Глобальный индекс конкурентоспособности (по-английски The Global Competitiveness Index) – изобретение Всемирного экономического форума в Давосе. Когда-то этот расширенный отчёт об экономике десятков стран был интересен только большим игрокам в мире инвестиций и трейдерам. Сегодня это, пожалуй, один из самых обсуждаемых рейтингов государств на планете. Правительство Казахстана долгие года не обращало на этот индекс никакого внимания, пока наша страна не заняла в 2015 году высокое, как многим показалось, 42 место. Но через год мы упали на 11 позиций, потом ещё на 4. В итоге в 2018 году страна гордо держится за порядковый номер 59, и некоторые аналитики считают, что нам ещё здорово повезло. Informburo.kz обсудило с экспертами наши перспективы детально.

Всё немного по-другому

В 2018 году глобальный индекс конкурентоспособности (ГИК) пережил некоторую смену формата. Во-первых, составители значительно (как они сами утверждают) изменили методику: к примеру, всё больше учитываются показатели статистики, а не опросные данные, как раньше. Появилось 64 новых индикатора, а их общее количество сократилось со 114 до 98.

В целом, структура ГИК всё так же состоит из 12 факторов. В этом году ими стали: "Институты", "Инфраструктура", "Информационно-коммуникационные технологии", "Макроэкономическая стабильность", "Здоровье", "Образование и навыки", "Рынок товаров", "Рынок труда", "Финансовая система", "Размер рынка", "Динамичность бизнеса" и "Инновационный потенциал".


Позиция Казахстана после введения новой методики расчёта

Позиция Казахстана после введения новой методики расчёта / Скриншот отчёта ГИК

По мнению эксперта Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК Сергея Домнина, корректировки в первую очередь связаны с тем, что составители хотели конкурентоспособность поставить в контекст Четвёртой индустриальной революции, триумфально шагающей по планете.

"Именно это привело к увеличению количества показателей, связанных с человеческим капиталом (здоровье, навыки), инновационной деятельностью предприятий, эффективностью рынков: например, рынка труда или финансового рынка. Большая часть этих показателей – это не результат экспертной оценки, а статистическая информация. Такой подход сделал рейтинг более объективным и информативным", – уверен Домнин.

Экономист Александр Юрин считает, что это не последнее изменение методики расчётов, так как назвать ГИК по-настоящему объективным у аналитиков пока не поворачивается язык:

"Более корректно было бы говорить не об изменении системы расчета, а об изменении структуры индекса и ревизии его компонентов. Нужно отметить, что значительную роль при расчете индекса конкурентоспособности играют оценки экспертов, представляющих различные сегменты экономики и сектор государственного управления оцениваемых стран, – объясняет свою позицию Александр Юрин. – В силу подобного подхода на результирующее значение индекса могут оказывать влияние различные субъективные факторы, и его вряд ли стоит воспринимать как абсолютно надежный показатель, характеризующий ситуацию в различных странах. По-видимому, именно это обстоятельство и подталкивает Всемирный экономический форум к изменению методики расчета индекса, причем оно вряд ли будет последним".

Финансовый аналитик, директор по развитию компании ARUM Capital Константин Жуковский акцентирует внимание на том, что высокое место в индексе теперь будут занимать страны, которые вкладывают и в технологии, и в человеческий капитал десятки миллиардов долларов.

"Индекс больше внимания уделяет инновациям, а также уровню открытости рынка. Те экономики, которые поддерживают низкие торговые пошлины, свободный доступ к работе для иностранных граждан показали более высокие позиции, – уверяет эксперт. – Основная позиция данного рейтинга и его отчёта заключается в том, чтобы страны больше внимания уделяли технологиям, которые могут создать интересные возможности для стран даже с низким уровнем дохода, однако без ущерба для показателей методов управления, инфраструктуре и навыкам. Что интересно, в недавнем отчете из 140 исследованных стран в 117 качество институтов оказывало негативное влияние на уровень конкурентоспособности экономики".

Позитив есть, но он не во всём

Согласно итоговому индексу ВЭФ, Казахстан занял 59 место из 140 стран мира. До смены формата и системы подсчёта индекса это в целом не самая худшая позиция страны за последние 10 лет. В 2008-2009 годах страна занимала 66-67 место, в 2010-2012 – упала на 72 позицию. И только с 2013-го рванула в верх. Лучший результат нашей экономики – 42 место в данном индексе за 2015-2016 годы.


Совету иностранных инвесторов при Президенте РК в 2018 году исполнилось 20 лет

Совету иностранных инвесторов при Президенте РК в 2018 году исполнилось 20 лет / Фото пресс-службы Акорды

За последние годы правительство Казахстана иностранные наблюдатели активно хвалили за снятие административных барьеров, хороший инвест-климат, за желание проводить серьёзные структурные реформы. Сейчас у Казахстана всё ещё остались высокие позиции сразу по нескольким направлениям.

Согласно мнению мировых экспертов и официальной статистике, в нашей стране достаточно легко открыть свой бизнес, у нас очень активны женщины на рынке труда, нет проблем с электрификацией такой огромной территории. Также у нас достаточно высокое количество абонентов сотовой связи и доступный интернет. Правительство страны, по мнению экспертов, активно защищает иностранных инвесторов. По всем этим показателям наша страна в лидирующей группе. Но неприятных деталей тоже хватает.

Сотрудник института исследования Zertteu Шолпан Айтенова обращает внимание на то, что и многие мировые лидеры потеряли в обновлённой методике свои позиции. И этому есть вполне логичное объяснение:

"На мой взгляд, потере позиций способствуют в разных странах разные факторы. Великобритания, к примеру, потеряла 8 пунктов в своём рейтинге, и эксперты связывают это с Brexit, в Канаде в свою очередь падение объяснили затяжным кризисом, также связанным с падением цен на нефть и другими факторами. У Казахстана 59 место в ГИК нельзя назвать успехом или провалом, это такая стабильность или рост без развития. Довольно успешные макроэкономические показатели при довольно низких показателях развития человеческого капитала. Стабильность выглядит хорошо только на бумаге, развития не происходит. Нам необходимо созидательное разрушение, рост через развитие действительно востребованных, а не дотируемых государством компаний".

Казахстан, к слову, существенно улучшил положение дел по некоторым позициям. К примеру, мы взлетели вверх сразу на 26 позиций согласно индикатору под названием "Гибкость при установлении зарплат". Но в наших реалиях рядовому обывателю вновь может показаться, что речь идёт только об интересах работодателя. Да и 108 место среди 140 стран по индикатору "Права работников" явно намекает, что никакой реальной деятельностью профсоюзное движение в нашей стране не занимается. Значительный рост по 10-15 показателям тем не менее оставляет Казахстан в окружении не самых сильных развивающихся стран мира.

Независимый финансовый аналитик Расул Рысмамбетов уверяет, что новость о 59-ом месте страны нужно воспринимать позитивно. Учитывая объём не доведённых до логического конца реформ сразу в нескольких сферах, эксперт считает, что наша страна могла упасть в рейтинге гораздо ощутимее.

"59-ое место, на мой взгляд, это успех. Наша экономика упрощается, конкурентоспособность снижается, здравоохранение и образование сотрясают непрерывные реформы, создавая хаос в долгосрочных планах, – делится мнением Рысмамбетов. – Не успев внедрить одну программу, мы накладываем сверху ещё одну. Казахстанцы тратят миллиарды долларов на образование и лечение за рубежом. После всего этого оставаться на 59 месте – большой успех".

Догнать может не получиться

Ровно год назад составили рейтинга активно хвалили Казахстан за рывок в дошкольном образовании. Речь про сотни частных детских садиков, которые и позволили чиновникам заявить о решении многолетней проблемы с очерёдностью.


Промышленные предприятия Казахстана всё чаще стали напоминать центры управления

Промышленные предприятия Казахстана всё чаще стали напоминать центры управления / Фото liter.kz

Однако в целом система образования – отчасти именно то, что тянет казахстанские показатели катастрофически вниз. 73 место среди 140 стран мира мы занимаем из-за нехватки учителей в начальном образовании. Согласно статистическим данным и опросам, в республике огромный дефицит квалифицированных кадров на рынке труда. Особенно всё, что связано с техническими специальностями. Более того, в стране работодателя не устраивает низкий уровень компетенций персонала. А сами работники не хотят повышать свой уровень тем же непрерывным образованием.

Отдельный блок вопросов касается ситуации в экономике. Согласно индикатору "Надёжность банков", мы на 120 месте из 140 стран. Стоит изучить отчёт по рейтингу подробней и увидеть, что вполне логично страдает кредитование реального сектора экономики. Возможно, именно поэтому по индикатору "Кредитование малого и среднего бизнеса" наша страна расположилась всего лишь на 93-ем месте, всего за один год потеряв 15 позиций. Отчётливо вспоминаются последние истории банкротства сразу нескольких банков второго уровня из-за неэффективного менеджмента и большой любви к деньгам квазигосударственного сектора.


Гаджеты стали часть образовательного процесса

Гаджеты стали частью образовательного процесса / Фото appleinsider.ru

Отдельно стоит отметить и позорное для такой публичной страны, как Казахстан, 130-ое место согласно индикатору "Свобода прессы". Едва ли лучше обстоит дело с таким индикатором как "Ожидаемая продолжительность здоровой жизни". С показателем в 62,7 года средней продолжительности жизни без серьёзных хронических болезней среднестатистического гражданина наша республика занимает 96-ое место на планете. В целом это характеризует ярко и действующую модель здравоохранения в Казахстане, и необходимость ранней диагностики серьёзных заболеваний. О страшных диагнозах наши граждане узнают только от врачей и порой – на последних стадиях. Об активном долголетии и дожитии пока не может быть и речи.

Плохо у страны с фактором "Инновационный потенциал": у Казахстана здесь всего 87-ое место в мире. Удручающие показатели по инвестициям в науку и изобретения: в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы ни государство, ни бизнес не вкладывают сколько-нибудь значительных средств. 110 место в мире по количеству цитируемых научных публикаций лишь довершает картину технологического отставания от ведущих экономик мира.


Читайте также:
Послание Президента – 2018: кратко о том, что нужно знать


Перспективы всё же есть

Одна из самых слабых позиций Казахстана – индикаторы развития человеческого капитала. Совпадение или нет, но послание Нурсултана Назарбаева 5 октября 2018 года было посвящено преимущественно тем самым слабым позициям страны.

Так, к примеру, была объявлена налоговая амнистия по штрафам и пени МСБ, финансовому сектору была обещана стабильность, а реальному сектору – доступ к заёмным средствам. Отдельное внимание глава государства уделил развитию инновационных и сервисных секторов "экономики будущего". А в целом, как следует из названия документа, речь идёт о поэтапном росте реальных доходов граждан и повышении качества жизни. Последний аспект касается как качественного образования, так и здравоохранения мирового уровня.


Лабораторный комплекс Назарбаев Университета

Лабораторный комплекс Назарбаев Университета / Фото nu.edu.kz

Есть небольшая вероятность, что послание в какой-то степени является ответом на ожидаемо низкое 59-ое место страны в глобальном индексе конкурентоспособности. Нурсултан Назарбаев опередил официальную публикацию данных ВЭФ на 11 дней.

По словам президента АО "Центр международных программ" Жанболата Мелдешова, государство и его граждане до сих пор не могут осознать сути экономики знаний. Невероятно высокие (по сравнению с Казахстаном) расходы ведущих государств планеты на образование имеют весьма прозаичные цели: воспитать поколение компетентных и конкурентных специалистов.

"Простое сравнение: ВВП на душу населения в Южной Корее в 4 с лишним раза выше, чем в Казахстане. У них 40 тысяч долларов, у нас примерно 9 тысяч. При том, что мы значительно превосходим южнокорейцев по ресурсной базе. А всё потому, что их экономика основана на знаниях. Падение мировых цен на нефть наглядно показало, что надеяться только на экспорт углеводородов неправильно. Развитие человеческого капитала во всём мире, и особенно в передовых странах основано на культе знаний, но у нас пока об этом только говорится, – отметил Жанболат Мелдешов. – Президент в послании глобально говорил о системе отечественного образования, о его конкурентоспособности, начиная с дошкольного. Мы не можем пока решить вопрос с трёхсменным образованием, а в передовых государствах учатся в одну смену. Подушевое финансирование, которое ввело Министерство образования и науки, это хорошо, развитие частных школ в системе среднего образования – тоже позитивный момент, но в обществе нет реального культа знаний. У нашего центра в наличии 20 тысяч грантовых мест в 200 ведущих вузах мира, но мы не можем их закрыть. Большинство программ рассчитано на тех, кто знает иностранные языки. Скажите, владеет ли среднестатистический выпускник в нужном объёме английским, французским, другими языками и вообще, в принципе, знаниями по предмету? К сожалению, большая часть наших выпускников о грантовых программах и возможностях не знает, они не готовы к поступлению в эти вузы. Просто представьте, 20 тысяч выпускников с дипломами вернутся в страну – это невероятный вклад в человеческий капитал. Пока у нас культ дипломов, а не знаний, к сожалению".

Финансовый аналитик Расул Рысмамбетов считает, что акцент именно на человеческий капитал в целом делается не только развитыми государствами, но и развивающимися. Правда, первые рассматривают этот вопрос в качестве долгосрочного планирования, а вторые – как шанс догнать мировых лидеров:

"Насколько я понимаю, в экономически развитых странах фокус больше делается на долгосрочные горизонты развития и попытках предвосхитить куда будет двигаться мир, технологии, глобальные тенденции. Но основным движущим фактором в мире все же остаются люди, наши знания, умения, навыки и способность взаимодействовать. Невозможно выстроить экономику без развитого общества. Можно построить заводы, дороги, фермы: однако поддерживать их в рабочем состоянии, развивать – можно лишь с помощью умных, совестливых людей, которые искренне заинтересованы в общественном прогрессе".


Читайте также:
Послание Президента – 2018: как изменится жизнь казахстанцев после новых инициатив?


Кому нужен ГИК?

Опрошенные эксперты соглашаются, что глобальный индекс конкурентоспособности не мировая табель о рангах, а всего лишь некий взгляд со стороны экспертного сообщества на вектор развития стран.

Рейтинг Всемирного экономического форума в Давосе ориентирован на две главные целевые группы: международных инвесторов и правительства самих стран. Первым он должен помогать улучшать инвестиционный климат, указывая те направления, по которым их страна отстает, Например, казахстанское правительство в Стратегическом плане развития до 2025 года прямо указывает, что позиция в ГИК ВЭФ – индикатор прилагаемых властями усилий и общестранового прогресса. Главное, чтобы реально развитие не подменялось игрой с нужными показателями.

"Предполагается, что успех выполнения Стратплана-2025, должен способствовать усилению позиций РК в рейтинге: к 2021 году мы должны подняться на 46-ое место, к 2025 – на 40-ое, к 2050 – на 30-ое место. Собственно, это и есть показатель, либо один из показателей, прорыва в 30 наиболее развитых стран мира, – говорит эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК Сергей Домнин. – Бюрократия, к сожалению, в некоторых случаях начинает "подгонять" реформы под индикаторы международных отчетов вроде ГИК или Doing Business, при этом допускаются различные искажения: упраздняются важные с точки зрения регулирования ситуации в конкретной стране нормы, формально сокращаются сроки предоставления услуг. В итоге позиции в рейтингах растут, а реальный бизнес-климат не улучшается".

Свои выводы по свежим данным рейтинга обязательно сделают и инвесторы. Для них ГИК – некий перечень рисков. Инвестор, видя индикаторы и позиции той или иной страны, может получить представление как об общей картине, так и о состоянии конкретных отраслей и сфер.


Казахстанская хирургия в вопросе освоения новых типов манипуляций сделала шаг вперёд

Казахстанская хирургия в вопросе освоения новых типов манипуляций сделала шаг вперёд / Фото bestdoctor.kz

По словам директора Центра стратегических инициатив CSI Бахытжана Саркеева, казахстанское правительство к рейтингу и месту страны в нём относится очень серьёзно. Об этом, к примеру, говорит принятие Миннацэкономики "Плана мер по улучшению индикаторов глобального индекса конкурентоспособности Всемирного экономического форума на 2018-2019 годы":

"Особенность глобального индекса конкурентоспособности в том, что он охватывает широкий перечень вопросов и индикаторов. И чтобы реально улучшить позиции в нём – невозможно просто отделаться бумажной работой, речь о конкретных действиях и шагах всех ведомств. Данный рейтинг на контроле у главы государства, Администрация Президента обязательно подготовит служебную записку с перечнем действий. В прошлом году от него прозвучали достаточно жёсткие оценки работы всего правительства. Реакция не ограничится какими-то экспертными оценками – это главное".

Политолог Айдос Сарым уверен, что рядовых казахстанцев во взаимодействии с различного рода мировыми рейтингами больше волнуют практические вопросы: реальный уровень своих доходов, наличие рабочих мест и жилья, конкретный эффект от очередной широко разрекламированной реформы.

"Рейтинги, конечно, нам интересны, как некая оценка того, куда мы движемся, насколько мы близко или далеко от стандартов стран ОЭСР. Существуют очень глубокие методики оценок и прочее. Даже идеологически наши цели связаны с тем же рывком в тридцатку передовых стран. Мы же должны брать какую-то шкалу оценки, правильно? Но я лично предлагаю не соревноваться местами в рейтингах с остальным миром, а что-то реально делать, – считает политолог. – Правильной ответной реакцией будут не нервные переживания министров за кресла, а признание ошибок. К примеру, да, мы согласны с тем, что надо вкладывать в человеческий капитал, да, мы недостаточно поддерживаем бизнес, но будем это исправлять. Реакция властей должна быть адекватной. Простые люди этих рейтингов не видят и не знают. Это же для экспертного сообщества. Но на рейтинг реагируют и инвесторы. Если им хорошо, то рядовые граждане должны почувствовать это на зарплате, уровне жизни, безопасности, образовании. Жизнь – это ведь не статистические показатели. Увеличение бюджетных расходов в социальный капитал, в людей будет иметь позитивные последствия, просто речь идёт о достаточно большой дистанции по времени. По волшебству никакие индикаторы через год это не увеличат".

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter