Прямой эфир Новости спорта

"Об этом даже не хочется думать". Что ждёт Казахстан, если КТК подвергнется военным атакам

Фото с сайта КТК
Фото с сайта КТК
Альтернативы нефтепроводу КТК пока нет, так что любая атака беспилотников на трубу может обернуться для Казахстана серьёзными потерями.

Военные действия дошли до Каспийского трубопроводного консорциума. 4 августа российские корабли уничтожили два надводных дрона, пытавшихся атаковать военно-морскую базу в Новороссийске. Через этот порт по трубопроводу КТК транспортируется более 80% нефти из Казахстана на мировые рынки.

8 августа в кулуарах правительства министр энергетики Алмасадам Саткалиев сообщил, что Казахстан выступит на политическом уровне с инициативой по обеспечению стабильной работы порта в Новороссийске.

Произошедшее, по заявлениям властей, никак не повлияло на отгрузку нашей нефти. Но заставило серьёзно задуматься: что произойдёт, если такое снова повторится и инфраструктура КТК будет повреждена? Каких финансовых потерь тогда ждать Казахстану? Возможен ли вообще такой сценарий?

КТК вряд ли попадёт под удар

Олжас Байдильдинов, ведущий авторской программы "Байдильдинов. Нефть" и экс-советник министра энергетики, в разговоре с Informburo.kz напомнил, что по КТК транспортируется не казахстанская нефть, а нефть из Казахстана. Она принадлежит трём крупным консорциумам: ТШО ("Тенгизшевройл"), КПО ("Карачаганак петролиум оперейтинг") и NCOC ("Северо-Каспийская операционная компания"). Каждый консорциум состоит из нескольких компаний, в числе которых мировые гиганты нефтегазового рынка.

"Акционерами самого КТК также являются иностранные компании. Трубопровод не принадлежит чисто России или чисто Казахстану. Поэтому, я думаю, КТК за скобками всей этой военной риторики. Сам нефтепровод, инфраструктура, танкеры не подвергаются сейчас прямой военной угрозе. И я полагаю, так будет и в дальнейшем", – заметил Олжас Байдильдинов.

О том, что КТК не может быть прямой военной целью, сказал и директор общественного фонда Energy Monitor Нурлан Жумагулов.

"Я не думаю, что по танкерам или морскому терминалу будет нанесена атака, потому что все стороны сильно заинтересованы в работе трубопровода. Если вспомните, когда только вводились антироссийские санкции, США заявили первым делом, что КТК не подпадёт под них. Нефть, которая транспортируется через КТК, – это один млн баррель в сутки, существенный объём для рынка. И в основном эту нефть потребляет Европа", – пояснил Нурлан Жумагулов. 

Что будет, если беспилотники всё-таки ударят по КТК

Несмотря на оптимистические прогнозы, Олжас Байдильдинов полагает, что нынешняя военная эскалация на Чёрном море всё равно представляет определённую угрозу для КТК.

"Беспилотные летательные аппараты, если их собьют или они сами собьются с курса, могут быть опасны для портовой инфраструктуры и для танкеров в море. В целом танкеры – это довольно лёгкая добыча. Они сами по себе большие – 250 метров длиной, тихоходные по сравнению с военными объектами, а также пожаро- и взрывоопасные. И при любом попадании БПЛА в них может случиться разлив нефти в море, который повлечёт за собой экологическую катастрофу", – пояснил Олжас Байдильдинов. 

По его мнению, какие-либо повреждения трубопровода или атаки на него могут повлиять на транспортировку нефти, на имидж нашей страны и в определённой степени охладить интерес инвесторов к Казахстану, то есть иметь за собой долгосрочные последствия.

Береговые сооружения и акватория морского терминала КТК / Фото с сайта КТК

Нурлан Жумагулов добавил, что на КТК за раз в танкеры загружают до 100 тысяч тонн нефти, и если такой танкер будет взорван, работа на трубопроводе будет приостановлена надолго.

"Об этом даже не хочется думать, потому что наш бюджет очень сильно зависит от КТК. Тем более что в планах – только расширение возможностей трубопровода, так как со следующего года "Тенгизшевройл" планирует добывать дополнительно 12 млн тонн нефти и экспортировать эти объёмы через КТК", – заметил Нурлан Жумагулов.

За 2022 год КТК уплатил в бюджет Казахстана налогов в размере 37,5 млрд тенге (около 82 млн долларов), также консорциум выплатил всем своим акционерам дивидендов на сумму 1,3 млрд долларов.

"Очень долгое время КТК не приносил акционерам дивидендов, но вот уже второй год подряд он приносит существенную прибыль. Она исчисляется для "КазМунайГаза", которому принадлежит 19% акций КТК, в 261 млн долларов", – привёл статистику эксперт.

Есть другие нефтепроводы, но КТК незаменим

Нурлан Жумагулов отметил, что сейчас Казахстан также транспортирует нефть в Европу через нефтепроводы "Дружба" и Баку – Тбилиси – Джейхан (БТД), но объёмы там небольшие: 1,2 млн и 1,5 млн тонн нефти, соответственно. И это максимум того, что мы можем сейчас использовать.

"Транспортировка нефти по маршруту БТД обходится очень дорого. Если отправлять нефть из Атырау в порт Джейхан, учитывая железнодорожные перевозки, фрахту танкеров и перевалки, то это обойдётся в 130 долларов за тонну, в то время как через КТК – 38 долларов за тонну. Но главное – Каспий мелеет, сегодня порт Актау может отгружать максимум 6-8 млн тонн нефти в год. Чтобы использовать потенциал БТД, нужно провести модернизацию терминалов нашего порта и ввести огромное количество танкеров. "КазМунайГаз" заключил соглашение с Abu Dhabi Ports о передаче двух танкеров. Но, опять же, их грузоподъёмность – всего 8 тысяч тонн", – рассказал Нурлан Жумагулов.

Эксперт считает, что альтернативы КТК пока нет и не будет в скором времени. Трубопровод останется оптимальным маршрутом для Казахстана.


Читайте также: Сможет ли Казахстан поставлять нефть в Европу, минуя Россию


В 2022 году по КТК транспортировали 58,7 млн тонн нефти, в том числе из Казахстана – 52,2 млн. И это не предел: пропускная мощность КТК на данный момент – 67 млн тонн в год. После завершения Программы устранения узких мест она увеличится до 82 млн тонн. В таком случае из Казахстана можно будет ежегодно через КТК транспортировать 76 млн тонн нефти. К 2025 году наша страна поставила цель добывать 103 млн тонн нефти в год.

"Прошлогодние остановки на морском терминале не повлияли на экспорт нефти из Казахстана. Наоборот, в 2022 году по сравнению с 2021 годом экспорт вырос на 1%. На каждой нефтеперекачивающей станции, на самом морском терминале есть большие ёмкости для хранения нефти. Даже если отгрузка не осуществляется с морских терминалов, в любом случае транспортировка не прекращается, и нефть продолжает идти по нефтепроводам, просто накапливается в хранилищах. Такой резервуарный парк как раз-таки и создаётся, чтобы сгладить все дисбалансы. То есть прокачка нефти по КТК не сокращалась. Напротив, она в ближайшем будущем будет только увеличена", – пояснил Олжас Байдильдинов.

Была ли эта статья для вас полезной?
2

  Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

  Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Новости партнеров