Операция "Антипедофилия"

В Казахстанских СМИ всё чаще появляются истории о сексуальном надругательстве над детьми. "В Атырауской области педофил заманил ребёнка мороженым", "В Шымкенте жертвой педофила стала пятилетняя девочка", "Житель Актобе проведёт 15 лет в колонии за изнасилование своей падчерицы", - это новости за последние два месяца. Алматы, Караганда, Павлодар... Проблема приняла такой масштаб, что к её решению подключилась даже Генеральная прокуратура. Одно из предложений, озвученных надзорным органом, – кастрация педофилов. Но в Парламенте подчёркивают: вариантов рассматривается несколько.

"Никто не сказал: завтра принимаем закон и начинаем кастрировать! Сначала нужно внимательно изучить этот вопрос, понять возможности врачебной практики и применения психологических методов воздействия на этих людей. Может быть, их в закрытом учреждении держать. А, может быть, браслеты на них надевать, чтобы чётко отслеживать передвижение, учитывая их наклонности. Мнений много. И прежде, чем инициировать изменения в законодательстве, нужно изучить проблему всесторонне", - говорит депутат Парламента Айгуль Соловьёва.


Айгуль Соловьёва, депутат Мажилиса

Фото с сайта liter.kz
Айгуль Соловьёва, депутат Мажилиса

По её прогнозам, на обсуждение предложений, их оценку может уйти 2-3 года. Впрочем, уточняет мажилисвумен, для педофилов в Казахстане уже предусмотрена уголовная ответственность. Только тюрьмы и без того переполнены, сетует она.

"Обсуждался вопрос, что суды часто выпускают педофилов на условно-досрочное освобождение, а они снова занимаются насилием. Этот факт мы как законодатели тоже взяли в работу. Поймите, мы, депутаты, не профессиональные психологи или криминалисты, мы не знаем, как делают операции такого рода и какие вообще методы решения проблемы существуют. Поэтому мы приглашаем профессионалов, занимающихся этой проблемой, консультируемся с ними. Мнение международных экспертов тоже будем учитывать. И соблюдение прав человека должно быть обеспечено", - продолжает Айгуль Соловьёва.

Права извращенцев тоже нужно защищать

Ущемление прав насильников стало камнем преткновения при обсуждении этой проблемы в далёком 2007 году. Тогда сам экс-омбудсмен Болат Байкадамов утверждал, что принудительное лишение "мужской силы", совмещённое с тюремным наказанием, - это нарушение прав человека.

"Мера наказания всегда должна быть адекватной преступлению. Насильник отбывает срок, который может быть соразмерен сроку за совершение убийства. Это может быть 12-15 лет. Но там убили человека, а здесь изнасиловали. Ему на всю жизнь нанесли психологическую травму, но ведь ребенок остался жив. За это преступник получил адекватную меру наказания. Зачем же его дополнительно линчевать медицинским образом? Мы должны знать, что закон распространяется на всех, и правами обладают все, в том числе преступник. С какой стати он должен нести большее наказание, чем он заслужил?" - недоумевал бывший уполномоченный по правам человека.

Пролоббировать защиту прав малышей, пострадавших от действий извращенцев, тогда ни у кого не получилось. Доктор юридических наук, директор экспертного института европейского права и прав человека Марат Башимов уверен: когда речь идёт о сексуальном глумлении над детьми, защищать надо, прежде всего, их.

"На кухнях, в социальных сетях бурно обсуждается эта беда. Общество недовольно, оно взывает: «Власть, прими решение, защити детей!». Хватит изучать, сколько можно? Настало время принимать реальные меры, иначе складывается ощущение, что лоббисты есть у самих педофилов!.." - взывавает Марат Башимов.


Марат Башимов, директор экспертного института европейского права и прав человека, доктор юридических наук, профессор

Фото с сайта time.kz
Марат Башимов, директор экспертного института европейского права и прав человека, доктор юридических наук, профессор

Эксперт уверен: проблему педофилии сегодня необходимо рассматривать уже и в контексте Закона "О национальной безопасности РК".

"Национальная безопасность – это состояние защищённости государства в той или иной сфере, в том числе в области защиты прав детей. В первой статье закона говорится, что человек, его жизнь, права и свободы – это объекты национальной безопасности. Ребёнок – это человек. И раз случаи сексуального насилия над детьми есть, и при этом страдает их здоровье – физическое и психическое - получается, что в части защиты этой категории объектов национальной безопасности закон работает неэффективно. В законе также предусмотрена защита духовно-нравственных ценностей казахстанского общества, а педофилия и нравственность – понятия несовместимые", - комментирует юрист.

Растлители бывают разные

Психотерапевту Елене Вицке не раз доводилось общаться с педофилами. По её наблюдениям, причин сексуального влечения к детям много. У одного извращенца это врождённая патология, у другого – приобретённое заболевание, а третий – по сути своей низменное животное.

"Парень в 16 лет, когда гормон прыгает, увидел ребёнка, играющего голышом. У него произошла эрекция, эякуляция, и всё - после этого он вообще не реагирует на женщин. Только на детей. Кто в этом виноват? Почему мозг так сработал? Никто не знает. С таким человеком можно работать, хотя никто не даст гарантии, что однажды он не сорвётся. Но бывают и откровенно больные люди, у которых тяга к извращениям связана с органическим поражением центральной нервной системы. И с этим уже ничего не сделаешь. Мы же не вырежем педофилу часть мозга", - объясняет доктор.

Принудительное лечение такого педофила и последующее наблюдение не гарантируют его полного выздоровления. Рано или поздно в нём снова может проснуться сексуальный интерес к детям, поясняет психотерапевт.

"Самый отвратительный вариант, когда педофил – просто похотливое чудовище. К примеру, бывший зек, освобождаясь, обманом, куклами-конфетами завлекает малолетнюю кроху, а потом измывается над ней. Или пьяный отчим насилует ребёнка. У них мозг больной? Нет, они просто примитивны до животного уровня. Таких ни одна больница не вылечит, ни одна колония не исправит", - констатирует Елена Вицке.

Понять, что именно двигало человеком в момент совершения преступления, может только врач соответствующей специализации. "У нас любой, кто подвергается уголовной ответственности, проходит медицинскую экспертизу. Туда входят и психологическая экспертиза, но она направлена на то, чтобы определить, вменяем или невменяем человек. Возможно, педофилов на этом этапе нужно обследовать более глубоко", - полагает доктор.

Цена вопроса

Работа психотерапевтов с этим непростым контингентом влетит бюджету в копеечку. Впрочем, как и любые другие антипедофильные мероприятия. Если будет принято решение вешать на любителей "детской клубнички" браслеты, надо будет платить за них. При понуждении их к химической кастрации придётся регулярно закупать соответствующие препараты. Физическая кастрация (читай: хирургическая) тоже стоит денег. Пожизненное заключение – самый, пожалуй, дорогой вариант и для республиканской казны, и для имиджа Казахстана, который взял курс на гуманизацию. Так что законодателям предстоит сделать непростой выбор: на одну чашу весов будет поставлена неприкосновенность детей, а на другую – бюджетные деньги и приверженность Казахстана международным принципам соблюдения прав человека. В том числе педофила.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter