В мире сейчас идёт активная борьба с офшорами и уклонением от налогов. Страны, которые ранее были налоговыми "гаванями" для бизнеса, повышают свою прозрачность и больше не позволяют компаниям скрывать свои доходы от налоговых органов. Наглядный пример этому – Кипр, центральный банк которого призвал коммерческие банки ужесточить работу с компаниями-пустышками. Зачастую через них иностранные бизнесмены, в том числе и из стран СНГ, пытались скрыть свои капиталы. Больше такой возможности нет.

Тренд продолжается и в других странах. И теперь государства чаще пытаются бороться за приток инвестиций не предложением выгодных налоговых условий, а преимуществами своей правовой системы. Например, справедливыми судами или упрощением юридических процедур.

По этому пути начал двигаться и Казахстан, приоритет которого – привлечение в экономику иностранных инвестиций. Informburo.kz разбирался, что наша страна может предложить зарубежным бизнес-партнёрам.

Компании идут за похожими законами



В условиях, когда бизнесу становится сложнее легально оптимизировать свои налоги, традиционным странам-офшорам также труднее привлекать их в своё правовое поле – юрисдикцию. Поэтому многие государства работают над предложением благоприятных условий ведения бизнеса.

Традиционный мировой рейтинг по этому признаку – "Doing Business" Всемирного банка, где страны сравнивают по процедурам для открытия и ведения бизнеса. Казахстан в последнем обзоре занял 28-е место. По одному из критериев – защите миноритарных инвесторов – наша страна заняла первое место.

Правда, этот рейтинг не учитывает практическое исполнение заявленных государственными органами процедур. Например, в обществе широко обсуждался суд национальной компании "Казахтелеком" с миноритариями из-за выкупа акций. В этой связи эффективность защиты прав последних ставилась под сомнение.

Компании при решении выйти на новый рынок интересуются, прежде всего, прошлыми успехами институтов той или иной страны и пользуются их услугами при наличии хорошей репутации. Этим объясняется, например, популярность суда Англии среди бизнесменов из Казахстана и России: он считается профессиональным, справедливым и беспристрастным. Компании и граждане стран СНГ лидируют среди авторов обращений в этот суд после, собственно, самих британцев.

Обращаются туда и крупные холдинги. Если нужно сначала соединить свои компании, чтобы затем их разделить по другому принципу, в Германии, например, где такие процедуры зарегулированы, нужно совершить несколько. А в Британии или Сингапуре это можно сделать в рамках одного документа.

Другой момент – это правовая среда в целом. В разных государствах законодательство всегда отличается, но в так называемых развитых странах они работают по единым принципам – на основе английского права и на одном языке – английском. Соответственно, компании из Европы или США проще начать работать в юрисдикции с похожими законами, нежели в Казахстане или Узбекистане.

Здесь отличаются правовые принципы, нужно переводить законодательство на понятный язык и привлекать консультантов. Такие сложности зачастую могут стать решающими причинами отказа от работы на таком рынке.

Инвестиции – в приоритете



Для Казахстана привлечение в страну иностранных компаний и инвестиций давно стало приоритетом. Это декларируется на уровне высшего руководства страны, да и сами казахстанские компании ищут за рубежом партнёров для работы над крупными или новыми для страны проектами. Например, в этом году в Алматинской области запустили солнечную электростанцию мощностью 100 мегаватт. Для реализации проекта, который должен сократить в регионе выбросы углекислого газа в атмосферу на 150 тысяч тонн в год, были привлечены партнёры из Китая.

Работают над проектами с зарубежным бизнесом и Министерство иностранных дел, и отдельный институт развития – нацкомпания Kazakh Invest. Они работают как органы, разрабатывающие политики в области инвестиций. Непосредственно правила игры, например, обеспечение безопасности вложений иностранного бизнеса, устанавливают уже другие участники экономической инфраструктуры. В их числе и международный финансовый центр "Астана". Все вместе они позволяют сохранять приток инвестиций, даже когда по всему меру эти показатели падают.

Чтобы не просто сохранить динамику, а увеличить объём инвестиций, Казахстан решил работать по-новому. Для развития экономики в Нур-Султане в 2018 году был официально открыт международный финансовый центр "Астана". Отдельная юрисдикция, суд с привлечением профессиональных зарубежных специалистов и биржа должны, по мнению властей, дать новый толчок экономическому росту страны.


Читайте также: Фабрика институтов. Как устроен МФЦА и зачем он нужен?

Об основных направлениях работы финцентра Informburo.kz уже писал. В МФЦА уже успешно функционирует биржа, где размещены ценные бумаги "Казатомпрома", Polymetal, Народного банка и других финансовых институтов. Всего в финцентре зарегистрированы уже около 260 участников.

Работают все подразделения МФЦА на основе собственных правовых актов. В части регулирования финансовых услуг акты разрабатывает AFSA – Astana Financial Services Authority, или Комитет МФЦА по регулированию финансовых услуг.

Зачем МФЦА свой регулятор, если в Казахстане есть Нацбанк?



Astana Financial Services Authority – это не зависимый от Национального банка Казахстана регулятор, который в рамках МФЦА регулирует банковский и страховой секторы, рынок ценных бумаг и другие отрасли финансов. Для этого комитет разрабатывает и принимает акты регуляторного характера.

В целом же акты МФЦА делятся на две группы – общие и финансовые. Первые охватывают гражданские отношения, например, трудовое и контрактное законодательство. Вторые касаются непосредственно финансов: они регулируют, к примеру, рынок ценных бумаг, исламское финансирование, финтех и другие секторы. Все акты, по словам управляющего директора AFSA Асылбека Давлетова, основаны на действующем законодательстве Англии и Уэльса и международных финансовых центров, например, Дубая и Гонконга.

На сегодня выпущено 28 финансовых правовых актов и порядка 45 – общего характера. В вопросах регулирования финансового сектора Казахстана Комитет МФЦА тесно взаимодействует с Национальным банком, который на сегодня регулирует финансовый сектор всего Казахстана.

При этом, очевидно, в таком взаимодействии могут возникать противоречия. Например, по обращению криптовалют. Национальный банк относится к таким финансовым инструментам консервативно и, соответственно, запрещает своим лицензиатам совершать финансовые операции с использованием криптовалюты. Вместе с тем МФЦА в рамках развития рынка финансовых технологий создаёт правовые условия для их обращения в МФЦА, придерживаясь международных стандартов и требований, включая ФАТФ.

Как стало известно Informburo.kz, в вопросах регулирования криптовалюты в стране было найдено следующее решение: в рамках национального законодательства будут условия для развития рынка криптовалют через площадку МФЦА.

Необходимость регулирования криптовалют посредством адаптации законодательства под новые технологические явления Президент РК озвучил в своем первом Послании народу Казахстана.

Если статус криптовалют смогут прописать в соответствующем законодательстве, то такие операции участники центра, возможно, смогут проводить и с казахстанскими партнёрами. Но когда это произойдёт, пока неизвестно.

Старший эксперт Комитета МФЦА по регулированию финансовых услуг Альфия Салихова отмечает, что самостоятельный регулятор МФЦА нужен в том числе и для того, чтобы "заводить" в страну новые финансовые услуги, которых раньше не было. В их числе, например, трастовое управление. Данная услуга позволяет собственникам имущества передать его в профессиональное управление исключительно в интересах указанного собственником лица.

Так МФЦА, по мнению представителя AFSA, сможет привлечь в Казахстан больше иностранных финансовых игроков с их большими ресурсами и опытом. В случае с банками это, например, позволит бизнесу получать доступ к новым и традиционным финансовым услугам на рыночных условиях и поддержит экономику страны.

Понятнее законы – больше шансов привлечь бизнес



Принятие актов на английском языке, основанных на принципах английского права, может снять и проблему различия законов Казахстана и иностранных государств, которые к таким принципам на мировом рынке уже привыкли. Это также зона ответственности AFSA.

"Особенность такого регулирования в том, что все документы чётко структурированы. Если банк приходит в МФЦА, мы можем чётко сказать, какие правила ему необходимо соблюдать. Регулирование, основанное на принципах, удобнее для зарубежных участников финцентра, которые привыкли к такому подходу", – подчёркивает Альфия Салихова.

Делятся акты по конкретным видам финансовых организаций и конкретным видам требований. В общем казахстанском законодательстве все требования прописывают в рамках отраслевых законов и нескольких нормативно-правовых актов, которые обычно перегружены сносками и ссылками. Простой пример – Налоговый кодекс, который рядовому казахстанцу, решившему заняться бизнесом, будет малопонятен.

Отдельное новшество в регулировании – это новые виды юридических лиц, которых в Казахстане до этого не было. Сейчас первое, что приходит на ум, – это ТОО и АО. AFSA их внедрил намного больше. Например, компании делятся на публичные и частные.

Публичные по своей сути близки к казахстанскому АО: есть много акционеров, их ценные бумаги обращаются или будут выпущены на фондовом рынке, существуют требования к корпоративному управлению. Для частных компаний аналога в законодательстве Казахстана нет. Обычно это фирмы, где владелец сам управляет бизнесом и определяет структуру управления.

Отличия проявляются в работе с разными юридическими формами: например, чтобы продать долю в ТОО, нужно её предложить другим участникам. А в частных компаниях, если такого не оговорено в соглашении между учредителями, продавать можно кому угодно.

Кроме этих двух видов есть и партнёрства. К примеру, в Limited partnership из определённого числа партнёров только один может управлять бизнесом. Такая система обычно применяется в венчурном финансировании.

Законы на принятых по всему миру принципах и понятное регулирование позволяют иностранным компаниям прийти в Казахстан. Например, можно перенести организацию в МФЦА из другой юрисдикции. Эта услуга называется transfer of incorporation и широко применяется за рубежом – её предоставляют порядка 50 юрисдикций, в том числе и финцентр "Астана".


Читайте также: Казахстан подписал конвенцию ОЭСР, чтобы бизнес не уходил от налогов. Как она работает?

Очевидно, что это удобная схема для проведения деофшоризации. Теперь зарубежные компании с казахстанскими учредителями смогут вернуться в страну и пользоваться теми же правовыми преимуществами, что в Сингапуре или Дубае.

Создание юрисдикции со своими законами и регулятором, который независим от Нацбанка, создало мнение о том, что МФЦА может стать своего рода новым офшором. В самом финцентре такие рассуждения отвергают.

"Мы работаем транспарентно, чтобы поддерживать репутацию открытого бизнес-хаба. Мы очень тесно сотрудничаем с ОЭСР, а у них очень высокие требования к прозрачности и обмену информацией о финансовых счетах. Мы внедряем эти стандарты. Например, стандарт автоматического обмена информацией", – отметил директор департамента международных отношений и коммуникаций AFSA Алмас Жоламанов в разговоре с корреспондентом Informburo.kz.

Один из примеров этой работы – подписание МФЦА многостороннего меморандума IOSCO – Международной организации комиссий по ценным бумагам, которая объединяет регуляторов в области фондового рынка. К настоящему моменту меморандум подписали более 120 сторон. Статус подписанта меморандума IOSCO позволяет Комитету обмениваться информацией с более чем 120 регуляторами фондового рынка во всём мире для эффективного надзора над трансграничными финансовыми транзакциями.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter