Мир штормит. А для казахстанского бизнеса это окно возможностей

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Как чувствует себя казахстанский бизнес в пугающе меняющемся мире.

Предприниматели Казахстана чувствуют, как стремительно меняется мировой рынок, и пытаются оперативно занять на нём достойное место. Они осознают: окно возможностей может закрыться в любой момент.

Informburo.kz собрал самое интересное из того, что прозвучало на пленарной дискуссии "Создание стратегических возможностей" в рамках Kazakhstan growth forum.

Нурлан Смагулов, Astana Group

Самое главное сейчас – перестать бояться, уничтожить в себе фобии, а на их место поставить серьёзные цели и большие амбиции. Так считает основатель и президент Astana Group.

"Этот год очень интересный, с точки зрения возможностей и вызовов, – сказал Нурлан Смагулов. – В моменты кризиса делаем очень большие скачки, нам интересно занять новые ниши и продвигаться как можно быстрее вперёд, потому что мы видим окно возможностей, и оно не будет открыто долго".

Что касается проектов Смагулова, то в "Меге" сейчас всё отлично. Продажи выросли минимум на 40-60%. Такой рост продаж бизнесмен связывает с приездом россиян: "Мы видим много граждан нашего северного неспокойного соседа, и наверное, скоро их ещё больше станет".

Больше двух миллионов посетителей за месяц (и это в каждой из "Мег") для торговых центров стали запредельными цифрами. Но намного больше планов и перспектив у Нурлана Смагулова сейчас связаны с "Астана Моторс": "Очень большие возможности для "Астана Моторс". На днях мы объявили, что будем строить завод по производству китайских автомобилей в Алматы – три лидера китайского автопрома будут выпускать здесь автомобили".

Это будет не просто отвёрточная (крупноузловая) сборка автомобилей.  

"Мы хотим уйти от критики, которая идёт в сторону казахстанского автопрома. На заводе будет сварка и окраска", – сказал Смагулов и добавил, что у Казахстана создаётся уникальная историческая возможность стать одним из крупных игроков мирового автопрома. – При этом мы обходимся без госучастия, без каких-то спецсубсидий и прочего".

Строить новый завод начнут уже весной. Но это ещё не всё. Компания Смагулова решила заняться вторичным рынком авто: "Мы хотим задать новые тренды и сделать цивилизованным рынок подержанных машин", – объявил бизнесмен.

Третий тренд – это регистрация необанка. Виртуальный банк будет заниматься автокредитованием.

"Во всех банках мы взяли столько денег, сколько они смогли дать. Сумма долга приближается к миллиарду долларов. Естественный выход из ситуации – создать банк самим", – пояснил Смагулов.  

Кайрат Мажибаев, RG Brands

"Сейчас ситуация идеального шторма, – сказал глава RG Brands Кайрат Мажибаев. – Любой бизнес – это игра в условиях ограниченных ресурсов. Нужно получить максимальный результат по качеству".

Кайрат Мажибаев считает, что устанавливать границы – это заранее обречь компанию на провал. У бизнеса должен быть только рост и никаких ограничивающих его рамок.

"Фактически мир сейчас претендует на то, чтобы быть двуполярным, и в нём место Казахстану – в роли буферного государства. Очень важно не участвовать в противостоянии, а находить точки роста и новые ресурсы, чтобы соединить людей с диаметрально противоположными мнениями и взглядами", – уверен Кайрат Мажибаев.

Именно гибкость и открытость, присущие казахстанцам, смогут негативную ситуацию обернуть в позитивные тенденции.

"Здесь говорю не о навыках, я говорю о человеческом капитале – о том, что мы открыты, толерантны ко всему новому и достаточно гибко переживаем как невзгоды, так и бенефиты (выгоды).

В ситуации волатильности и бешеной турбулентности компания Мажибаева переживает двукратный рост: "Получилось, что мы удваиваемся, и это не даёт нам спать. Мы видим, что рынки Узбекистана и России очень разные. Мы вынуждены разрабатывать стратегию для каждого из этих рынков отдельно".

Мажибаев говорит, что беспокоиться его заставляет только зависимость банковского сектора от государственного финансирования.

"Нам нужен стабильный доступ к рынкам капитала. Мы очень не любим, когда ситуация меняется драматически и когда (финансовые организации) обращаются к государству: "что вы обещали, мы поверили, двинулись и – бабах! врезались в дверь, теперь нам помогайте". Мы очень не любим эти ситуации. Мы верим только в себя – чем меньше государства, тем лучше".

Евгений Настрадин, Beeline Казахстан

"Не нужно распыляться. Закрывайте всё, что не работает", – считает главный исполнительный директор Beeline Казахстан Евгений Настрадин.

Евгений Настрадин рассказал, что если раньше Beeline делал бизнес, то сейчас выполняет взятые на себя обязательства. Компания значительно выросла, и он не знает других компаний в Казахстане, кто бы смог пережить такой рост трафика и такую нагрузку. Beeline оказался в состоянии это сделать.

"Сначала пандемия, потом трагические январские события показали, насколько важно то, чем мы занимаемся. Когда интернет пропадает, по сути прекращается всё. Сегодня представить себе жизнь без интернета невозможно, – отметил Настрадин. – Теперь мы не решаем, хотим что-то построить или не хотим. Теперь мы вынуждены строить везде. Не всегда это бизнес-кейс, не всегда это инвестиции – это уже больше социальная повестка".

Последний год Beeline строил и инвестировал – покрывал связью мелкие населённые пункты и работал в крупных городах. Трафик в Казахстане растёт с колоссальной скоростью. По словам Настрадина, Казахстан входит в топ стран "с самым большим потреблением интернета на душу населения", а ещё в топ стран с самым дешёвым мобильным интернетом.

"Мы видим, куда тратится экранное время пользователей: пользователи смотрят видео, слушают музыку, пользуются банковскими сервисами... Именно поэтому у нас есть собственное телевизионное приложение, есть музыкальное, есть приложение-кошелёк и ещё цифровой бренд для молодёжи, и в этом направлении мы развиваемся. Контент становится тяжелее, трафика потребляется всё больше. Статистически по миру в среднем один человек потребляет 9 Гб трафика, в Казахстане – 19", – рассказал директор Beeline.

Азамат Османов, Magnum

Какие вызовы стоят перед крупнейшей в Казахстане торгово-розничной сетью? Как рассказал председатель правления Magnum Cash&Carry Азамат Османов, это трансформация в технологичные сервисы. То есть сейчас самое главное – не отстать от современных трендов и возможностей в сфере IT.

"Вызовы – это наша способность интегрироваться с цифровыми сервисами. Нужно всё упрощать и не отвлекаться от этого процесса", – сказал Азамат Османов.

Ещё Османов подчеркнул, что в пандемию и после пандемии сети Magnum "выпала честь" быть одним из ключевых партнёров государства. То есть для Magnum партнёрство с государством оказалось выгодным.

Что же касается предложения переориентировать сеть Magnum на работу с российским рынком. Азамат Османов ответил на этот вопрос так: "Подобное предложение поступало многим крупным и не только крупным бизнесменам в Казахстане, но крупный бизнес предпочитает фокусироваться на стратегии и придерживаться основных фокусов".

Михаил Ломтадзе, Kaspi.kz

"Мы постоянно думаем о новых сервисах и знаем приблизительно, что у нас будет через три-пять лет", – рассказал член совета директоров и председатель правления Kaspi.kz Михаил Ломтадзе. Однако что будет через три-пять лет, глава компания не сказал.

"Про новые сервисы и услуги, которые сегодня наши клиенты не знают и не видят, мы не рассказываем", – объяснил секретность глава Kaspi.kz.

Банкир подчеркнул, что все усилия его команды сосредоточены на развитии мобильного приложения, в том числе для обслуживания бизнеса. Это направление активно развивается в течение последних двух лет и к концу текущего года, поделился планами Ломтадзе, к Kaspi Pay будут подключены 400 тысяч магазинов предпринимателей по всей стране. 

Какие вызовы стоят перед Kaspi.kz сейчас? Ломтадзе ответил так: "Основной вызов, который есть, чтобы мы всегда оставались такими энергичными, позитивными и не слишком умными. В нашей корпоративной культуре мы стараемся глупыми быть, чтобы мозги не жали и не было уверенности в абсолютном успехе".


Читайте также:


Новости партнеров