Часть 1 | Часть 2

Преградой на пути банды Мухлисова встал двадцатичетырёхлетний инкассатор Юрий Сиваков, который заплатил за это жизнью

Под кинжальным огнём

Ранним утром в этот день банковская машина, джип "Судзуки", загрузившись в центральном денежном хранилище "ТуранАлема" наличностью, отправилась развозить финансовое "подкрепление" по расчётно-кассовым отделам банка. В машине находилось трое: водитель Кайрат Мухангалиев, инкассаторы Юрий Сиваков и Андрей Тыцкий. Едва отъехав от хранилища, "Судзуки" наткнулся на легковушку, специально оставленную, как потом выяснилось, бандитами, прямо посреди дороги, чтобы вынудить намеченную для атаки машину поехать другим путём. Ничего не подозревающий Кайрат развернул "Судзуки" и отправился запасным маршрутом, через двор жилого дома, а затем под длинную кирпичную арку, с тем, чтобы через неё выбраться на улицу Фурманова.

Именно здесь, в этой арке-западне, и атаковали бандиты инкассаторскую машину.


В арке, отмеченной стрелкой, и произошло нападение. В здании, заштрихованном красным, располагалось посольство США. В здании, обведенном прямоугольником, располагался головной офис "ТуранАлема"

Скриншот с Here Maps
В арке, отмеченной стрелкой, и произошло нападение. В здании, заштрихованном красным, располагалось посольство США. В здании, обведённом прямоугольником, располагался головной офис "ТуранАлема"

Но дадим слово очевидцам, участникам этих кровавых событий, чудом оставшимся в живых.

Кайрат Мухангалиев:

"Ну, въехали мы под арку, уже почти проехали её. Вдруг какая-то "Газелька", что стояла рядом с выездом, прямо "прыгнула" задом на наш "джип", ударила его в передок. Мотор заглох. Я ничего не понял, успел только подумать: ну, и водила, лопух, пьяный, что ли. Стал заводить машину. А она не заводится. И тут удар в зад. Смотрю, "Чероки" нас сзади подпёр. А я всё гоняю стартёр, завестись пытаюсь.

Тут у "Газельки" задняя стенка вывалилась, а за ней – стальная плита с амбразурой. Из амбразуры – стволы автоматов, и начали долбить нам по колёсам и в двигатель… Тогда я понял – нападение. Схватил револьвер, выскочил из машины, начал стрелять в "Газель", но тут в меня попали, и я упал… Дальше всё как в тумане…"

Андрей Тыцкий:

"Когда нас зажали под аркой, то стрелять начали с трёх сторон. Спереди били через амбразуры в бронированной задней стенке "Газели" из автоматов, сзади стреляли из джипа "Чероки", а слева у стены арки стоял здоровенный парень и почти в упор вёл огонь, тоже из автомата. Хотя в банке для инкассаторов постоянно проводятся специальные учения, моделируются разные ситуации, но попасть под кинжальный автоматный огонь с трёх сторон – тут никакие учения не помогут. Действуешь на уровне инстинктов…

Молотили они, правда, всё сначала не по нам, а по колёсам и двигателю. Наверное, сломать хотели. Чтобы мы сразу легли. Тут разве сразу сообразишь, что делать? Юра оказался самым проворным. Первым выскочил из машины и открыл огонь из своего древнего револьвера. И не по "Газели", а по тому "слону", что стоял слева, у стены и долбил по машине в упор… Тут они все перевели огонь на Юру, и мне тогда тоже удалось выскочить из "Судзуки"… Я стал стрелять по амбразуре "Газели", чтобы не дать бандитам вести прицельный огонь по Сивакову, и тут почувствовал удар, потом второй… Последнее, что увидел – как зашатался и стал падать тот "слон" у стены, а за ним рухнул Юра… Дальше всё плохо помню…"

Юра Сиваков

Увы, сам Юра ничего рассказать не смог. Жизнь его оборвала пуля со смещённым центром, выпущенная из бандитского автомата. Кувыркающийся кусочек металла вошёл под ключицу, над краем бронежилета и вышел через спину у поясницы… Кроме того, автоматные очереди изрешетили парнишке ноги и руки, не защищённые "броником".

Тем не менее, пусть простит нас читатель за то, что мы попытаемся с помощью рассказов очевидцев и материалов уголовного дела представить, что думал и как действовал в этом страшном скоротечном бою погибший инкассатор Юрий Сиваков.

"Я сразу понял: это налёт. Бандиты били с трёх сторон, но всё целили в машину, а не в нас. Ага, не хотят жертв, им только надо, чтобы мы легли. Лечь? Ни за что!

Я выскочил из машины… Куда стрелять? По амбразуре – бесполезно. Этих, в "Чероки", тоже не достать. Вон она – мишень… Тот здоровенный парень у стены… Тут не промахнешься…

Боже, они все бьют в меня. А этот всё стоит – неужели я мажу? Надо выше целить, над броником – в шею. Ага, есть, пополз по стенке…"

"Я умираю!" – крикнул бандит дружкам и сполз на залитый кровью асфальт.

"Я умираю… Мама…" – подумал Юра и рухнул ничком.

А на кладбище всё спокойненько…

Потом все говорили: если бы инкассатор Юрий Сиваков не подстрелил одного из бандитов, их вряд ли сумели бы так быстро взять. Думаю, это на самом деле так. Больше того, не исключаю, что полиции и вообще никогда не удалось бы повязать этих отморозков. Если бы инкассаторы не дали бандитам бой, а покорно легли лицом в землю, как поступали до этого все секьюрити, на которых наезжала прежде банда Мухлисова, налётчики взяли бы хороший куш – почти в три миллиона долларов. С тем, что было награблено прежде, им хватило бы на давно лелеемую "завязку" и начало новой респектабельной жизни преуспевающих бизнесменов. А что, вспомните слова Карла Маркса насчёт того, что в основе каждого крупного капитала лежит совершённое некогда преступление…

А так все пошло кувырком. Во-первых, бандиты замарали руки в крови, чего прежде старательно избегали.

Во-вторых, вынося с поля боя смертельно раненого друга, второпях не обыскали как следует инкассаторский джип и забрали в итоге менее половины имевшихся в нём денег.

И, наконец, в-третьих, попались, как мелкие "сявки", в лапы полиции, умело использовавшей в своих целях сентиментально-романтические представления этих отнюдь не заурядных бандитов о нерушимости блатной дружбы.

Не стану раскрывать весь механизм поимки банды Мухлисова, но кое-что расскажу. Полиция, зная, что один из налётчиков тяжело, а скорее всего, смертельно ранен, установила контроль за больницами, моргами и кладбищами. Вскоре, поступила информация, что на кладбище "Кенсай" такие-то лица произвели несанкционированное захоронение. Полицейские навестили могилку "друга", выкопали труп убитого Корниенко, а захоронение восстановили в прежнем виде.

На одном из близстоящих некрополей установили видеокамеру, которая фиксировала всё, что происходило в окрестностях пустующей уже могилы, и стали ждать, когда бандиты придут поминать погибшего друга. Информация о том, что те собираются прийти на кладбище на девять дней, была получена из подслушанного полицией телефонного разговора матери погибшего бандита.

Там их и взяли, прямо на кладбище. И сильнее всего, говорят, арестованных сломали потом видеокадры, продемонстрировавшие им, как рыдают они и молятся над могилой, где уже давно нет тела их незабвенного подельника Корниенко.


Именно здесь, на Кенсайском кладбище, и взяли банду Мухлисова

Фото с сайта voxpopuli.kz
Именно здесь, на Кенсайском кладбище, и взяли банду Мухлисова

Никто не хотел умирать...

Конечно, Юра Сиваков погиб геройской смертью. Героями вели себя в этой ситуации и двое остальных членов экипажа "Судзуки", которых бандиты тоже едва не прикончили из-за этих вожделенных зелёных и радужных бумажек.

Но лучше бы Юра остался в живых. Ему ведь ещё и 25 не было. А какой это был замечательный парень – честный, добрый, отважный, с незаурядным интеллектом. И в школе, и в военной академии, в которой учился на "отлично". Успел ещё окончить с красным дипломом Академию экономики и права. Правда, диплома этого увидеть так и не успел. Его потом вручили родителям. Посмертно.

Какой бы это был замечательный гражданин и человек, каких детей и внуков мог бы подарить он своей стране. Но он не успел жениться. Не успел даже девушкой обзавестись, которая рыдала бы нынче на его могиле.

Он, конечно, герой. Но что в том его окаменевшему от горя отцу, что в том его безутешно рыдающей матери? Что в том его стране, потерявшей навсегда такого человека?

Почему он открыл огонь? Почему стали стрелять Андрей Тыцкий и Кайрат Мухангалиев? Ведь налётчики не оставили им не единого шанса. Кроме одного: лечь носом в землю и ждать пока те заберут деньги и смоются. В такой ситуации любой ветеран любой самой жестокой войны не посчитал бы позором проделать этот нехитрый манёвр. Причём никто бы его за это не посмел осудить…

Ну почему же, почему этот парнишка с добрым, отнюдь не жёстким и не волевым лицом киношного коммандос, встал во весь рост под пулями бандитов и дал им смертельный бой. Свой первый и последний в жизни бой?

Он не ответит. Он мёртв.

Зато ответили на этот вопрос его товарищи, чудом оставшиеся в живых. Ответили, как смогли.

Андрюша Тыцкий:

"Ну как же мы могли лечь? Ведь это наша работа. Если бы мы сдались, нас бы потом уволили. Или ещё обвинили бы, что мы с бандитами заодно…"

Кайрат Мухангалиев:

"Не мог я просто лечь. Товарищи мои бьются, а я – лежи? Да и никак нельзя было. Потом с нас ведь спросили бы".

Господи, ну что и кто мог бы спросить с этих парней жёстче и злее, чем пуля из бандитского "Калаша", насмерть сразившая Юру Сивакова?

После приговора

Кровавая эта история подошла к концу. Все её участники продолжили жить дальше. Модан Мухлисов и его подельники после того как попали в лапы полиции, стали истово верующими мусульманами и на зоне беспрерывно отмаливали свои грехи.

Полицейские, изловившие их и получившие за это хорошую премию от банка "ТуранАлем", продолжили гоняться за другими бандитами, втайне лелея мечту о новых премиальных.

Банк стал укреплять свою систему безопасности, закупая для инкассаторов новые броневики…

Андрей Тыцкий и Кайрат Мухангалиев, оправившиеся от ран, продолжили развозить по городу наличность. И с ними Сиваков. Но не Юра, а Слава. Старший брат погибшего.

А двое участников этой трагедии безмолвно лежат в сырой земле. Двадцатичетырёхлетний герой Юра Сиваков. И двадцатитрёхлетний бандит Константин Корниенко.

Смерть помирила их. И показала, сколь ничтожна и нелепа была причина их гибели. Всего лишь какие-то жалкие грязные бумажки. Зеленые и радужные. Которые, кстати, так и не были найдены получившими премию силовиками.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter