арестом до пяти суток.

Если вред тяжкий, то это уже штраф в размере до трёх тысяч месячных расчётных показателей или ограничение свободы сроком до трёх лет.

В случае летальных исходов предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет, если пострадал не один человек, то сроком от трёх до семи лет. Во всех случаях врача временно лишают права заниматься медицинской деятельностью.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter