Жюри 71-го Каннского кинофестиваля под председательством Кейт Бланшетт вручило главный приз – "Золотую пальмовую ветвь" – японцу Хирокадзу Корээде и его хорошему, но довольно скромному фильму "Магазинные воришки". Удивились все – почему-то критики были абсолютно убеждены в том, что в этом году победит женщина. Во-первых, это тренд – в нынешнем году дамам получать призы легче. Да и зря что ли на премьере одной из конкурсных картин – "Девушки солнца" Евы Юссон, снявшей драму о девушках Курдистана, воюющих с ИГИЛ, по красной дорожке прошлись 82 кинематографистки, заявляя о равных правах на творчество?


Читайте также:
Каким будет Каннский кинофестиваль – 2018: казахи, диссидентское кино и самые обсуждаемые темы

Во-вторых, женщин, которые могли бы получить в этом году главную "пальму", было как минимум две. Это ливанка Надин Лабаки, которая сняла фильм "Капернаум" – он о мальчике, который подал в суд на своих глупых и бестолковых родителей, и итальянка Аличе Рорвахер: её картину "Счастливый Лазарь" уже назвали возвращением эпохи большого итальянского кино. Однако повторить успех Джейн Кэмпион (пока что она единственная женщина, получившая "Золотую пальмовую ветвь"), не получилось. Победило семейное кино из Японии, снятое мужчиной.

В центре внимания – одна бедная японская семья. Отец и сын-тинейджер воруют в магазинах продукты, техника у них отработанная: пока отец закрывает собой обзор камер, мальчик крадет. Пока прокатывает. Возвращаясь однажды домой, они находят на улице грязную и голодную девочку. Недолго думая, они берут ее к себе домой – кормят, моют и укладывают спать. Юри – так зовут малышку, сразу становится любимицей семьи: "мама" и "папа" не хотят отводить ее назад, на свалку и разрешают ей пожить, "старшая сестра" балует, а "бабушка" берет с собой в постель, несмотря на обнаружившийся вдруг у малышки энурез. Единственный, кто пока её не принимает – это брат, который, видимо, ревнует родителей к этой хорошенькой девочке.



Семья перебивается кое-как: мать работает в химчистке, отец на стройке, сестра танцует для взрослых, а все вместе они живут на бабушкину пенсию. Но, кажется, они счастливы. Они любят друг друга – делятся ворованной едой, проводят вместе вечера, шутят, обнимаются, целуются, и несмотря на свое финансовое положение, даже ездят вместе отдыхать на море. Но вскоре семейная идиллия разрушается – оказывается, девочку разыскивают. Настоящие родители, которые всегда ругались и били этого ребёнка, заявили о киднэппинге. Но это начало беды: самое интересное выясняется после смерти бабушки, которую негде было даже похоронить. Когда сын в очередной раз осуществляет кражу, охрана это замечает и устраивает за ним погоню. В итоге, он ломает ногу и попадает в больницу. Естественно, вызываются социальные службы. А потом выясняется, что эта семья – ненастоящая, все они никакие не родственники друг другу.

"Мама" и "папа", на самом деле убили человека – мужа-абьюзера, мальчика они вызволили из запертой машины, и никто за ним просто не приходил, от девочки отказались родители. Все эти несчастные решили объединиться в семью, ведь без нее одиноким людям совсем плохо. Финал картины очень трогательный, хотя отец семейства – преступник, да ещё и папа ненастоящий, но ребенок его признаёт. Картина получилась очень теплой, душевной, и задевает за живое, она о том, что иногда семью можно выбрать. Пусть и будет такая семья отнюдь не идеальной, но она может разбудить в каждом самые нежные чувства. Хотя эта картина и не новое слово в кино, и не совершила никакой революции, думается, что "Золотую пальмовую ветвь" она всё же заслужила.

"Гран-при" жюри неожиданно получил абсолютно зрительский фильм "Черный клановец" Спайка Ли, о том, как черный полицейский обезвредил ку-клус-клановцев, а вот третий по значимости приз – приз жюри, достался опять-таки фильму о семье: картине "Капернаум" ливанки Надин Лабаки. Главный герой этой безжалостной драмы – ливанский мальчик Зейн 12 лет отроду, непонятно какой по счёту ребёнок в огромной многодетной семье. У него не детство, а настоящий ад – он недоедает, недосыпает, терпит побои и вечные скандалы, при этом с утра до вечера занят домашними делами – пока родители размножаются без остановки, он ухаживает за младшей детворой.


Читайте также:
Зрительские фильмы в Каннах: лента Спайка Ли "Черный клановец" и "Арктика" с Мадсом Миккельсеном

Больше всего на свете Зейн любит свою младшую, одиннадцатилетнюю сестрёнку, а когда девочку, у которой только что началась менструация, отдают замуж за взрослого сорокалетнего мужчину, он, в знак протеста, сбегает из дома. Скитаясь в поисках пропитания, Зейн знакомится с аниматором из парка аттракционов, а затем и мигранткой-поломойкой из Эфиопии. Женщина, у которой уже есть годовалый малыш, берёт его к себе, в лачугу, а когда во время рейда по борьбе с нелегалами её арестовывают, Зейну приходится выживать самому со своим названным братом. После того, как мальчик, доведенный до отчаяния, берёт в руки нож, его отправляют в тюрьму. Но он не падает духом, а подает в суд на своих родителей, которые его произвели на свет и напрочь забыли, что он не их вещь, а самый настоящий человек.

Некоторые критики назвали фильм спекуляцией, но согласились с этим далеко не все. Просто фильм Надин Лабаки попал во все тренды сразу: это и тема домашнего насилия, и жестокое обращение с детьми, и положение восточных женщин, у которых зачастую нет ни образования, ни прав, это и мировой мигрантский кризис, и тема Ближнего Востока, где не стихают войны. К тому же фильм сделан на очень хорошем уровне, сценарий прекрасен, взгляд режиссера безжалостен, а игра мальчика Зейна – его сыграл ливанец Зейн аль Раффеа, безупречна. Многие критики называли его достойным пальмовой ветви за "Лучшую мужскую роль". Когда г-жа Лабаки получала приз и говорила пламенную речь о правах детей, Зейн тоже стоял на сцене и, в отличие от большинства детей-актеров, ни капли не смущался. Он держался очень естественно: во время спича победительницы, он развернул на себя приз, потрогал его и поставил на место. Лично ему "пальма" не досталась, но, учитывая потенциал мальчика, думается, что когда-нибудь мы его ещё обязательно увидим среди награждённых.

Приз за "Лучшую мужскую роль" получил актер Марчелло Фонте из фильма Маттео Гарроне "Догмэн". Это жутковатая история о маленьком, тихом собачнике, который показал, что может дать отпор любому, даже самому отпетому бандиту. Герой Марчелло Фонте – разведённый мужчина хлипкого телосложения, который живёт в трущобах на окраине Неаполя и больше всего на свете любит свою маленькую дочь и своих собак. У него целый зверинец – собаки бойцовых пород и тихие дворняжки, огромные псы с человеческий рост и маленькие декоративные собачки.



Герой Фонте может найти общий язык с любой животиной, а вот со своим кокаино-зависимым подельником, который хуже бешеного бульдога, не может. Тот постоянно отбирает его долю в их общих криминальных делах, заставляет покупать ему наркоту, а потом ещё и грабит его соседа – заставляет того отдать ему ключи от магазина, а ночью просто выламывает его двери и уносит всё. И хотя герой Фонте не сдаёт его полиции, и даже отсидит из-за этого срок, негодяй оказывается неблагодарным – он продолжает терроризировать беднягу до тех пор, пока в том не просыпается зверь. Криминальные драмы Гарроне удаются особенно хорошо, собственно о нём и заговорили только тогда, когда он снял "Гоморру" – фильм об итальянских преступниках. Теперь он повторил успех.

Награда за лучшую женскую роль досталась нашей Самал Еслямовой, снявшейся в фильме "Айка" – такого страшного портрета женщины, матери, кинопублика еще не видела. Хотя в качестве возможных претенденток на этот приз критики называли и польскую актрису Йоанну (Джоэнну) Кулиг, сыгравшую в фильме "Холодная война" и китаянку Чжао Тао из драмы Чзя Чжанкэ "Пепельный – самый чистый белый", в итоге, самым убедительным, оказался образ кыргызской мигрантки, выживающей в московском аду, воплощенный на экране Самал.


Всё об "Айке":
Самал Еслямова взяла в Каннах приз за лучшую женскую роль. О чём фильм "Айка", в котором она снялась?

Самал Еслямова: Для роли в "Айке" приходилось доводить себя до усталости и изнеможения


Сергей Дворцевой: Я российский режиссёр, но от Казахстана я не отказываюсь

Лучшим режиссером назвали Павла Павликовского, снявшего черно-белую драму "Холодная война", о которой мы уже писали. А приз за лучший сценарий разделили между итальянкой Аличе Рорвахер и её "Счастливым Лазарем", а также иранским диссидентом Джафаром Панахи и его фильмом "Три лица" – о трёх поколениях иранских женщин.

По сюжету, известной актрисе приходит сообщение в Telegram от молодой девушки. Она якобы собирается покончить жизнь самоубийством, из-за того, что родственники хотят выдать её против воли замуж и запрещают ей заниматься актерским искусством. Актриса вместе с Панахи едут в село к отправительнице этого сообщения и пытаются выяснить, что стало с девушкой. Оказывается, она жива, только укрывается в доме пожилой актрисы, когда-то блиставшей на экранах. В итоге, перед зрителем предстают три поколения, три "лица" иранских женщин: настоящая звезда, звезда прошлого и будущая. Таким образом, Панахи даёт богатую пищу для размышлений к чему и куда катится Иран.

Если Панахи в сценарной категории смотрится привычно, то Рорвахер будто бы потеснили с пьедестала – она заслуживает большего, чем пусть и престижный, но все-таки не основной приза Канн – за сценарий, о её фильме и похоже, новом этапе итальянского кино мы ещё напишем. Лишь добавим, что специальный приз жюри дали великому Годару и его экспериментальной картине "Книга образа", похожей больше на творческое завещание мастера. А "Золотую камеру" – приз за лучший дебют, получил фильм Лукаса Донта "Девушка"("Girl"), о которой мы также писали. История парня, который хочет поменять пол и стать прима-балериной, покорила жюри.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter