Выйдя на церемонии закрытия за наградой, Самал Еслямова была смущена, растеряна и явно этого не ожидала, она поблагодарила и по-казахски: "Улкен рахмет", и по-русски главного человека на площадке – своего режиссёра. Момент трогательный, а событие для отечественного кино историческое – ещё ни разу ни одна актриса из СНГ (да и бывшего СССР тоже) не была награждена таким престижным призом.

Для интервью мы встретились в холле знаменитого Hotel Barrière Le Majestic перед вылетом. В ручной клади у Самал драгоценный трофей – та самая "Пальмовая ветвь". "Тяжёлая?" – спрашиваю я. "Нелёгкая. Килограммов пять. Хрусталь и золото", – улыбается она.

В фильмографии актрисы всего две роли и обе в фильмах Сергея Дворцевого – главная роль в "Айке" и второстепенная в нашумевшем "Тюльпане", получившем десять лет назад "Особый взгляд". Самал – профессиональная актриса, выпускница Российского института театрального искусства (ГИТИСа) и колледжа искусств в Петропавловске.

– В этом году председателем жюри Каннского кинофестиваля была актриса Кейт Бланшетт. Каково получать награду от одной из лучших актрис своего поколения?

– Это приятно. Наверное, я должна была чувствовать что-то особенное, и все об этом спрашивают, но на самом деле, кроме того, что я очень рада, мне нечего добавить. Для нас всех делать эту картину было очень непросто, и если бы наградили не только меня, но и сам фильм как результат труда всей нашей команды, то я, наверное, была бы абсолютно счастлива.

– Когда вы стояли на сцене легендарного кинотеатра "Люмьер" и получали приз, вы были так очаровательно растеряны. О чём думали и что чувствовали?

– Самое интересное, что я не могу это вспомнить, я не зафиксировала в своей памяти этот момент. Обычно я всегда стараюсь находиться в состоянии "здесь и сейчас" и в те минуты тоже, я просто жила, не рефлексируя, что происходит вокруг, и не отслеживая то, о чём думала в этот самый миг, я просто наслаждалась моментом.

– Я знаю, что съёмки этого фильма длились несколько лет. Каково это быть так долго в одной и той же роли? Не стала ли Айка частью вас, настоящей?

– Нет, не стала. Отношения с моей героиней у меня только профессиональные. Мы абсолютно разные люди, отчасти я её понимаю, у неё была своя мотивация на эти поступки, но я совсем другой человек. Играть одну и ту же роль на протяжении нескольких лет было, конечно, безумно интересно, но невероятно тяжело. Но мы все понимали, что это всё делается ради нашего фильма, мы это принимали как неизбежную часть профессии и шли дальше. Мы хотели сделать хорошее кино, раскрыть историю как можно глубже, и, как понимаем сейчас, это получилось.

– В фильме вы мать-кукушка, бросившая ребёнка. Извините за личный вопрос, но у вас есть дети?

– Нет, к сожалению. Играть мать, не испытав материнства, конечно, было сложно. Будь у меня ребёнок, я думаю, было бы проще вжиться в роль. Но я, надеюсь, мне когда-нибудь повезёт с этой ролью в реальной жизни, тогда и актёрский арсенал разнообразится.

– Вы живёте в Москве. Знакомы ли вам чувства, которые испытывает ваша героиня, когда приходится выживать в чужом городе?

– Нет. В Москве я уже живу 11 лет, осталась там после окончания ГИТИСа, и мне комфортно – у меня там друзья, коллеги, этот город мне родной. Но даже когда я только переехала, Москва меня сразу приняла, у меня не было ощущения, что я на чужбине. Возможно, это потому, что я сама родом из Северного Казахстана, из Петропавловска, выросла в русскоязычной среде, очень люблю русскую культуру. Конечно, первое время скучала по дому, но потом привыкла, каждый год езжу домой в Петропавловск, у меня там родители живут и все родственники. Поскольку зимой мы всё время снимали, то приезжала летом.

– В фильме вы выглядите не просто несчастной и уставшей, а по-настоящему физически измождённой. Как говорил режиссёр картины, вы страдали в кадре каждую секунду.

– Да. Сниматься было очень трудно, иногда невыносимо. Для каждого эпизода приходилось готовиться не только актёрски, то есть разбирать персонаж с режиссёром, думать над мотивацией Айки, ее реакциями на тот или иной поворот в сюжете, но и необходимо было прийти к определённой физической форме. У здорового человека, живущего полноценной жизнью, совсем другая пластика, я для этой роли была слишком быстрой и энергичной. Чтобы смотреться в кадре так, как Айка, мне нужно было пройти через физическую нагрузку. Я себя доводила до усталости, а иногда и до изнеможения – перед съёмками бегала, танцевала, и в итоге выглядела как нужно.

– Режиссёр фильма рассказывал журналистам, что 80 процентов материала было переснято, это вас не расстраивало? Вы всё снимаете, фильм всё не заканчивается, а жизнь-то идет?

– Нет. Потому что понимала, что наша цель снять большое кино, а оно никогда не даётся так легко. Порой была такая усталость, что хотелось всё бросить, но, помимо меня, так много было задействовано других людей – артистов, членов съёмочной команды, ответственность была высока. И хотя всё менялось на ходу, именно в этом я не видела проблемы, ведь я была в материале, мы постоянно обсуждали, что происходит на площадке, мы понимали, к чему мы двигаемся, и всё держали под контролем.

– А вы параллельно где-нибудь снимались?

– Нет, я отказывалась – съёмки занимали всё мое время и энергию, невозможно это было совместить. К тому же я участвовала в наших дипломных спектаклях, их можно было играть и после выпуска на других площадках.

– А что можно сыграть девушке азиатской национальности в российском кино? Что предлагают играть?

– Если честно, у меня было не так много предложений, но я и сама не особенно интересовалась кастингами и новыми ролями.

– А за казахстанским кинопроцессом следите?

– Конечно! Стараюсь быть в курсе того, что происходит там, ведь очень хотелось бы поработать с нашими режиссёрами. Прошлым летом я снялась в сериале Аскара Узабаева о казахских батырах, сыграла маму маленького на тот момент Карасай батыра. Как попала в проект? Узнала о кастинге, отправила фотографии, ничего необычного.

– Как вы видите свою жизнь и карьеру после фестиваля?

– Сложно сказать, жизнь непредсказуема. Я с детства, с 1 по 11 класс, мечтала стать журналистом, но поступила в колледж искусств на актёрское, а потом меня на одном из кастингов заметил Сергей и пригласил сниматься в "Тюльпане", и теперь я не журналист, а актриса и занимаюсь тяжёлой, но бесконечно любимой работой. Честно говоря, не думаю, что после этой "Пальмовой ветви" что-то в моей жизни кардинально изменится. Буду как и раньше много работать, буду также любить свою профессию, попытаюсь создавать интересные образы на экране, буду работать с теми, в кого верю.

– Но всё же чем вы займетесь в первую очередь?

– Для начала я хочу просто отдохнуть и выспаться.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter