Почему в Казахстане увеличивается количество онкобольных и стоит ли ехать на лечение за границу

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Каждый год в Казахстане число новых случаев заболевания раком увеличивается на 4-9%.

В последнее время в соцсетях всё чаще стали появляться объявления от казахстанцев о сборе средств на лечение за рубежом, в том числе и для лечения рака. Действительно ли у нас такая плохая медицина, что люди не могут получить нужные медуслуги?

Этот вопрос мы задали представителям Национального научного онкологического центра в Астане (ННОЦ). Ежегодно там получают лечение более 9000 пациентов со всего Казахстана. 

Сколько заболевших выявляют ежегодно

По данным Минздрава, ежегодно в Казахстане выявляют более 35 тысяч новых случаев онкозаболеваний. При этом каждый год количество больных увеличивается на 4-9%. 

Рак выявляется чаще у женщин, чем у мужчин. Например, в 2021 году среди пациентов 43% были мужчинами, а 57% – женщинами. Первое место по заболеваемости занимает рак молочной железы (15%), второе место – рак трахеи, бронхов, лёгкого (11%), третье – рак кишечника (10,1%). 

Ежегодно от злокачественных новообразований умирает около 14 тысяч человек: мужчины в 1,1 раза чаще. В структуре смертности преобладают рак лёгкого, желудка и кишечника. 

Высокая заболеваемость наблюдается в Северо-Казахстанской, Костанайской и Павлодарской областях, а наименьшая – в Туркестанской и Алматинской областях, а также в Шымкенте.

Вообще рост числа онкологических заболеваний – это общемировая тенденция. Точных причин эксперты назвать не могут, но указывают на вероятные: плохая экологическая обстановка, вредные привычки, малоподвижный образ жизни, ненатуральные продукты, а также огромный стресс. В ННОЦ также полагают, что рост аутоиммунных и онкологических заболеваний спровоцировал ковид. 

Ещё одна причина, которую выделяют эксперты, – это увеличение продолжительности жизни: население стареет, а рак чаще всего возникает у пожилых.

Почему казахстанцы уезжают лечиться за рубеж

По мнению зампредседателя ННОЦ по медицинской деятельности Адильбека Мукажанова, сейчас у казахстанцев нет большой потребности ехать за рубеж на лечение. Все методы, которые там применяются, – хирургическое вмешательство, лучевая и химиотерапия – работают и у нас. Хотя в зарубежных клиниках лучше развит сервис, признал врач: за деньги вас принимают и обслуживают быстрее.

"Это уже право выбора. Ко мне приходят пациенты и говорят, что хотят поехать в Турцию или Южную Корею. Я не могу им этого запретить. Но потом они возвращаются и говорят, что там им назначали то же, что и мы, но уже всё за деньги. Конечно, есть исключения. Например, у нас очень маленький реестр доноров костного мозга. При лейкозе, когда нет родственников, очень сложно провести трансплантацию. В таком случае мы направляем запрос в международный регистр. И если, допустим, в Турции появился совместимый донор, мы направляем человека туда по спецпрограмме", – рассказал Адильбек Мукажанов

Такая же проблема есть и при раке печени, добавил врач. В Казахстане не развита трупная трансплантация – в этом году было всего два таких примера. Поэтому, когда у пациента нет родственника, который мог бы отдать половину печени, ему приходится ехать за рубеж, например, в Беларусь. 

Фото Informburo.kz 

Председатель правления ННОЦ Гульнар Кулкаева отметила, что в медицине ничего не стоит на месте, и конечно, за рубежом могут быть лекарства, которые в Казахстане ещё недоступны, но эксперты центра следят за мировыми достижениями и пытаются оперативно их внедрять.

"Недавно наш главный внештатный гематолог Вадим Кемайкин выезжал на обучение за рубеж. Оказалось, что там эффективно применяются пять-шесть новых молекул, которых у нас нет. Поэтому мы к себе в план мероприятий добавили включение данных инновационных препаратов в клинический протокол. После начнётся их регистрация", – пояснила Гульнар Кулкаева. 

Она добавила, что сейчас также стоит вопрос включения в протокол больше таргетных и иммунных препаратов, которые помогают продлевать жизнь пациентов. Первые в отличие от химиопрепаратов поражают целенаправленно только раковые клетки, а вторые помогают иммунной системе работать интенсивнее. Такие препараты очень дороги, но доступны населению бесплатно в пакете гарантированного объёма бесплатной медицинской помощи. 

Правильно ли ставят диагнозы 

Ещё один острый вопрос, который волнует многих, – насколько точно врачи определяют диагноз. Адильбек Мукажанов заверил, что такого ещё не было, чтобы врачи поставили диагноз "рак", а у пациента его не оказалось, или наоборот.

"Приведу пример. У нас большое отделение онкогематологии. Есть такая патология – лимфома, опухоль лимфоидной системы. Там много разновидностей. И у нас есть договор с Московским институтом онкогематологии: когда мы в чём-то сомневаемся, отправляем туда материал, уточняем диагноз. У нас есть и другие меморандумы с ведущими онкологическими учреждениями, у которых мы можем запросить второе мнение. Это очень развито. Пациент за это, конечно, ничего не платит", – сообщил Адильбек Мукажанов. 

Как быстро больницы предоставляют лечение

Казахстанцы также жалуются, что сдача анализов для диагностики рака может затянуться на несколько месяцев, потому что во всех поликлиниках есть очереди, и порой запись там расписана на месяцы вперёд. 

Гульнар Кулкаева ответила, что по приказу Минздрава для онкобольных открыт зелёный коридор, благодаря которому они должны получать медуслуги в первую очередь. 

"С того момента как у пациента заподозрили онкозаболевание до подтверждения диагноза и начала лечения должно пройти не больше 30 дней. По всей стране созданы инновационные центры, которые обязаны следить за этим", – объяснила врач. 

Адильбек Мукажанов добавил, что очереди чаще всего бывают на аппараты ПЭТ/КТ. Их лишь два в Астане, два – в Алматы и один – в Семее. А до недавнего времени было только два аппарата – по одному в Астане и Алматы.

ПЭТ/КТ – это один из современных методов диагностики рака. Пациенту даётся радиопрепарат. Раковые клетки его захватывают и отображаются в виде свечения. По словам Мукажанова, подобный аппарат будет работать и в новом онкоцентре, который будет построен в следующем году. Также там будут новые для Казахстана аппараты ПЭТ/МРТ и циклотрон, который производит радиофармпрепараты для диагностики рака.  

Фото Informburo.kz 

Как вовремя выявить болезнь

По словам Адильбека Мукажанова, проблема онкологии в том, что на начальных стадиях рак не имеет никаких симптомов. 

"Человек может нормально себя чувствовать, ходить на работу, и вдруг у него обнаруживается онкозаболевание на продвинутой стадии. Поэтому очень важно, чтобы у населения была настороженность, чтобы люди регулярно проходили профосмотры и скрининги. Тогда мы будем раньше выявлять болезни. Если рак обнаружен на начальной стадии, очень высока вероятность, что удастся добиться ремиссии и человек проживёт ещё много лет", – пояснил Адильбек Мукажанов. 

Врач добавил, что благодаря новым технологиям сейчас можно остановить развитие болезни даже при третьей и четвёртой стадиях. Вероятно, это будет не полное выздоровление, но человек сможет жить дольше и, главное, полноценной жизнью. Сейчас в Казахстане растёт пятилетняя выживаемость, хотя мы немного и отстаём от развитых стран, добавил доктор.

"Если человеку больше 50, надо постоянно мерить давление, проверять сахар, проходить флюорографию и УЗИ брюшной полости. Хотя бы раз в два года – ФГДС и колоноскопию. Для мужчин обязателен осмотр простаты, для женщин – женских органов. В каждой поликлинике есть участковые онкологи, человек может записаться и посоветоваться насчёт анализов. Иногда для того, чтобы заподозрить рак, хватает и обычного анализа крови. Например, низкий гемоглобин может быть симптомом рака толстой кишки. Малейшие изменения в биохимическом анализе крови могут быть признаком чего-то серьёзного", – отметил Адильбек Мукажанов. 

Должно быть больше скринингов 

Гульнар Кулкаева отметила, что сейчас массово и бесплатно проводят три вида скрининга – на выявление рака шейки матки (женщинам от 30 до 70 лет, один раз в четыре года), на рак молочной железы (женщинам от 40 до 70 лет, один раз в два года), на рак толстой кишки (всем в возрасте от 50 до 70 лет, один раз в два года). При этом раньше было шесть видов скрининга.

"Почему рак лёгких занимает первое место по смертности? Потому что это инвазивная опухоль, её не видно снаружи. При раке молочной железы ты можешь пропальпировать опухоль, пощупать её. А при раке лёгких это сделать нельзя. Поэтому люди часто приходят к нам уже на последних стадиях, когда есть одышка, давление. Но сейчас есть скрининги на ранее выявление рака лёгких – низкодозная компьютерная томография. Мы разрабатываем новую онкопрограмму на следующие пять лет, и туда войдёт этот метод. Такую практику мы видели в 2018 году в Южной Корее. Наши специалисты ездили туда, изучали их опыт. Корейцы ещё тогда начали внедрять этот скрининг", – отметила Гульнара Кулкаева. 

Врач добавила, что нам необходимо совершенствовать те скрининги, которые есть, и добавлять новые, потому что те технологии, которые применялись пять-шесть лет назад, уже устаревают. Например, на базе ННОЦ сейчас проводится пилотный проект по ранней диагностике колоректального рака (ободочной и прямой кишки). 

"Чем больше мы обследуем, тем больше выявляем новых случаев. Но это хорошо, потому что смертность снижается благодаря ранней диагностике. Хуже, когда мы не обследуем и не выявляем", – резюмировала Гульнар Кулкаева. 

Немного о новом онкологическом центре 

По словам сотрудников ННОЦ, чтобы решить многие обозначенные проблемы, в следующем году будет построен новый онкологический центр в Астане. Там будут все инновационные технологии, включая протонную терапию. Это будет первый такой центр в Центральной Азии. 

"Там будет круглосуточный стационар вместимостью 210 коек, пять линейных ускорителей, два из них с искусственным интеллектом – впервые в Казахстане. Также два ускорителя турбин, новый вид брахитерапии, и в середине 2024 года появится протонная терапия. Это инновационная технология, особенно эффективная в педиатрической практике при опухолях центральной нервной системы. Кроме того, будет ядерная медицина – ПЭТ/КТ, ПЭТ/МРТ и восемь коек с применениям ядерного йода", – рассказала Гульнар Кулкаева. 

Кто же будет там лечить? По словам председателя ННОЦ, весь состав, который у них сейчас работает, перейдёт работать в новый корпус. По новым специальностям – физики-ядерщики, инженеры – у них есть резерв около 100 человек. Это те, кто сейчас или в предыдущие годы уезжал учиться по программе "Болашак", проходил практику в зарубежных клиниках, обучался в магистратуре в МАГАТЭ и в резидентуре ННОЦ. 

"Также будет обучение персонала за счёт производителей техники и за счёт республиканского бюджета. Конечно, это не одного года дело. Как все зарубежные коллеги нам говорят, должно уйти минимум пять лет, чтобы набрать обороты. Поэтому мы будем поэтапно наращивать потенциал и заниматься укомплектованием штата. Но так как технологии новые для всей Центральной Азии, мы предполагаем, что в первое время будет менторство зарубежных специалистов", – пояснила Гульнар Кулкаева. 


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

  Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

  Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров