Точка в этом деле была поставлена 3 октября. Сейтказы Матаев был признан виновным в мошенничестве и неуплате налогов. Ближайшие шесть лет он проведёт в исправительной колонии общего режима.

Всё началось с того, что семья журналистов попала в поле зрения Национального бюро по противодействию коррупции из-за жалоб Комитета связи и информации РК и акционерного общества "Казахтелеком". Сейтказы и Асета Матаевых обвинили в присвоении многомиллионных средств и недобросовестном исполнении договорных обязательств.

Проведённая проверка показала, что выделяемые Национальному пресс-клубу средства на государственный информационный заказ были присвоены, и ко всему прочему Сейтказы Матаев несколько лет уклонялся от уплаты налогов.

Всего, по версии следствия, Матаевы нанесли государству ущерб в размере 529 миллионов тенге. Это и стало поводом для заведения на журналистов уголовного дела.


Фото informburo.kz
Адвокаты Матаевых: Андрей петров и Мадина Бакиева

Следствие длилось на протяжении полугода.

Изначально в этом деле фигурировало ещё несколько имён. Это бывший председатель Комитета связи, информатизации и информации Министерства по инвестициям и развитию РК Талгат Казангап, заведующий отделом информационного обеспечения Верховного суда РК Болат Кальянбеков, бывший руководитель Комитета по информатизации и связи Болат Берсебаев и другие высокопоставленные чиновники. Но через некоторое время их перевели в свидетели "в связи с деятельным раскаянием и оказанием содействия в изобличении виновных".

Суд по данному уголовному делу проходил в Астане. В этой связи Асета и Сейтказы Матаевых доставили в столицу перед началом разбирательств. Им предоставили квартиру в Астане. Как пояснили в антикоррупционной службе, подсудимые могли пожить и у родственников, но их адвокаты не предоставили соответствующих документов.

Условия, в которых содержали Матаевых, вызвали у подсудимых негодование. Сейтказы и Асет жаловались, что живут в "клоповнике", а на постели и вовсе невозможно спать. Они требовали предоставить им другое жильё. А также требовали освободить их под залог и вообще прекратить уголовное преследование. Но судья Акболат Курмантаев, которому было поручено вести дело, был непреклонен.


Фото informburo.kz
Судья Акболат Курмантаев

За время всего процесса, а длился он 40 дней, в суде трижды объявляли перерыв. Это было связано с плохим самочувствием главного фигуранта разбирательства. Сейтказы Матаеву несколько раз вызывали "неотложку" прямо в зал суда: артериальное давление подсудимого то и дело зашкаливало.

Всё это Сейтказы Матаев объяснял своими переживаниями по поводу предъявленных обвинений. С ними Матаев-старший был полностью не согласен. В своих показаниях он признал лишь несвоевременную выплату налогов. О непричастности к хищениям говорил и его сын Асет.

Адвокаты Матаевых предоставили суду все имеющиеся на руках бумаги, якобы доказывающие невиновность подзащитных. Но это не было аргументом для судьи.


Фото informburo.kz
Сейтказы Матаев на одном из заседаний

В своём последнем слове основатель Национального пресс-клуба Казахстана и глава Союза журналистов рассказал свою версию того, почему они с сыном оказались на скамье подсудимых. По его словам, инициаторами преследования оказались политические деятели, которым Сейтказы Матаев когда-то перешёл дорогу.

Подсудимый огласил имена нескольких человек из так называемого списка Матаевых, среди которых был нынешний председатель Мажилиса Парламента РК Нурлан Нигматулин, экс-заместитель главы Нацбюро по противодействию коррупции Талгат Татубаев и казахстанский олигарх Александр Клебанов.

По словам Матаева, его пытались заставить отдать все активы: "Отдай КазТАГ – и всё остановим, прекратим дело и освободим от уголовной ответственности".


Коллаж informburo.kz
Нурлан Нигматулин и Сейтказы Матаевы

"С их подачи началось уголовное преследование меня и моей семьи, с их подачи разрушено здание пресс-клуба в Алматы, с их подачи арестовано наше имущество, с их подачи мы с сыном содержимся под арестом длительное время", – заявил Сейтказы Матаев.

Примечательно, что на следующий же день от высокопоставленных чиновников посыпались ответные комментарии. Несмотря на то что имя Нурлана Нигматулина не фигурировало практически ни в одном СМИ, спикер нижней палаты Парламента решил публично ответить главе Союза журналистов.

Нигматулин заявил, что Матаев специально назвал громкие фамилии, чтобы придать делу политический окрас. По словам председателя Мажилиса, он не имеет никакого отношения к тому, в чём его обвинил журналист.


Коллаж informburo.kz
Сейтказы Матаевы и Талгат Татубаев

Комментарий дал и назначенный после заявления Матаева на должность руководителя Национального бюро по противодействию коррупции Талгат Татубаев – второй фигурант громких обвинений. Он заверил, что Сейтказы Матаев ловчил и выгораживал себя, прикрываясь здоровьем, пытался сыграть на эмоциях и привлечь внимание общества за счёт своей популярности.

Оглашение приговора Матаевым было назначено на 16 часов 3 октября. Но задолго до обозначенного часа зал, где должны были огласить приговор, оказался переполненным. Поддержать Матаевых решили не только родные и близкие, но и коллеги-журналисты. Все они надеялись, что Матаевы всё же смогут избежать наказания.

Сейтказы и Асета Матаевых привезли в суд под конвоем за несколько минут до приговора. Вместе с группой поддержки подсудимые направились в зал судебного заседания. Он оказался мал для собравшейся толпы, людям не хватало мест.

Под ропот зала суд признал отца и сына Матаевых виновными в "мошенничестве в особо крупном размере" и приговорил к шести и пяти годам заключения, соответственно. Отбывать наказание оба будут в колонии общего режима. Кроме того, по решению суда у Сейтказы и Асета Матаевых конфисковано имущество, а им обоим пожизненно запрещено занимать материально-ответственные должности, как в государственных, так и в коммерческих структурах.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter