Каждый месяц в Казахстане делают 50-70 операций по увеличению груди, ещё больше операций на веках. Постоянно есть спрос на ринопластику, подтяжку лица и живота, липофилинг. И это при том, что в Казахстане всего 50 пластических хирургов, и только 33 из них имеют сертификаты.

Заведующий отделением пластической хирургии Мисмил Мурадов работает в Национальном научном центре хирургии имени Сызганова 20 лет. Он пришёл сюда устраиваться на работу к известному медику Мухтару Алиеву, отцу Рахата Алиева.

"Моя карьера началась в 1995 году, Мухтар Алиев позвонил своей секретарше и сказал: "Этого отправь в наше отделение, пусть пашет". Я хотел быть общим хирургом, но пришлось учиться работать с отчленёнными конечностями и другими частями тела, этому я посвятил долгие годы своей жизни. За это время каких только шокирующих случаев не было, я уже привык. Привозили рабочих с заводов, одним из таких запоминающихся происшествий было, когда молодой парень случайно залез в тестоделитель. Ему отрубило кисть, и он к нам поступил через шесть часов после ЧП. Мы с коллегами стояли над ним 12 часов, именно столько длилась операция. Всё удалось восстановить, сейчас этот парень ведёт нормальную жизнь и работает. Ещё запомнилась женщина, которая привезла на поезде нам свой оторванный палец. Она делала дома ремонт и лишилась большого пальца, но не растерялась: завернула в целлофан конечность и села в поезд. Пришиваем мы всё, а как приживётся – это уже вопрос времени", – рассказал Мисмил Мурадов.

Из ряда вон выходящим Мисмил называет случай, когда 22-летнего парня буквально вытащили с того света. Молодого человека на полном ходу сбил поезд, ему оторвало половину плеча и грудной клетки.

"Мои коллеги вывели его из состояния шока и транспортировали к нам в центр. Мы восстановили ему руку, благо не было размозжения. Не секрет для каждого хирурга, что с размозжением уже ничего не поделать. Это когда прессовые станки, накалённые до предела, травмируют конечности. Из 18 случаев нам единожды удалось провести уникальную операцию и восстановить конечность, хотя там никакой перспективы не было. Молодой человек работал на бумажной фабрике и нечаянно засунул руку под пресс. Там была травматическая ампутация от раздавливания плюс термическое повреждение. При ревизии сосуды были в норме, и мы сшили их, правда, потом мы его два раза оперировали, недавно восстановили суставы. Сейчас парнишка работает водителем, левая рука функционирует на 50%", – говорит врач.


Хирург Мисмил Мурадов

Хирург Мисмил Мурадов / Фото Informburo.kz

Специалист сетует, что зря к конечностям, особенно кистям рук, приковано так мало внимания. Серьёзными операциями принято считать пересадку сердца, печени и почек. Однако инвалидизация, как правило, наступает именно при отсутствии ног или рук, поскольку человек не может работать.


Кисть этого человека восстановили по фрагментам

Кисть этого человека восстановили по фрагментам / Фото из личного архива Мисмила Мурадова


Теперь мужчина может полноценно владеть рукой

Теперь мужчина может полноценно владеть рукой / Фото из личного архива Мисмила Мурадова

"Много внимания мы акцентируем на дефектах и деформациях лица. Функционально он вроде бы не инвалид, но если лицо изуродовано после ожога, травмы или там врождённая патология, то это считается моральной инвалидностью. Такие люди не могут работать, их сторонятся. Была у нас пациентка: после ДТП у неё отсутствовала нижняя и часть верхней челюсти. Ей другие врачи трижды проводили операцию, но не добились желаемого результата. В итоге мы с коллегами из дальнего зарубежья восстановили ей кости лица и мягкие ткани. Не забуду и маленького мальчика, у которого отсутствовала часть черепа, под кожей шёл сразу мозг. Мы ему переместили ребро и комплекс мышц – к счастью, всё это прижилось", – вспоминает Мурадов.


Дефект пациента до операции

Дефект пациента до операции / Фото из личного архива Мисмила Мурадова


Губы пациента после операции

Губы пациента после операции / Фото из личного архива Мисмила Мурадова

Переход реконструктивной хирургии в эстетическую в нашей стране произошёл плавно. С 2007 года в Казахстане врачи активно творят чудеса с грудью, веками, носами и скулами. Кудесники красоты утверждают, что ничуть не отстают от мировых тенденций и делать пластику в Алматы и Астане – то же самое, что в Корее или Таиланде.

"Быть может, мы не обладаем дорогостоящим оборудованием и клеточными технологиями, но хирургически мы не позади всех. К нам обращается много девушек, но в процессе общения мы стараемся адекватно смотреть на ситуацию и, если надо, отговорить от операции. Например, меня просила девушка сделать ей 10-й размер груди. Гигантские груди ей бы даже физиологически не подошли, просто она хотела вернуть любимого, который ушёл к женщине с большой грудью", – говорит врач.

Корреспондент informburo.kz побывал в операционной, где несколько врачей во главе с Мисмилом Мурадовым приводили в порядок грудь пациентки. Женщина прилетела на процедуру из Актау, оставив дома троих детей. Обратно она вернётся уже с третьим размером груди.

"Наша пациентка родила троих детей, дважды ей делали кесарево сечение. За годы материнства у неё сильно обвисла грудь, и образовались складки на животе. Она попросила нас за один раз сделать весь комплекс, мы справились. Если бы женщина жила в Алматы, мы бы отпустили её домой уже через два дня. Но она прилетела на операцию одна, да ещё из Актау, полежит в палате пять дней, и тогда уже можно отпускать её. Подобные операции у нас платные: например, увеличение груди стоит 600 тысяч тенге, один день реабилитации в палате – около 10 тысяч тенге", – говорит собеседник.


Женщине делают новую грудь и убирают шрамы на животе

Женщине делают новую грудь и убирают шрамы на животе / Фото Informburo.kz

Всего в отделении пластической хирургии в Алматы 12 коек. Делают операции красоты и в Астане. Однако специалисты южной столицы считают себя лучшими в Казахстане. Мол, Астана молодая, и хирургам там нужно учиться, учиться и ещё раз учиться.

"Наши коллеги из-за рубежа зарабатывают очень большие деньги, но чтобы до этого дослужиться, нужны долгие годы. Я работаю в государственном учреждении, и мы не получаем денег за реплантацию органов. Пластическая хирургия – это как хобби, если бы я задался целью зарабатывать, то ушёл бы в частную структуру. К нам приходят молодые специалисты, и они работают годами, получая проценты от платных операций по пластике. В среднем получают до 300 тысяч в месяц, это помогает им как-то кормить семьи и не уйти из профессии", – рассказывает Мисмил Мурадов.

Не обошёл врач и нашумевшую ситуацию с избитой мужем Баян Есентаевой. По мнению специалиста, у продюсера крайне мало шансов восстановить прежние правильные пропорции лица.

"Это тупая травма головы, сопровождающаяся повреждением лицевого нерва. Остаётся физиолечение – здесь хирургия бессильна. Остаётся рассасывать, разбивать и стимулировать нерв. Лицевой нерв очень капризный, и после таких ударов он, как правило, не восстанавливается. Есть операции по реанимации лица, но в данном случае нужно только физиолечение. Восстановить прежнюю мимику сложно, 90% того, что она не восстановится", – рассказал собеседник.


У Баян Есентаевой контузия глазного яблока второй степени

У Баян Есентаевой контузия глазного яблока второй степени / Кадр видео Динара Сатжан/YouTube

К Мисмилу Мурадову за долгие годы обращались за помощью и звёзды шоу-бизнеса, и политики, и олигархи. Удивительно, но мужчин из сильных мира сего в больничном списке больше, чем женщин. И обращаются они в основном за реконструкцией кисти и лица.

"Есть травма, называемая "паралич субботнего сна". Вы просто не представляете, какие казусы с этим бывают. Человек выпьет, сидя засыпает и не может потом пошевелиться. У меня был случай, когда наш очень известный и серьёзный политик, проверяя свой пистолет, выстрелил себе в кисть. Её разворотило страшно, но мы смогли оперативно восстановить конечность. Сейчас у него на 100% рука работает, я был удивлён, потому как шансов у этого знаменитого человека было мало", – подытожил Мурадов.

Экономический кризис не мешает жителям Казахстана изменять свой облик за деньги. Казахстанки просят пластических хирургов сделать им глаза, как у Джоли или Валерии.

Рынок пластической хирургии РК эксперты оценивают почти в миллиард тенге. Такая информация прозвучала на II съезде Общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter