Статистика Covid-19 в Казахстане: Заразились: 860 424 Умерли: 10 726
Коронавирусная пневмония: Заразились: 74 025 Умерли: 4 734

"Когда мне вручали награду "Халық алғысы", было стыдно". Истории женщин, оказавшихся на передовой в борьбе с Covid-19

10 марта в Алматы открылась фотовыставка "Женщины на передовой в борьбе с Covid-19". Это документальная история о тех, кто первым протянул руку помощи.

Недавнее исследование Глобального института женщин и лидерства Королевского колледжа Лондона показало, что в средствах массовой информации на одно упоминание выдающейся женщины-эксперта в борьбе с Covid-19 приходилось 19 упоминаний мужчин. Хотя женщины, составляя 70% рабочей силы в сфере здравоохранения и социальном секторе во всём мире, чаще оказываются на передовой в борьбе с пандемией, рискуя своим здоровьем и жизнью. Именно таким героиням посвящена открывшаяся 10 марта в Алматы фотовыставка "Женщины на передовой в борьбе с Covid-19".

Выставка организована Фондом ООН в области народонаселения (ЮНФПА) при поддержке акимата Алматы. Вдохновителем проекта выступила Айнур Ильясова – актриса, активистка и основатель Общественного фонда "Фонд модернизации института семьи и брака "Бопе". В творческую группу проекта входят фотограф Баурджан Бисмильдин, видеооператор и режиссёр Ваня Абрамов и журналистка Оксана Василенко.

Informburo.kz пересказывает истории героинь фотовыставки, проявивших смелость в разных сферах на передовой в борьбе с коронавирусной инфекцией и её последствиями.

"Когда понимаешь, что твоя страна – это ты, то ты идёшь и делаешь"

Адель Оразалинова, телеведущая, журналистка, волонтёр

В Казахстане её знают не только как популярную телеведущую, телепродюсера, но и как известного волонтёра, человека, который много лет занимается благотворительностью.

"Привозишь продукты пожилому человеку и понимаешь, что ему ещё лекарства нужны. Или приезжаешь в какой-то дом помочь старику, а тут выбегает бабушка-соседка в слезах: "Дочка умерла, я её двоих детей воспитываю, а у них даже сандаликов нет!" И ты видишь, что перед тобой очередная задача. А потом приходишь домой и понимаешь, что сейчас мог заразу близким принести… Но мы отстояли этот фронт!" – рассказала Адель Оразалинова. 

Адель помогает людям всю свою сознательную жизнь.

"Просто потому, что не могу ничего с собой поделать. У меня вечное чувство долга, мне всё время хочется о ком-то заботиться, кого-то накормить, кого-то приласкать и отдать себя без остатка", – отметила журналистка.

Фотовыставка "Женщины на передовой в борьбе с Covid-19" / Фото Алмаза Толеке

Много лет существует благотворительный склад Оразалиновой, откуда вещи и продукты попадают к нуждающимся, ещё Адель – волонтёр Общественного фонда помощи онкобольным "Амила", она ведёт мастер-классы для детей, которые живут без родителей в детских учреждениях, и помогает приёмным родителям. Если в стране какая-то чрезвычайные ситуация: где-то сошёл сель, погорельцы остались без крова или надо поздравить ветеранов с Днём Победы, – Оразалинова всегда на передовой. И конечно, она не могла остаться в стороне от проблем, связанных с пандемией. 


Читайте также: "Есть люди, которые живут в особняках, и просят продукты". Как работают волонтёры во время карантина


"Эти дни не стали для меня особенными. Просто стало больше нуждающихся, и из-за постоянной фасовки продуктов появились мозоли на руках. А ещё надо было соблюдать осторожность, и я, приезжая на склад, драила хлоркой полы и унитазы. Я не считаю это геройством, мы должны были это делать, ведь у людей не было заработка, они не могли выехать из области на работу и начался настоящий голод. В какой-то момент у меня была обида: почему это не делает государство? Но когда понимаешь, что твоя страна – это ты, то ты идёшь и делаешь!" – подчеркнула Адель Оразалинова.

"Я не сделала ничего особенного и не считаю себя героем, потому что это моя работа"

Адеми Жидебаева, акушер-гинеколог, заведующая отделением Городской клинической больницы №1 города Алматы

"Тяжёлых случаев было много. Но очень сложно пришлось с беременной пациенткой, у которой при коронавирусной инфекции было 72% поражения лёгких. Она долго находилась в отделении реанимации, мы проводили несколько консилиумов, но потом женщина выздоровела и вместе со здоровым малышом выписалась из нашего роддома домой", – рассказала Адеми Жидебаева, 

На передовой борьбы с КВИ Адеми Сагдатовна находится с 8 марта. Она прекрасно помнит, как утром праздничного дня её срочно вызвали на работу и объявили, что их отделение теперь не роддом, а первый провизорный стационар в Алматы. А уже 9 марта в 12 часов ночи к ним прибыли первые пациенты, прилетевшие из Южной Кореи. Там они находились до тех пор, пока ждали результатов ПЦР-анализов на ковид. Через месяц Жидебаева и её коллеги вернулись к привычной работе, только теперь приходилось принимать беременных и рожениц с коронавирусом.

"Мы стали единственным роддомом в Алматы со статусом инфекционного стационара. Сначала схватки, потом роды, послеродовые операции – это дыхание, пот, кровь и, конечно, никакой дистанции. Противочумный костюм ограничивает движения, очки все время запотевают, а на тебе лежит ответственность за жизнь и здоровье женщины и ребёнка!" – рассказала Адеми Сагдатовна.


Читайте также: "Всем страшно, но это наша работа". Интервью с медсестрой инфекционной больницы Алматы


В таком авральном режиме она принимала до 20 родов в сутки. И ещё приходилось выполнять функции инфекциониста, ведь всем пациенткам требовалось лечение от коронавируса, а некоторые даже нуждались в интенсивной терапии в условиях реанимации. Поэтому наша героиня не удивилась, когда узнала, что сама заболела КВИ и успела заразить ребёнка и маму. В инфекционном стационаре как пациент доктор провела 35 дней, а потом вновь встала в строй.

"Когда за работу во время пандемии мне вручали награду "Халық алғысы", мне было даже стыдно. Ведь я не сделала ничего особенного и не считаю себя героем, потому что это моя работа", – заключила Адеми Жидебаева.

"Вы только представьте, в каком аду сейчас живут наши медики"

Асель Каниязова, волонтёр, инвалид II группы, мать двоих несовершеннолетних детей

"Около 70 мамочек – многодетных, одиноких, инвалидов – вступили в мой чат "Надёжный тыл", чтобы организовать питание для врачей. Я говорила им: "Девочки, вы только представьте, в каком аду сейчас живут наши медики. Они сутками принимают больных коронавирусом, не видят родных и даже не могут поесть нормальной домашней еды", – отметила Асель Каниязова, вспоминая те нелёгкие дни.

Все дни строгого карантина с раннего утра до поздней ночи Асель была на телефоне. Узнавала, в какую больницу и сколько можно отвезти еды, когда это можно сделать, где найти транспорт, как подключить волонтёров. В итоге врачи двух горбольниц Алматы в праздник отведали традиционный наурыз-коже, баурсаки, плов, салаты, соленья, варенья. Деньги на продукты женщины, которые сами живут небогато, ни у кого не просили, делали всё от чистого сердца.

"У меня есть 16-литровая кастрюля. Я отварила там курицу и приготовила прекрасный домашний борщ. Потом достала из морозильника ягоды, которые у нас всегда имеются, и сварила витаминный компот. И так каждая из нас. Не обеднеем", – рассказала Асель.

Ещё наша героиня разыскивала тех, кто остро нуждался в пандемию. А потом, если сама не могла помочь, обращалась в мечеть или к добрым людям, и нуждающихся поддерживали. Бабушкам и дедушкам, многодетным семьям доставляли продуктовые наборы, а матерям-одиночкам – детские колготки, обувь, игрушки и даже стульчики для кормления, коляски.

"Кто-то говорит, что я герой. Но это не героизм, это патриотизм! Когда в твоей стране беда, просто невозможно сидеть сложа руки", – отметила Асель Каниязова.

"Если мы не начнём все вместе прямо сейчас что-то делать, то через 10-15 лет потеряем человеческий облик"

Дина Смаилова, основатель Общественного фонда "Общественное движение против насилия "НеМолчи.kz"

"Если раньше 80% обращений к нам были связаны с сексуальным насилием, то в карантин 80% случаев – это бытовое насилие. Мужья не только бьют, они ещё и экономически давят, психологически издеваются, на религиозной почве преследуют супругу. Был случай, когда муж заставлял жену надеть хиджаб, она уговорила его на чалму, в итоге он обрил супругу налысо со совами: "Теперь не выйдешь на улицу без платка", – рассказала Дина Смаилова.

Был шквал звонков со всего Казахстана. Брались за самое серьёзное: когда во время ссоры женщина получала ножевое ранение или убегала от побоев мужа на улицу. Гостиницы, хостелы и кризисные центры из-за жёсткого карантина были закрыты, родственники, боясь ковида, отказывали в приюте.

"Тогда я начала тесно сотрудничать с полицейскими, которые предоставили мне номера необходимых служб. Семь семей получилось устроить в кризисный центр, несколько дел довели до суда, но, к сожалению, законодательство по бытовому насилию у нас такое беззубое, что приговоры получились просто смешные", – поделилась Дина.

Фотовыставка "Женщины на передовой в борьбе с Covid-19" / Фото Алмаза Толеке

А ещё она рассказала, как в один день всего за 13 минут поступило три подряд звонка от соседей с жалобами на жестокое обращение с детьми. Учёба онлайн привела к тому, что школьники не могли пожаловаться учителю или школьному психологу на родителей.

"Я хочу обратиться ко всем казахстанцам. Если наша команда "НеМолчи.kz", в которой всего четыре человека, смогла добиться результатов – значит, любой на своём месте может остановить насилие и несправедливость, если не будет молчать. Хватит всего бояться. Если мы не начнём все вместе прямо сейчас что-то делать, то через 10-15 лет просто потеряем человеческий облик", – призвала Дина Смаилова.

"Трудно сутки быть без белья"

Карлыгаш Абдиева, врач-инфекционист и вирусолог, работает в отделении ПЦР-диагностики

"В "красной" зоне я работаю с марта. И удивляюсь, когда мне говорят, что я герой. Да, были среди нас те, кто испугался и ушёл, но для меня уйти означало предать белый халат врача, бросить на произвол судьбы людей и страну, которым нужна", – рассказала Карылгаш Абдиева.

В своей докторской диссертации на тему "Исследование особо опасных вирусов" Карлыгаш изучала клещевой энцефалит и конго-крымскую геморрагическую лихорадку. А когда в декабре прошлого года появились новости из китайского Уханя, она, специалист Национального научного центра особо опасных инфекций имени Айкимбаева, тут же переключилась на КВИ. Информация собиралась по крупицам, постоянно мониторились данные китайских и европейских специалистов, а потому наши инфекционисты смогли даже вычислить приблизительное время появления ковидных больных на территории Казахстана. И 13 марта самолётом из Германии такие больные действительно прилетели из Германии, где уже бушевал ковид. Эту дату Карлыгаш запомнит навсегда, потому что с этого дня она переехала в "красную" зону и все стали называть её "особоопасником".


Читайте также: "Лента в соцсетях превратилась в некролог". Виновато ли общество в распространении Covid-19?


"Нас сразу закрыли: где работали, там и жили. Прилетает самолёт – и нам привозят пробирки. Мы их открываем и диагностируем. Больше никакой науки, статей и другой работы. Только ковид", – вспомнила Карлыгаш Абдиева.

По её словам, тяжелее всего работать в "красной" зоне тогда, когда нельзя видеть свою семью, родных людей.

"Правда, есть ещё одна сложность: когда заходим в "красную" зону, на нас ничего из своих вещей быть не должно. Прямо на голое тело надеваем пижаму, на неё – защитный комбинезон, очки, маску, двойные перчатки, проклеиваем скотчем все щели. И, знаете, очень трудно сутки быть без белья", – призналась Карлыгаш.

"Вся информация о КВИ даётся без учёта особых потребностей людей с инвалидностью"

Ляззат Калтаева, правозащитница, председатель Ассоциации женщин с инвалидностью "Шырак"

"Как только начался карантин, мы поняли, что вся информация о КВИ и о том, как надо проводить профилактику в условиях пандемии, даётся без учёта особых потребностей людей с инвалидностью. Я имею в виду людей с нарушением слуха, зрения и интеллекта. Тогда при поддержке офиса ЮНФПА в Казахстане мы решили исправить эту ситуацию", – рассказала Ляззат Калтаева.

Во-первых, было создано пять специальных информационных роликов на казахском и русском языках. Они были интуитивно понятны, сопровождались аудио – для незрячих людей, бегущей строкой – для тех, кто может читать, и сурдопереводом. Незрячим рассказали, как правильно мыть руки, а людям, прикованным к инвалидным коляскам, объясняли, как их дезинфицировать. И, конечно, понадобился ролик, который мог бы предотвратить насилие в условиях карантина.


Читайте также: В Казахстане всплеск бытового насилия во время карантина. Куда жаловаться на семейного дебошира


"Поскольку наши с ЮНФПА исследования показали, что случаи физического, экономического, психологического давления на женщин в это время участились, мы не могли не прийти на помощь женщинам-инвалидам, которые всегда наиболее уязвимы. Из нашего ролика, например, незрячая женщина или женщина с нарушением слуха узнала, как во время пандемии обратиться в кризисный центр", – рассказала Ляззат.

Фотовыставка "Женщины на передовой в борьбе с Covid-19" / Фото Алмаза Толеке

Основываясь на данных другого опроса, было решено изготовить защитные щитки для сурдопереводчиков. Ведь обычные маки закрывают губы, а они должны быть открытыми для их работы. А ещё, по словам Калтаевой, нельзя было не поддержать психологически женщин-инвалидов в это трудное время. Поэтому появился мотивирующий ролик о том, как преодолеть страх, стыд и терпение. До каждой женщины с ограниченными возможностями хотели донести: пора перестать молчать и думать, что проблема в тебе и твоей инвалидностию Эти ролики распространялись в социальных сетях, по WhatsApp и специальным каналам для людей с ограниченными возможностями.

"В Казахстане по официальным данным проживает около 700 тысяч людей с инвалидностью, и порядка 52% из них – женщины. Думаю, тем, кто увидел эти ролики, мы облегчили жизнь", – уверена Ляззат Калтаева.

Новости партнёров